На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Застрявшие в карантине

По утрам Майю Степановну будит кот. Часа эдак в четыре раздается настоящий звериный рык: «мыау!» Значит, надо вставать и наливать в плошку молока. Но сегодня Мур вдруг заорал басом: «А ну маску одень, пока я не приказал тебя арестовать!» Котяра пискнул, как маленький котенок, и кинулся в переноску.

Атеистка, член коммунистической партии с 50-летним стажем, Майя перекрестилась и глянула в окно: по улице мчались к мечети жигиты с палками в руках – разгоняли народ на тротуарах. Вернее, делали вид, что разгоняют. С минарета доносились вопли громкоговорителей, в народе – матюгальников. Кто-то там, наверху, с трудом выговаривая слова, вещал по слогам: «Соблюдайте меры предосторожности, самоизоляции и социального дистанцирования». Этот кто-то, запинаясь, читал по бумажке очередное постановление властей. И тут же переводил на язык родных осин: «Без маска, без перчатка не выходить… Предупреждаем, смотрите не говорите потом, мы не знали! Строго будет наказывать, и штраф будет!».
Жигиты в лохматых бараньих шапках стучали обрезками пластиковых труб по жестяным заборам. От этого бедлама старой учительнице показалось, что она смотрит любимый фильм своего детства «Ходжа Насреддин»: «В Багдаде все спокойно, спокойно…». Вывод Майя Степановна сделала согласно обстоятельствам: «Черт меня понес на этот южный курорт! Купилась на приглашение любимого племянника… Домой скорей надо! Домой! А то этот придурок додумается перекрыть железную дорогу. Будешь тут сидеть тут до морковкина заговенья, как в прошлом году в Белоруссии»! Хотя там повод был другой – разборки вождей двух когда-то братских стран. Они не могли договориться, кому принадлежит десяток километров «чугунки», вилявшей из одного независимого государства в другое. Каждый президент требовал от соседа заплатить таможенные сборы.

Но столь непочтительно – придурком — Майя называла своего бывшего ученика, которого в юности учила русскому языку и литературе в большом селе на самом юге Северо — Казахстанской области. «Учила-учила, но, видимо, плохо выучила. Ишь, грамотей! Без маска, без перчатка! Палками людей пугает! А еще комсоргом школы был!» — ворчала почтенная дама.
Вернулся с работы племянник Майи Степановны — хозяин квартиры. Усталый, расстроенный…
— Тетушка! На работе сказали, у нас будет введен режим полной самоизоляции. Попали мы с тобой в ловушку…
— Это еще что такое?
— Что тут непонятного! Запрещают любые выезды – въезды за пределы вон того забора. Как туда –так и обратно! Вам, пенсионерам, приказано вообще сидеть дома и никуда носа не высовывать. Вон, слышишь, надрывается наш законник!
— Он, что? Сам на минарет забрался?! А я думаю, почему голос такой знакомый?!
Майя Степановна накрывала стол и сообщала Сергею новости, которые почерпнула из ТВ и радио передач.
— Утром по местному ТВ сообщили, что твои друзья – байкеры с завтрашнего дня станут волонтерами. Будут на мотоциклах продукты одиноким старикам развозить. Так что, я вполне могу остаться у тебя на их попечении.
— Это сейчас можешь, пока здорова. Вспомни, как прошлым летом в больницу попала, когда я в Словении был? Хорошо, тогда соседи помогли. А сейчас все по домам сидят — боятся вируса. Ты разве не заметила, что никто к нам не зашел поздороваться с тобой?
— Саша, ты договорись с Мишей-капитаном байкеров, чтобы его ребята меня с Барсиком до какой-нибудь маленькой станции довезли, на поезд посадили, а дальше – я сама доберусь. Я же понимаю, что тебе в рейс скоро. В Латвию – Эстонию мне с тобой не по пути. А в Рязань – Челябинск — это как раз!
— А Омск не подойдет? Я сам туда через пару недель поеду. Помидоры повезу. Признаюсь, я чуть голову не сломал –думал, как тебя тут одну оставить. Хотел тебя в деревню к Маше отвезти. Но там московской родни с малышней понаехало, едва заговорили об эпидемии. Вообще, сейчас наши крутые скупают сельские дома и вывозят туда на лето старых да малых, как я Машу. Свои городские квартиры сдают в аренду.
— Ну тогда давай маршрут составлять — покороче и безопасней. Московские скоростные трассы нам не подойдут. Там всегда патрулей полно. Вот тут я набросала схему через Мценск – Тамбов и далее к границе Казахстана.
— Ну, тетка! Ты у меня словно великий путешественник Федор Конюхов! Всегда готова в поход в одиночестве…
Парочка склонилась над своими гаджетами… Оказалось, у обоих уже готовы замысловатые эскизы карт. У Саши –красочная схема прямо в айпеде с голосовыми комментариями, у его тетушки – чертежи в школьной тетрадке. Осталось выяснить, что творится на дорогах в условиях надвигающегося карантина. Решили сверить эскизы с новостями, которые менялись несколько раз в день.
В сети появилось видео: мужчина на фоне мечети эмоционально рассказывал через громкоговоритель «о требованиях карантина в условиях коронавируса»: «На данный момент в нашем регионе подтверждены десять заражений коронавирусом, 83-летняя пациентка, вернувшаяся из Москвы, умерла».
Другой чиновник «порадовал» жителей своего региона сообщением о том, что в семи подведомственных ему городках обнаружены зараженные коронавирусом люди.
– Лично я предпочту оказаться на скамье подсудимых и смотреть гордо, прямо и с чистой совестью в глаза собственному народу, который мы спасли, чем находясь на воле отводить глаза от тех людей, родственников которых мы могли спасти, но не сделали этого, побоявшись раздутого некоторыми так называемыми слюнявыми правозащитниками и продажными журналами общественного мнения, – эмоционально заявляет министр. – Поэтому перед лицом надвигающейся опасности… вопроса жить или не жить нашему народу мы пойдем на все, что угодно, для того чтобы сохранить жизнь и здоровье жителей нашей маленькой страны.
— Эк его разбирает! Сам-то понял, что сказал?! – возмутилась Майя Степановна. — Ты заметил, Саша, в каждом регионе находятся чиновники, готовые обвинять соседей в том, что именно они завезли заразу в страну. Некоторые местные «вожди народа» руководители ввели комендантский час и разрешили полиции отправлять в тюрьмы даже загулявших подростков. Представь, что чувствуют их матери, когда пацаны ночью не приходят домой. А потом эти запредельные штрафы…
— Да ладно, тетушка, нагнетать ужасы! А то сама себя так напугаешь, что поедешь в аэропорт встречать камнями и кирпичами прилетевших из Лондона казахстанцев! Ты у нас женщина образованная и добрая. Не позволишь себе всякую чушь говорить о людях, попавших в трудную ситуацию. Ты не Трамп какой- нибудь, который сначала не принимал никаких мер для защиты людей, а сейчас, когда США заняли первое место по количеству заболевших, призывает судить китайцев, якобы распространивших коронавирус по всему миру.
Майя Степановна и Саша весь вечер сидели у своих компьютеров и переговаривались с друзьями и знакомыми, живущими «на линии», — в маленьких городках и даже в селах от Поволжья до Северного Казахстана. Среди них не нашлось ни одного, кто отказался бы помочь своей старой учительнице добраться до дому. К полуночи маршрут был разработан. Записаны фамилии всех, кто был готов принять у себя Майю Степановну и ее команду.
Утром к обычной городской пятиэтажке подкатили три байкера. Усадили бабулю, одетую в полном соответствии с требованиями карантинной службы, в люльку мощного винтажного «ИЖака. Опытные путешественники, объехавшие полмира, байкеры еще раз проверили документы самой Майи Степановны и ее Барсика, упакованного в переноске. Всё оказалось в порядке. Маленький караван отправился в дальнее путешествие — за Урал.
Ночевали путешественники у виртуальных Сашиных знакомых на дачах. Майя Степановна попыталась командовать попутчиками, но ее вежливо попросили внимательнее следить за Барсиком, чтобы кот не сбежал — весна все-таки! Зато на стоянках суровые байкеры с интересом слушали рассказы Сашиной тетушки о там, как она 60 лет назад трудилась на целине в Павлодарской области. Оказалось, у бывшей комсомольской активистки есть даже медаль «За освоение целины».
— Май Степанна! А чего вас на эту целину понесло? –спросил самый младший в команде.
_- Родине хотелось помочь, Витёк!
В российских вузах учится много казахстанских студентов. Сейчас большинство из них находится на удаленном обучении: получают через Интернет задания от своих педагогов, изучают материалы самостоятельно, пишут контрольные и рефераты и отправляют их наставникам тоже через Интернет. Недавно я встретила на просторах Интернета знакомую – маму Сауле, студентки крупнейшего вуза мира — знаменитого МГУ. Девушка сейчас тоже учится удаленно дома, в Казахстане. Она с двумя сокурсниками успела выехать из Москвы за день до того, как и в Казахстане был объявлен строгий карантин. Но, к ее огорчению, юношей задержали на вокзале в Оренбурге после измерения у них температуры – она оказалась высокой. Ребят отправили в стационар для наблюдения и лечения. А признанная здоровой Сауле осталась одна в чужом городе, но не растерялась. Следующего поезда пришлось бы ждать долго – девушка доехала до границы Казахстана на такси. Снова прошла на таможне необходимые процедуры. Оттуда, опять на такси, добралась до Актюбинска. Там ее ждала мама с нанятой машиной, на которой невольные путешественницы вернулись домой.
Сауле уже две недели учится на удаленке. Куратор группы Сауле предупредил своих подопечных, что им придется работать в таком режиме до конца апреля. Президент РФ, выступая по ТВ, добавил: «А там видно будет».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи: