На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Ходоки из Ясновки

В номере от 14 июня 2012 года, в публикации «Следствие вышло на финишную прямую» мы сообщили о том, что суд санкционировал арест двоих полицейских Есильского РОВД – Сарсенбаева и Козырева, подозреваемых в превышении служебных пол-номочий, в результате чего 20-летний лаборант Иван Рожнов из деревни Ясновка лишился обеих ног. На днях поступило известие, что апелля-ционная инстанция областного суда поддержала судью, вынесшую определение об аресте полицейских. Между тем, после нашей публикации события начали развиваться бурно: в областной центр прибыла делегация из Ясновки и райцентра Явленки. «Ходоки», среди которых был директор Ясновской школы Михаил Филоненко, заявили, что хотят выразить свой протест против ареста полицейских, в чью вину они категорически не верят.

Накануне вечером автору этих строк позвонили из Ясновки с предложением встретиться. Хорошо поставленный женский голос в трубке заявил: «Мы – народ, вы должны выслушать нас, так как наше мнение – мнение народа». Хотя меня несколько и покоробило стремление прикрыться «мнением народа» (ибо каждый в этой жизни должен, по моему глубокому убеждению, отвечать лично за себя), тем не менее, от встречи я не отказалась, поскольку считаю, что выслушать противоположную сторону любого конфликта – обязанность журналиста, стремящегося к объективному освещению событий. Я подумала также, что раз люди собрались ехать в такую даль, наверняка они собираются обнародовать какие-то неизвестные ранее факты, которые могут так или иначе изменить картину того зимнего ясновского ЧП.

На следующий день сельчане прибыли в город, и наша встреча состоялась. Из числа семи человек двое оказались жителями райцентра Явленка: Василий Басалаев, который представился членом тамошнего совета ветеранов, и Асет Жунусов. Все остальные были ясновские: директор школы Михаил Филоненко, завхоз этого учебного заведения Сергей Грабовецкий, школьная техничка Валентина Лущик, бывшая учительница, ныне пенсионерка Тамара Дидеева и председатель совета общественности деревни Лидия Филатова.

Увы, насчет фактов я все-таки, как выяснилось, погорячилась. Никаких фактов у ясновско-явленских ходоков и в помине не оказалось, а приехали они, чтобы дать собственную эмоциональную оценку произошедшему. И оценка эта сводилась к следующему коротенькому тезису: Ивану Рожнову мы не верим, а вот полицейские пострадали безвинно, им мы верим на все сто!

Директор школы Михаил Филоненко (кстати, после того, как ЧП получило широкую огласку в прессе, он был отправлен в отпуск, как утверждает, без объяснения причин) начал свое выступление с пафосной ноты:

— Мне больно и стыдно за тех пацанов, (имеются в виду Сарсенбаев и Козырев, — В. Г.) которые сейчас сидят! Я, как руководитель, обратился к ним по поводу кражи ноутбука. Я обратился к ним за помощью, а чем школа их отблагодарила?

— Скажите, а за Ивана Рожнова, который остался без ног в 20 лет, вам не больно? – прервала я взволнованную речь директора. – Ведь именно по вашей «просьбе» полицейские приехали и устроили многочасовой допрос в стенах школы?

— Вот такой же настрой мы встретили на КТК и у других журналистов, — опечалился директор. – Все жалеют почему-то Ивана, а другую сторону нет. Пацаны (Козырев и Сарсенбаев, — В. Г.) сидят, и никто не задумался, что один – единственный сын у матери, а у другого – трое детей. Неужели они являются социально опасными элементами, что их нельзя до суда хотя бы отпустить? Ведь никаких доказательств нет, побоев на Иване нет, свидетелей нет (удивительная «осведомленность» о ходе следствия. Впрочем, тут директор заблуждается – свидетели как раз имеются, — В. Г.). То есть, как можно людей закрывать безо всякого? Ну во-первых, то, что этого избиения не было, я могу ответить на сто процентов. Я бы этого не допустил! Если бы любой работник школы услышал, он бы ко мне подошел, сказал, я бы это остановил. У нас психология, у деревенских не такая, как у городских. Городской: будет человек валятся, он пройдет мимо. Деревенские – это большая семья, если где-то что-то случается, все бегут на помощь. Если где-то пожар – вся деревня там. И здесь никто мимо бы не прошел. Тем более рядом находились двое полицейских – наших жителей, которым мы доверяем. Мы на сходке выразили доверие участковому Торжинскому, нашему жителю. И они, видя, что человека бьют, лапки бы сложили и смотрели? Сплошные парадоксы!

Следом за директором столь же эмоционально стали выступать прочие члены делегации. Все, как один, в едином объединяющем порыве, обвиняли прессу в предвзятости и однобокости. Так, житель райцент-ра Явленка Асет Жунусов заявил, что уверен на сто процентов, что полицейские не избивали Ивана Рожнова, не давили на него, вынуждая сознаться в краже ноутбука, и не угрожали запереть на ночь в камеру к уголовникам, которые его «опустят», если парень будет упорствовать и не подпишет признательные показания.

Ну, прямо совсем, как в песне: «Мы так вам верили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе!». Поэтому я, в свою очередь, не могла не поинтересоваться у Асета, на чем основана такая уверенность?

— Я стопроцентно уверен, что Сарсенбаев и Руслан такого не делали! В законе они работали, закон не нарушали.

— Вы их так хорошо знаете? Откуда? Вместе учились, работали?

— Мы хорошо знакомы, — уклончиво сообщил Асет и как-то застеснялся.

— Вы тоже в полиции работали? – осенило меня.

— Ну, работал, — нехотя признался Жунусов.

— А почему ушли из органов?

— Сам ушел, самостоятельно.

— Так просто не уходят, — настаивала я. – В принципе, причину вашего увольнения нетрудно узнать. Были какие-то дисциплинарные нарушения? По статье уволили?

— Были, были нарушения, — нехотя сквозь зубы признался Жунусов. – Это мои нарушения. Но мне, как гражданскому человеку, очень жалко пацанов.

— А Ваню вам жалко?

— Нет, не жалко. Его с машины никто не выкидывал.

В разговор вступили ясновские дамы, и тут, похоже, сам воздух раскалился от нешуточного напора.

— Что вы хотите? Это неблагополучная семья, — кричали ясновские дамы про семью Вани Рожнова.

— Ну, в чем она неблагополучная-то? Они пьют или что?– пыталась я добиться хоть какой-то конкретики.

И тут дамы из Ясновки как-то резко замолчали.

— Если про них сказать, скажут, что мы наговариваем. Сказали, его вообще не трогать, — пояснила школьная техничка Валентина Лущик, проговорившись о некоем, имевшем место, инструктаже со стороны неких лиц. А иначе как понимать вырвавшееся у нее словечко: «сказали»?

— Кто сказал?

Замешкавшуюся Лущик тут же оттерли ее бойкие односельчанки.

— Какое там воспитание! – с презреньем воскликнула Лидия Филатова. – Одна дочь повесилась, со старшим сыном проблемы были постоянно, сколько мы с ним, совет общественности, работали. Сколько мы нервов потратили? Рано стал курить, рано стал пить.

— Да все корреспонденты всё под себя всегда покручивают, — не выдержала пенсионерка Тамара Дидеева. – И вы так же сделаете!

— Погодите-погодите, — осадила я пыл воинственно настроенной дамы. – Вот я и пришла вас выслушать. Я думала, вы какие-то факты предоставите, но пока слышу только негативные эмоции. У меня складывается впечатление, что вы очень предвзято относитесь к семье Ивана, это очевидно. Так вы объясните, почему, вы же не говорите! Руку поднимите, кто верит показаниями Ивана?

Ни один человек не поднял руку.

— А почему ВЫ верите ему? — вскричала Тамара Дидеева. – А почему невиновные (полицейские – В. Г.) должны страдать? Почему должны страдать их семьи? Мы сегод-ня их пришли пожалеть и вам сказать: они страдают! Пользуясь вашей поддержкой, журналистов, поддержкой следствия, мать Ивана сейчас ходит по деревне, митингует, навязывает ярлыки своего обвинения, обвиняет людей, проклинает их детей. Показывает пальцем. И сегодня следствие ведется вот — однобоко.

— Да будьте к ней снисходительней, у нее сын стал инвалидом. Я вас призываю: давайте дождемся конца следствия. Оно расставит все по местам: кто прав, кто виноват…

— А почему она может оболгать незаконно, обливает людей грязью! — не унималась Тамара Дидеева.

— Так, давайте конкретно: кого оно оболгала, кого оклеветала, в чем? Давайте конкретные факты.

— Во всем! – парировала Дидеева. – Вы извините, но я разговаривать с вами не намерена, потому что я представляю, какая будет ваша статья, вы все перекрутите, обольете грязью! И мы выйдем идиотами!

— Как оно есть, так я и напишу, — заверила я разгневанную пенсионерку. На том наш разговор и закончился…

ОТ АВТОРА:

Сначала я думала написать свой комментарий к этой встрече. А потом решила: зачем? По-моему, и так, без комментариев, все ясно. Более чем.

Вера ГАВРИЛКО

Р. S. Стилистические особенности речи героев публикации сохранены и являются дословной распечаткой с диктофонной записи.

Р. Р. S. Фотографироваться эти странные люди наотрез отказались.

Р.Р.Р. S. В распоряжении нашей редакции оказались весьма любопытные документы, свидетельствующие о загадочном исчезновении и не менее загадочной смерти жителя села Бескудук Есильского района Андрея Яшина, который «исчез» после того, как с ним «поработали» сотрудники Есильского РОВД. Подробности читайте в следующем номере еженедельника «Пkz».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *