На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал


Казах-фермер в одиночку живет в ауле в Омской области

Рахматжан Хусаинов – единственный житель аула Дюсетай в Омской области. Это безлюдное село с развалившимися домами и сараями. Рахматжан оказался здесь случайно 12 лет назад, а вскоре организовал фермерское хозяйство и теперь обрабатывает 120 гектар земли рядом с аулом, рассказывает Петропавловск.news.

В советские годы в поселке насчитывалось свыше 60 семей, в основном казахи. Позже сельчане из «неперспективной деревни» разъехались, дома и сараи развалились. Уцелел один домик – его в 2009-м купил Рахматжан Хусаинов, который перегнал сюда скотину.

Сегодня у Хусаинова в ауле Дюсетай ферма. Под его началом вахтовым методом работают доярка и два скотника. Молоком и мясом обеспечивают Москаленский район.

Почему опустело село

Мужчина попал в аул Дюсетай случайно. Проезжая мимо, встретил пожилого жителя – тот последним собирался уезжать из села.

«Я оказался в нужном месте в нужное время. Вообще проживаю в селе Новоцарицыно, там прописан. В 2009 году, в декабре, стал обживаться в ауле Дюсетай. Котлован тут был, электричество подведенное, пастбище, дом. Очень удобно содержать скотину, заниматься хозяйственными делами. Было у меня 2-3 лошадки, 3-4 коровы, 50 овец. Сейчас побольше: 30 коров у меня есть, овец 200 есть, лошадей – голов 30», — рассказал Хусаинов.

В ауле Дюсетай в основном жили потомки осевших кочевых казахов. В советские годы, по словам Хусаинова, было свыше 60 семей. По переписи 2002 года – 25 человек.

«Закрыли магазин, школу, деревню назвали неперспективной, все разъехались. А куда людям было деваться? В то время было же такое – укрупнение сел, или как там это называлось. По соседству с казахами жили и русские. Но когда я приехал, ничего не было – ни школы, ни домов. Дом, который я купил, был последним. Построили его, наверное, еще при советской власти, а может в начале 90-х…», — сказал он.

Из благ цивилизации в ауле – электричество. Питьевую воду привозят из соседнего села. Скот пьет воду из котлована. Два раза в неделю мимо села проезжает автобус, который едет в соседнюю деревню Татьяновка.

«Дорогу чистит дорожная служба. Но когда грязь, это уже наши проблемы, тут грунтовка. Зима в этом году нормально прошла – снега нет, морозов сильных тоже. Одну неделю был мороз, но это нестрашно. Были и хуже годы. В 2012 году очень большие снегопады были, морозы. В марте мы 12 дней сидели безвылазно», — поделился воспоминаниями Хусаинов.

Бывало, что проезжавшие мимо машины буксовали в грязи.

«Чужие тут не ездят, мы же все друг друга знаем. В 2013 году снегом задуло машину. А там и взрослые, и дети были. Я их привез в Дюсетай, мы их на лошади перевезли. Они переночевали, еще день жили, после обеда дорогу открыли, машину подремонтировали. «Спасибо» сказали и поехали. А нам что еще надо, кроме спасибо», — добавил мужчина.

Добрался ли до аула коронавирус

Коронавирус до аула Дюсетай, со слов Хусаинова, не добрался.

«Мы же живем автономно, меньше контактируем с людьми», — ответил он.

Планы на развитие фермы есть, но с деньгами туговато, сказал он.

«Горюче-смазочные материалы, запчасти – все это подорожало. А наша продукция, молоко, как было по 18-19 рублей, так и осталось. И мясо – по 250 рублей. Мы обеспечиваем свой Москаленский район. Когда мы начинали, солярка стоила 20 рублей, а сегодня – 50 рублей 50 копеек», — рассказал Хусаинов.

Мужчина добавил, что исправно платит налоги, зарплату работникам и отчисляет пенсионные взносы.

«Если мы зарабатываем 100%, то на развитие остается 25-30%. В итоге остается денег на безбедную жизнь – чтобы мы более-менее питались, одевались. Как говорят, в сельском хозяйстве если работаешь, богатым не будешь, а горбатым — точно», — сказал он.

С его слов, в развалившемся ауле, который вошел в Новоцарицынское сельское поселение, от прежних жителей никакой техники не осталось.

«Я там два года мусор убирал — попадавшие сараи, рубероид, резиновый шифер, целлофан, бутылки, пластик. Что-то закопал, что-то – в печку», — ответил он.

Почва в ауле Дюсетай оказалась плодородной, подчеркнул мужчина.

«Земли хорошие — 120 гектаров земли сеем, убираем. Даже маленькое зернышко пшеницы дает всходы. Тут у нас лес кругом, чистый воздух. Хоть огород посади тут. С одного мешка картошки можно получить 25-30 мешков в любой год», — говорит он.

Пока покидать аул Дюсетай Рахматжан Хусаинов не собирается.

«Ну а что мне делать. Водку мне пить неохота, и времени нет. Хочу еще поработать!»- шутливо ответил он.

«Интернет слабо работает. Я за рулем, поворачиваю на Дюсетай, и сейчас связь пропадет…», — произнес мужчина, и разговор с ним завершился.

В XX веке в Омской области было почти 600 казахских аулов, сейчас их около 40. Местные поддерживают культуру, язык и отмечают казахские праздники.

5 комментариев

  • Читатель

    И заметьте в Казахстан не собирается 🙂 А помнится в свое время некоторые оралманы бросали свои зажиточные хозяйства ради переезда в Байтерек — интересно сколько раз они пожалели об этом поступке.

  • Петр Бананов

    Почему не переименовывают в России каз акулы? Давно пора.

  • Vlad

    Плохой Аул, есть электричество, дорога мимо проезжает в соседнее село автобус. Не удивлюсь если в этом доме где живёт Рахимжан есть газ которым он отапливается. Да и досада интернет плохой. Да по трассе Петропавловс Нур-Султан. Столько мертвых зон где не ловит Интернет. И главное не кто его Аул из одного дома не переименовывает в «Белую Дорогу»)).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *