29 августа 2021 года – день общенационального траура в Республике Казахстан

На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Новости Петропавловска сегодня, новости Казахстана сегодня.

В Петропавловске сохранились мостовые столетней давности

Однажды в конце 19 века приличный и степенный гражданин Владимир Иванович Черемисинов прогуливался по прекрасной петропавловской улочке под названием Торговая. Слева цвели акации, справа шумели листьями молодые дубки….

То была одна из многих новых улиц города, кои строились с завидной скоростью в нагорной части Петропавловска после открытия железнодорожного сообщения.

Городской голова Черемисинов

Гулял Владимир Иванович долго, осматривая владения, ибо был он городским головою. А от хорошего настроения корчил веселые рожицы проходящим мимо дамочкам в нарядных платьях. Дамочки хихикали в ответ. Но дальше дело не заходило то ли оттого, что был он женат, то ли потому, что знакомство на улицах Петропавловска считалось занятием неприличным и небезопасным: едва ли не в любую погоду в городе стояла непролазная грязь. А потому и сам Черемисинов, и дамочки в нарядных платьях  шагали по улицам в больших резиновых калошах поверх туфель, периодически увязая в грязи по щиколотку, отчего неблаговоспитанно ругались шепотом.


И вот однажды грязное месиво на улицах настолько  опротивело Черемисинову, что решил он, как его коллеги в крупных городах, озаботить своих чиновников делом благоустройства улиц, как-то: осветить их газовыми фонарями, устроить деревянные тротуары в центральной части города, да и замостить наиболее важные улицы камнем.

На улице опять дождь… На дворе давно уже 21 век… По задумке еще недавних предков, у нас уже давно должна быть сплошная чистота, всеобщая кибернетика и беспилотные машины на электричестве, а мы все еще ходим в калошах по лужам. Самое время вспомнить, что больше ста лет назад в Петропавловске были совершены первые попытки преодоления грязи.

Жители Петропавловска и теперь вполне еще могут увидеть то прекрасное и едва ли не вечное, что было уложено на землю больше ста лет назад. Например, каменная мостовая в конце улицы Брусиловского, ведущая на улицу Коминтерна в подгорную часть города, была такой надежной, что даже асфальт, который был укатан поверх нее, оплешивел, а камням — хоть бы что.

каменная улица Ленина в 1929 году

Именно при Черемисинове были замощены камнем несколько улиц в нашем городе. Связано это было с бурным развитием города, после того, как в 1894 году стала действовать  железная дорога. Каждое прибытие поезда сопровождалось огромным по тем временам потоком повозок  с людьми и товарами.

Нетрудно представить себе, как выглядела эта «трасса». До наших дней сохранились фотографии того времени, на каждой из которых видна грязь совершенно непролазная.

И если граждане с копейкой в кармане еще могли себе позволить извозчика и быть забрызганными  не полностью, то обычные люди месили плодородную петропавловскую землю наряду с крупным рогатым скотом. Один из отцов города однажды был вынужден приказать горожанам выбрасывать на проезжую часть навоз, чтобы лошади не тонули на улицах. Тогда уже были замощены улицы Омска, Тобольска, не говоря уже о Москве и Петербурге.

В городской управе Петропавловска к тому моменту уже много раз обсуждался вопрос о мощении улиц. Однако всегда находились более важные дела: то надо было отстраивать город после очередного пожара, то озаботиться проблемой переселенцев из европейской части России, а тут еще эпидемии холеры… В общем, денег на всё в казне и тогда не хватало.

Столыпин в Петропавловске

В 1910 году Петропавловск посетил министр-реформатор Петр Столыпин. Рассудительный Черемисинов прекрасно понимал, что именно к нему и следует обратиться с главными нуждами города, и умело преподнес ему прошение: «… Главным недостатком в городе является отсутствие мостовых на подъездных путях, устроить каковые на средства города положительно не представляется возможным ввиду незначительного бюджета, больших городских расходов и отсутствия вблизи материала, потребного для замощения… Мы уверены, что при покровительстве Вашего Высокопревосходительства сие ходатайство будет уважено».

Деятельное Высокопревосходительство, вероятно, и помогло бы Черемисинову, да на беду к концу его ревизионной поездки по местам устройства переселенческих пунктов в Российской империи назрел политический кризис. А вскоре самого Столыпина смертельно ранили в Киеве во время 11-го покушения на его жизнь. Читая  газеты с этим известием, Черемисинов, видимо, задумчиво поглаживал усы и понял, что надеяться теперь не на кого. Надо действовать самим. В начале 1912 года городская управа объявила конкурс на строительство мостовой на улице Торговой (она же с 1924 года Октябрьская, Сталина — с 1953, Интернациональная —  с 1962-го). Тогда эта улица, как и сейчас, была основной магистралью, ведущей к железнодорожной станции, а потому была разбита чуть более, чем полностью. Варианты предлагались разные — от «шведского искусственного камня» (та же наша брусчатка, только столетней давности) до утрамбованной золы,  неплохо показывавшей себя на небольших площадках,  но не выдерживающей потока повозок с лошадьми. В итоге,  на очередной запрос городского головы был дан совет закупать битый камень в Челябинске.

 

В городе по этому поводу случился ажиотаж: в газетах «Ишимская степь» и «Приишимский край» восторженно писали о том, что наконец-то наш город, в котором до тех пор наблюдалась «общественная спячка», закипит жизнью. Весь город — тогда с населением около 40 тысяч человек — следил за тем, как продвигаются работы. Думская комиссия положительно оценивала «опытные работы по мощению улиц» подрядчиком Зильбертом. Замощено камнем было почти три версты от ввоза на улицу Торговую — то есть практически от Петропавловской крепости — и почти до вокзала. Но к концу 1912-го года около километра дороги на станцию было разбито.

И тут опять наступила осень с проливными дождями. Как всегда неожиданно стало сыро.  Дождь размочил известняк, которым сцеплялись камни, и бывшая летом гладкой поверхность каменной мостовой вылезла наружу острыми краями камней.
Те же самые газеты, что еще недавно хвалили работу по мощению улицы,  тут же стали ругать городскую думу за необдуманный подход к укладке камня. Мол, мало того, что на мощение Торговой улицы ушло более 40 тысяч рублей —  почти пятая часть годового бюджета города, так еще и мостовая оказалась  плохо приспособленной для лошадей, которые часто ломали копыта. И для пассажиров экипажей тоже: тряска была неимоверная, а долговечность колес повозок сократилась в разы. Вот, например, газета «Приишимье» писала в мае 1913 года: «Уже многие городские самоуправления, в целях экономии, имеют свои каменоломни, что действительно дает им большую экономию. Почему бы не задаться этой мыслью и нашему городскому самоуправлению и брать камень с берегов Ишима. По приблизительному подсчёту, стоимость этого обойдется городу, включая все расходы — 35-40 руб. куб, т.е. дешевле на 30 руб. за куб. Наши городские деятели были настолько торопливы в деле мощения улиц, что даже все недостатки по мощению улиц в Омске не были замечены, а в них имеется целый ряд противоречий. Вернее, они представляют сплошной суррогат».

 

Работы по мощению улиц были временно приостановлены. Очередная комиссия решала, что делать и как быть дальше. Тем временем жители окрестных домов, быстро сориентировавшись, растаскивали камень с улицы в собственные дворы, чтобы проложить по грязи каменную дорожку к дому, а то и полностью замостить двор.


Та каменная мостовая сохранилась до сих пор. Мы ездим по ней ежедневно, не замечая, потому что она покрыта уже несколькими слоями асфальта. Но сами камни никто с улиц города не убирал. По крайней мере, не везде — дело это едва ли не более затратное, чем само мощение.
После первой разгромной критики дело с мощением пошло медленно. В жарких дебатах городской петропавловской думы высказывалось множество и глупых, и дельных предложений. В первую очередь, все были возмущены тем, что проезжая часть мостовой совершенно непригодна для лошадей и повозок. В думе того времени сидели люди небедные. Купцы, дворяне, они умели считать деньги и, бывая  в Москве и в Петербурге, видели, что там мостовые делают не из битого камня, как в Петропавловске, а из гладкого круглого булыжника или из прочной натуральной брусчатки. Да и  камень там стоит не так дорого, как челябинский щебень, который при  доставке в Петропавловск дорожал в три с половиной раза. Поэтому гласные гордумы (по-нынешнему – депутаты) часто предлагали использовать камень с берегов Ишима. Его было вдоволь всего в 150 километрах от города, близ Сергеевки. Доставка его речным транспортом стоила бы сущие копейки, а прибыль шла бы  местным купцам и в городской бюджет. Нередко звучали призывы использовать  искусственный шведский камень, который также обходился бы дешевле, а дороги из него получались бы  более гладкими.

Так, еще сто лет назад в наш город стучалось благо под названием «брусчатка».  Только тогда она была из настоящего природного  камня, а не хрупкой, но дорогой поделкой из шлака. Сейчас городские  власти, судя по всему, не слишком прислушиваются к критике. Чем ещё объяснить их планы замостить недолговечной брусчаткой все вокруг, укладывая ее на слой песка?

Но вернемся к событиям прошлого века. В результате долгих дебатов в думе работы все же было решено продолжить, однако подрядчик, пожаловавшись на убытки, изначально отказался замостить спуск с улицы Торговой в подгорную часть, потому что при строительстве мостовой якобы понес огромные убытки — 15 тысяч рублей. С горем пополам частично были замощены уже североказахстанским камнем улицы Караванная (Сутюшева)  и спуск под гору, Большая (Коминтерна) и Новомечетная (Мира).  А затем, когда в 1914 году началась Первая мировая война и финансовое благополучие всей империи резко ухудшилось, мостились лишь отдельные небольшие участки,  наиболее страдающие от дождей. В уездном Петропавловске даже центральный Вознесенский проспект (он же Ленина, он же Конституции Казахстана) был замощен  уже  при советской власти. Вот на фото — всенародная встреча иконы Николая Чудотворца в 1915 году. Она прошла на Вознесенском проспекте при обычном для Петропавловска той поры грязном месиве, по которому все эти люди следовали пешком от Вознесенского собора (сейчас на его месте стоит русский драмтеатр) до храма Святой Равноапостольной Марии Магдалины на железнодорожной станции.

Местные жители, те, что постарше, могут еще помнить, какими были улицы до асфальтирования. Многие видели каменные мостовые на улицах Карла Маркса (ныне Абая, а до революции — Старокладбищенская), Ульянова (Думская) и других.

Сейчас все эти улицы покрыты асфальтом или его подобием. В частном секторе и под горой много участков  из смешанного покрытия — изношенный асфальт и щебенка.

Но есть еще в городе участки, где можно найти и те самые каменные мостовые. Неплохо сохранился участок дороги у парка, рядом со станцией «скорой помощи». Есть небольшой каменный отрезок на спуске к старой швейной фабрике, что в самом начале улицы Мира, и замечательно сохранившийся участок в самом начале улицы Коминтерна.

Каждый житель Петропавловска может пройтись по этим местам, представить себе, как по камням столетней давности трясется тарантас с дамами и кавалерами, и пройтись пешком по твердому каменному покрытию, как это делали горожане сто лет назад. А уж если  кого-то потянет на экстрим, его в Петропавловске  еще хватает.

Дождливая погода как раз подойдет для такой прогулки. Можно надеть калоши и попробовать пройтись по Подгорью  или в Рабочем посёлке, до которых твердое асфальтовое покрытие доберется, возможно, лет через сто.

Читайте также:

http://www.pkzsk.info/arxitektura-plastikovoj-ery-chto-ostalos-ot-starinnyx-zdanij-petropavlovska/

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *