На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

ДТП возле «Ударника»: Нарколог рассказал про адекватность главного свидетеля

В Петропавловске продолжается судебный процесс по уголовному делу в отношении Ильи Старухина. Его обвиняют в наезде на двух девушек  15 сентября 2018 года. Одна из них 25-летняя Ксения Овсянникова скончалась в реанимации от полученных травм, не приходя в сознание. А подозреваемый сбежал с места аварии в Россию, сообщает корреспондент Петропавловск.news.

Напомним, на прошедшем 22 января этого года судебном заседании дал свои показания Алишер Сейткереев. Предполагается, что именно он находился на заднем сидении автомобиля в момент ДТП. Адвокат  подсудимого поставил под сомнение его показания из-за того, что при допросе он мог быть еще в состоянии алкогольного опьянения. Защитник Константин Дарий попросил пригласить на судебный процесс специалиста врача-нарколога. Эксперт  пояснит участникам заседания, можно ли считать показания Алишера допустимыми доказательствами алкогольного опьянения Ильи.
Однако первой допросили следователя-дознавателя управления полиции г.Петропавловска Анару Ахметжанову. Она допрашивала Алишера Сейткереева после ДТП спустя 3 часа с небольшим после заключения специалиста о средней степени алкогольного опьянения.

На суде дознаватель рассказала, что свидетель с правом на защиту Алишер Сейткереев был допрошен 15 сентября 2018 года около 9 часов утра. В ночь с 14 на 15 сентября прошлого года она дежурила и после осмотра места происшествия вернулась к себе в управление.

— Перед тем как зайти на допрос, он общался и здоровался с другими лицами. Когда его завели ко мне на допрос, свидетель был адекватен, присел и сам рассказал, что многих знает, потому что работал следователем в убойном отделе. Зайдя в кабинет, он посмотрел в зеркало и был возмущён, почему его начали избивать из-за аварии. В последующем присел, у меня на руках было заключение медицинского освидетельствования, которое было проведено приблизительно около 5 часов утра. Точное время не скажу. С момента освидетельствования прошло 4 часа, в 9 часов он зашёл, был адекватен, давал чёткие показания. В ходе допроса пояснил, что находился в офисе у Старухина Ильи. На лице были ссадины, не совсем много, небольшие кровоподтёки, – пояснила суду Анара Ахметжанова.

— На что-нибудь жаловался, может, болит что-нибудь после избиения, — спросила адвокат потерпевших Анна Лесных.

— Нет, был возмущен только видом своего лица.

Адвокат Константин Дарий поинтересовался у неё, является ли она экспертом по определению адекватности человека в состоянии алкогольного опьянения? Работник полиции в свою очередь пояснила, что за 3 года работы в органах научилась определять состояние допрашиваемых.

— Скажите, вы сказали, что за свою практику – 3 года, знаете, в каком состоянии опьянения человек может быть адекватным. В любом случае, если бы речь была неясна, язык заплетался, вы всё равно допрашивали бы? — спросила судья.

— Нет, я бы не взяла с него показания, — ответила свидетель.

— Почему?

— Потому что я не допрашиваю лиц, которые неадекватные.

— А позволительно ли допрашивать лиц, которые находятся в алкогольном опьянении? — задала вопрос судья.

— Да, можно, если он адекватен. А не в том случае, если человек совсем пьяный. Но здесь время прошло, я вижу, что он адекватен, сел, свободно себя ведёт. Когда люди приходят в административное здание, которые ранее не были допрошены, они ведут себя немного скованно. А он вёл себя свободно, скованности не было, — продолжила дознаватель. – Во время допроса он рассказал, что в офисе по улице Конституции Казахстана они встретились, их было трое, потом пришла ещё девушка, — ответила Анара Ахметжанова.

— Употребляли ли они в офисе спиртное? — спросила судья.

— Сказал, что да, употребляли спиртные напитки. Насколько я помню, говорили про виски. Он сказал, что приехал в офис, потом пришёл ещё один парень, и они втроем распивали спиртные напитки. Я так поняла, что они в магазине купили алкоголь.

— Он сказал вам, что они втроём употребляли?

— Да, в своих показаниях он так и сказал, употребляли. Мы распивали. Он не говорил, что распивал один,  сказал, что все они распивали спиртные напитки, — говорит сотрудник полиции.

— Сейткереев, парень, который пришёл, и Старухин? — уточнила судья.

— Да, вместе, они ходили потом в магазин.

— Сейткереев знал, что он свидетель с правом на защиту? Он мог отказаться от дачи показаний? — поинтересовалась судья.

— Конечно, мог, но он этого не сделал и не просил отложить следственные действия. Тем более, насколько мне известно, он работал следователем и  знал все процессуальные действия, которые производятся в ходе досудебного расследования. Во время допроса он вёл себя нормально, речь нормальная, осознавал происходящее, был в адекватном состоянии и чётко отвечал на вопросы. По окончании допроса он прочитал показания и сам расписался, — пояснила Анара Ахметжанова.

Далее в суде был опрошен врач — нарколог Камал Гасанов. Именно он в то раннее утро 15 сентября прошлого года проводил медицинское освидетельствование Алишера. Прежде чем участники судебного процесса приступили к допросу эксперта, судья зачитала заключение специалиста.

Из заключения следует, что внешний вид у Сейткереева на момент освидетельствования был малоопрятен, а на верхней одежде наблюдались повреждения, ссадина в области губы и гематомы преимущественно с правой стороны лица. В поведении был напряжён, многоречив, не по существу задавал вопросы, не касающиеся дела.

«Темп мышления: умеренный, выражается нецензурно; состояние: в сознании. В месте ориентирован, знает, где находится, зрачки расширены, наблюдается блеск в глазах, артериальное давление 130 на 90 мм, реакция на свет медленная, движения размашистые, резкие, мимика оживлённая. Походка шатающаяся, с разбрасыванием рук при ходьбе, вспыльчивость. Позы Ромберга выполняет неточно. Точные движения при выполнении: промахивание. Точное количество выпитого не говорит, запах алкоголя присутствует, резкий запах алкоголя чувствуется на расстоянии при разговоре. При заключении дано алкогольное опьянение средней степени», — говорится в заключении.

Алишер Сейткереев отказался сдавать кровь на анализ и подписывать документ.

Камал Гасанов рассказал в зале суда, что при такой степени алкогольного опьянения максимально человек может находиться от 5 до 8 часов, в зависимости от того, сколько он выпил.

— Организмы разные бывают. В принципе 3 часа достаточно, чтобы со средней степени в лёгкую перейти. А полностью, чтобы стать абсолютно трезвым, потребуются целые сутки, — говорит врач-нарколог.

— В 9 утра данный человек находился в алкогольном опьянении? — спросил государственный обвинитель.

— Обязательно, да. Даже остаточное всё равно будет. В данном случае при его средней степени будет легкое опьянение, — ответил Камал Гасанов.

— Вы сказали, что однозначно будет легкая степень. Может быть такое, что человек легко переносит алкоголь, метаболизм у него, к примеру, быстрый. Остаточное состояние опьянения, в любом случае остаётся, пока не проспится. Но в состоянии легкого опьянения и при наличии остаточного, как он будет себя вести, будет осознавать происходящее, — поинтересовался прокурор.

— Да.

— В 9 часов человек находился в алкогольном опьянении, что не может осознавать происходящее?

— Нет, он осознаёт, — ответил Камал Гасанов.

— Человек, которого опрашивают прекрасно осознает, понимает, что происходит. Бывает ли так, что люди из 2-3 рюмок могут напиться, час проспать и потом трезвым проснуться, — уточнил прокурор.

— Естественно, у любого не покажет, 2 рюмки — это 100 грамм водки, это час-полтора и выветрится всё.

В ходе судебного процесса он также пояснил, что на поведение Алишера не могло повлиять его избиение. Каких-либо видимых серьёзных повреждений специалист не заметил, он его осматривал, никакой обширной гематомы или перелома челюсти, носа не было.

— Я помню, он кричал, что его вытащили с заднего сидения и избили. И он всё кричал, что он не был за рулём, — рассказал Камал Гасанов. — Приехало его какое-то начальство, и он им объяснял: «Меня вытащили и избили». Он ещё всех материл, и тех полицейских, которые его доставили к нам, и в наш адрес, и в тот момент, когда ему сказали в трубочку дуть, материл младший персонал из-за своего алкогольного опьянения.

Напомним, на судебном заседании Алишер Сейткереев заявил, что первоначальные показания на допросе он дал, будучи в неадекватном состоянии после избиения и употребления алкогольных напитков. Из-за чего на этом процессе и были допрошены следователь и врач-нарколог. Следующее заседание назначено на 6 февраля 2019 года.

Ксения Овсянникова была госпитализирована в областную больницу с ушибом головного мозга, переломами ребер, ушибами внутренних органов. После операции 25-летняя Ксения находилась в реанимации в коме. Через 11 дней девушка умерла в больнице, не приходя в сознание. У неё осталась двухлетняя дочь.

Вторая пострадавшая — 22-летняя Татьяна Балабан — с сочетанной травмой находилась в отделении травматологии 3-й городской больницы — с ушибами мозга, а также различными переломами. Данные повреждения повлекли вред здоровью средней тяжести.

Читайте также:

ДТП возле «Ударника»: в машине был «Антиполицай»

Похожие записи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.