29 августа 2021 года – день общенационального траура в Республике Казахстан

На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Новости Петропавловска сегодня, новости Казахстана сегодня.

Сергей Виниченко

историк, писатель

Сергей Виниченко

историк, писатель

Туркестанский дебют: Скобелев и Елгаштин

Сергей Виниченко. Петропавловск. — На старой карте Пресногорьковского казачьего юрта в 1872 году картограф обозначил Елгаштино болото и земельный участок полковника Елгаштина. Изучение происхождения этих топонимов привело к событиям давно минувших дней.

карта
Часть карты с упоминанием полковника Елгаштина, 1872 год. Пресногорьковский юрт.

Этот период истории Горькой линии тесно связан со среднеазиатскими походами против враждебных южных ханств – Хивы, Бухары и Коканда. В 1873 году полковником Семёном Алексеевичем Елгаштиным в Кокчетаве из казаков Петропавловского и Кокчетавского уездов был сформирован четырёхсотенный полк. Командир полка повёл сотни на юг, в Туркестан. Полк двигался через Атбасар к Улутау, вниз по реке Сары-су к реке Чу, которую преодолели в брод у Бишкулана. В Туркестан вошли 9 июля, перевалив через Кара-тау у Сузака. Сотни были раздроблены и разбросаны на 800 верст от Ташкента до Перовска и Аулие-аты. Елгаштин был опытным командиром, имел солидный опыт командования полком, но до этого похода в серьёзных боевых действиях участия не принимал. Семен Алексеевич Елгаштин родился в 1829 году. Как известно из его послужного списка, хранящегося в Российском государственном военно-историческом архиве, он происходил из казачьих детей Тобольской губернии, то есть был потомственным, или, как тогда говорили, «природным» сибирским казаком. Вступил в службу 21 сентября 1848 года урядником, а командиром 1-го полка стал 23 апреля 1873 года, имея за службу ордена Святой Анны и Святого Станислава IV степени.

В тех местах, на Сыр-Дарьинской линии, ещё с середины 60-х годов служили две сотни сибирских казаков, участники походов на Ташкент и Хиву. Об одной из них писал в воспоминаниях Николай Симонов: «В Сыр-Дарьинской области долго сохранялась память о лихой девятой Сибирской сотней, переносившейся в поисках за грабительскими шайками хивинцев на огромные расстояния и бросавшейся вплавь через Сыр-Дарью. Эта сотня, сформированная из казаков Пресновской и Пресногорьковской станиц, была воспитана незабвенным М.Д.Скобелевым, который был её сотенным командиром в чине штаб-ротмистра Лейб-гвардии Гродненского гусарского полка». В  1869 — 70 годах карьера будущего героя Плевны только начиналась в далёком от столиц Туркестанском крае.

Историк Сибирского казачьего войска Георгий Ефимович Катанаев в конце XIX века собирал материалы для истории среднеазиатских походов российской армии. В его личном фонде хранилась рукопись одного из активных участников завоевания Средней Азии Алексея Прохоровича Казина под названием «Воспоминания старого есаула.1885 год».

 

Отрывок из воспоминаний А.П.Казина

Занимаясь восстановлением истории Архистратиго-Михайловского женского монастыря, мне удалось обозначить вехи биографии Казина, мужа настоятельницы игуменьи Евпраксии. В первой части воспоминаний мемуарист описывает инцидент, имевший место в 1873 году в Ташкенте. Об этом событии автор прочёл ранее в «Московском журнале»№ 4 за 2008 год в статье «Полковник из старой песни» буквально следующее: « Одна из старинных военных песен повествует о том, как в 1877 году сибирские казачьи офицеры прогуливались по Ташкенту, навещая то одного, то другого товарища… Неужели Семён Елгаштин, боевой командир, и в самом деле оказался настолько горяч, что решился, вступившись за честь полка, штурмовать мирный сад, наполненный самой высокопоставленной публикой? Нам не удалось обнаружить каких-либо подтверждений этому… С другой стороны, зная своеобразные нравы «господ ташкентцев» тех времен, можно и допустить, что в основе приводимого описания лежит некий реальный инцидент, сошедший полковнику с рук». Год этого события в статье указан неверно, так как оно произошло не позже 1873 года.

В сборнике песен сибирских казаков привела песня, посвященная этому событию. В комментарии к ней говорится, что в ташкентском саду местная знать проводила гулянье, на которое не был приглашен командир 1-го казачьего полка Семен Елгаштин, герой среднеазиатских походов. Полковник спешил казаков у сада и «приказал им атаковать Минг-Урюк, чем привел всю публику в сильное волнение».

Что же произошло в саду Ташкента?  После прочтения рукописи есаула Казина, переданной автору Олегом Геннадьевичем Шиловым, многое стало ясным. Боевой офицер Казин довольно резко отзывается о командире полка и не одобряет некоторых его действий.  Казин и Елгаштин, оба уроженцы Пресногорьковской станицы, служили в одном полку. Семен Алексеевич Елгаштин, сын урядника станицы Пресногорьковской, по протекции дяди своего, сотника, поступил в Омское казачье училище  и выпущен был в 1848 году урядником. Через три года произведён в хорунжии. Находясь в образцовой команде в Петербурге, женился на дочери статского генерала. Вернувшись на родину есаулом, получил учебную команду. Вскоре произведён в войсковые старшины. «Вот уже тут он развернулся и показал свою казацкую удаль»- пишет Казин. «Я только что в это время выпущен был из сибирского кадетского корпуса хорунжим. Помню, был какой-то официальный бал в Омском Благородном собрании, кто-то подстрекнул Семёна Петровича (так в рукописи – прим.С.В.) проплясать известный в то время в Омске танец «комендоната». Хор музыкантов всегда играл в Благородном собрании, в то время благодаря прекрасному капельмейстеру Завадскому, лучшему во всей Сибири…Только что успел уехать генерал-губернатор домой, как вдруг показалась в дверях невысокая, но плотная фигура, мундир расстегнут, белая рубаха на виду. «Музыканты, стой! Вы знаете, что я войсковой старшина. А вы войсковые музыканты? Должны меня слушаться. В это время танцевали кадриль. «Валяй камендонату! Раздался громкий голос Елгаштина. Елгаштин ворвался в зал и начал плясать. Некоторые барыни думали было попадать в обморок, но, подхвативши свои шлейфы, бросились в дамскую уборную, откуда моментально разъехались по домам. Многие из мужчин остались довольными выкинутыми антраша. Но все-таки вечер окончился для него весьма неблагополучно. Его удаль приняла столь широкие размеры, что пришлось выпроводить ретивого плясуна из собрания. На другой день сивые старики Благородного собрания исключили его из членов клуба, но «комендоната» осталась надолго историческим воспоминаниям Омского благородного собрания и долго подозрительно почтенные члены клуба поглядывали на казачьих офицеров, членов клуба.

Мин-урюк – тысяча деревьев. Это в то время общественный сад с вокзалом, беседками. Несколькими хорошо вычищенными аллеями, урюковыми деревьями, где проходили общественные гуляния. Однажды там было назначено гулянье с благотворительной целью  «Лотарея…», куда попал и я. Подходя к саду, увидел около него несколько сотен казаков нашего полка, спешенных. В боевой амуниции. Спрашиваю вахмистра нашей сотни: «Как сюда попал полк. Ведь сегодня день свободный и занятий нет? Господа офицеры где? По тревоге его высокородия, командира полка. С десяток есть господ офицеров. Нашей сотни господ офицеров нет никого». Иду в сад». Далее Казин пишет о состоявшемся конфликте между Елгаштиным и генералом Бордовских. Стычка закончилась мирным соглашением.

«Полк двинулся в лагерь, я же вернулся в сады. Почтенная публика и начальство стала как-то подозрительно смотреть на всех казачьих офицеров, непременно видя в нас скандалиста. Но к счастью скоро подоспел Кокандский поход, а затем и славные геройские дела  М.Д.Скобелева с сибирскими казаками 1-го полка восстановили нашу пошатнувшуюся было популярность». Описанные Казиным действия характеризуют полковника как человека резкого, способного на неординарные поступки. Дальнейшие боевые действия полка подтвердили это.

казак
Сибирский казак (фото из Туркестанского альбома. 1870 год)

Семен Алексеевич Елгаштин отличился в бою под Тилляу, разгромив до тысячи кокандцев. За этот подвиг был награжден Золотым оружием. Г.Е.Катанаев писал: «1-й Сибирский полк в  составе 4-х сотен, сначала лихим кавалерийским набегом, а потом при переходе в горы и в спешенном строю нанес превосходному в силах неприятелю решительное поражение, закончившееся почти полным истреблением отряда Бека».

Долго распевали по станицам и хуторам линии песню об этом бое:

Наш полковник Елгаштин,

Он пошёл с полком один,

Он пошёл с полком один_

От Тийлау всех отбил.

Знаменитый «белый генерал», «неизбежный Скобелев», в очередной раз прибыл в Ташкент в мае 1875 года в чине полковника и флигель-адъютанта и поначалу симпатизировал командиру 1-го полка Елгаштину, но в дальнейшем из воспоминаний Н.Симонова известно, что они находились в натянутых отношениях. «Остановив сотню, Симонов пошел представиться командиру полка, который в это время сидел за стаканом чаю под арбой. «Здравствуй, здравствуй, что нового в Ташкенте? Теперь уже я тебе не начальник, являйся к Скобелеву», — говорил он. Никогда, кажется, не был Елгаштин так мрачен, как в этот день, он был страшно возбужден. Что произошло в эти последние дни между ним и Скобелевым, с уверенностью едва ли кто может сказать, Одни говорили, что Елгаштин сказал какую-то дерзость Скобелеву, другие, что Скобелев был не прав: распорядился какой-то сотней помимо командира полка, что со стороны Елгаштина вызвало протест. Последнее было ближе к истине».

 

Николай Березутский первым поднял знамя над Андижаном

 Возможно, причина кроется в том, что 30 сентября 1875 года полковник М.Д.Скобелев с двумя сибирскими сотнями из полка Елгаштина и ракетным дивизионом произвёл рекогносцировку города Андижана. На следующий день город был взят. За отвагу, проявленную в боях, казаки сибирских сотен получили 106 крестов, казаки ракетного дивизиона — 6. На их папахах появились знаки отличия «За штурм г. Андижана 1 октября 1875 года». Четвёртая сотня получила Георгиевские серебряные трубы с надписью «За дело при селении Хакихават, 5 октября 1875 года» — находясь в авангарде скобелевского отряда сотня под командованием Машина разгромила четырёхтысячный отряд кокандцев. Командир полка, сотнями которого руководил другой командир в столь славном деле, каковым было взятие Андижана, оплота кокандского правителя Автобачи, конечно не мог признать этого со спокойным сердцем.

О взятии Андижана сложили песню:

Этой песенке конец,

Скобелев наш молодец,

Предводитель всем войскам,

И сибирским казакам.

Георгиевские кавалеры 9-й сотни, пресновцы и пресногорьковцы

В станице Пресногорьковской Петропавловского уезда полковнику Елгаштину были отведены земли из фонда Сибирского казачьего войска – на карте 1872 года надел отмечен западнее современного посёлка Гренадерский, у границы с Российской Федерацией. В станице  «состоит за ним благоприобретенное имение – деревянный дом». От первого брака у Елгаштина было трое сыновей – Алексей (р.1858), Евгений (р.1859) и Иван (р.1863), ставшие офицерами после окончания Омского кадетского корпуса. Полковник был женат вторым браком на дочери коллежского асессора Татьяне Григорьевне Тутолминой. У них родились Александр, Виктор, Юлиания, Владимир и Илья. Герой взятия Коканда Семен Елгаштин скончался в 1885 году в Усть – Каменогорске. Был отпет в Троицкой церкви (сейчас она находится на территории Свято-Троицкого мужского монастыря) и похоронен на городском кладбище. Память о полковнике осталась жить в двух песнях о нём и на старой карте.

 

Участники походов казаки Пресногорьковской станицы, 1909 год

Поиски автором потомков Семена Алексеевича привели к следующим результатам.

Путешественник А.А.Тилло упоминает в отчете о поездке в Тянь-Шань поселок Охотничий, расположенный у самой границы с Китаем у подножия Хан-Тенгри. «Здесь устроены казармы и стоит пикет в 20 человек Сибирского казачьего войска под начальством очень милого есаула Е.С.Елгаштина, которому подчинены еще два пикета. Е.С.Елгаштин сердечно встретил нас и любезно помог пополнить наше продовольственное снаряжение». В 1905 году войсковой старшина Евгений Елгаштин служил помощником командира 1-го Ермака Тимофеева полка. Во время обороны Порт-Артура погиб капитан Елгаштин. Выяснить имел ли он отношение к семье полковника не удалось.

Иван Семенович Елгаштин(1863 – не ранее 1937, Уфа) войсковой старшина, поставщик лошадей для Императорского двора из конюшен Тургайского конезавода. В 1892 году женился в Москве на дочери статского советника Давидовича — Нащинского Марии Николаевне. Дети: Зинаида (1897 – 1979), Андрей, Муся, Николай. С 1906 года жили в Уфе. Во время Великой войны отставной войсковой старшина Иван Семёнович был призван из запаса 16 марта 1916 года в 104-й обозный батальон в чине подполковника армейской пехоты. В мае 1919 года Иван Елгаштин ушел с белыми на Восток. За ним поехала Мария. В дороге умер от тифа Андрей. Судьба Николая неизвестна. Дочь Муся вышла замуж за юриста Бориса Беляева и уехала в Ташкент. Скончалась от тифа в 1922 году, после рождения дочери Марианны.

Мария Николаевна Елгаштина (1883 – 1966), народный художник Башкирской АССР, основательница Башкирского театра кукол.

Зинаида Ивановна Елгаштина (1897—1979) балерина, ученица В. Ф. Нежинского. Рукопись ее воспоминаний хранится в архиве ДМВ. Написала воспоминания «Коктебель и его легенды» — о встречах с поэтом М.А.Волошиным в конце 20-х годов прошлого века.

 

Виктор Лебрен (1882 — 1978 гг).

Ульяна Семёновна Елгаштина (1879-1942), с 1909 года – жена секретаря Л.Н.Толстого Виктора Анатольевича Лебрена(1881-1979). Лебрен  называл супругу Юлианой. Они прожили счастливо вместе 34 года. Ульяна похоронена во Франции. Туда Лебрены перебрались в 1926 году. В.А.Лебрен писал воспоминания о Толстом и занимался небольшой пасекой, кормившей семью. Он пережил Вторую мировую войну, но двое внуков Семёна Алексеевича Елгаштина на войне стали инвалидами.

Елгаштина пашня (фото автора, лето 2021 года)

 

Об авторе воспоминаний Алексее Прохоровиче Казине

Алексей Казин родился в 1841 году в семье сотника Прохора Казина (умер в 1840 – 47?) в Акмолинской области( пос.Пресноредутский, Пресногорьковской станицы, воспитывался в Сибирском кадетском корпусе. Мать – Надежда Степановна. Алексей Казин был женат на дочери священника Петуховой Анне Васильевне.  Детей они не имели. После окончания кадетского корпуса Казин вступил в службу хорунжим в шестой полк СКВ 16 июня 1861 г.  17 марта 1866 г. хорунжий Казин был направлен на Ново-Кокандскую линию. Приказом Начальника Ново-Кокандской линией генерала-майора Черняева хорунжий Казин был назначен командиром 15 сибирской сотней. За проявленные боевые отличия при преследовании шайки бухарцев под началом Садыка в апреле месяце 1866 г. и шайки под началом Манака в мае месяце 1872 г. он был награжден орденами Святой Анны 3 степени и Святого Станислава 3 степени с мечами и бантом. 28 декабря 1873 г. хорунжий Казин А.П. был произведен в сотники. За отличие в делах против кокандцев  был произведен в есаулы 10 января 1876 г. За отличие оказанное в разновременных делах с кокандцами во второй половине 1875 г. и в первой половине 1876 г. он был награжден орденами Св. Станислава 2-й степени с мечами и Святой Анны 2 степени с мечами 29 октября 1876 г. В 1877 г. он был назначен командиром 3-й сотни 2 полка СКВ. Из-за развития тяжелой болезни он был отчислен из строевого состава 1 октября 1879 г. Вновь Есаул Казин А.П. был зачислен в строевой состав 26 августа 1882 г. в Сибирский Казачий №1-го Ермака Тимофеева полк и назначен командиром 3 сотни (формировалась в Пресногорьковской станице). Он был уволен от командования 3 сотней 10 июня 1885 г.

Дом Казина в Пресногорьковке (фото автора,1980 год)

Есаул Казин А.П. скончался в возрасте 49 лет от тяжелой и продолжительной чахотки 10 января 1890 года в станице Пресновской. Перед смертью его исповедовал и приобщал священник Павел Парышев. Священник Василий Петухов с псаломщиком Петром Робустовым совершали погребение 13 января на кладбище Михаило-Архангельской церкви станицы Пресновской. В 1901 году прах есаула был перенесен по разрешению департамента полиции для перезахоронения на территорию женского (Казинского) монастыря. По предположению автора, похоронен Казин на погосте у Троицкой церкви. Сегодня от величественного храма остался лишь фундамент, заросший высокой травой, могила старого есаула сгинула навсегда. Он судьбе его жены Анны Васильевны (игуменьи Евпраксии) автор писал на страницах сайта.

 

Где-то у стен этого храма покоится А.П.Казин (фото 1901 г).

Список Георгиевских кавалеров 1-го полка Кокандского похода приведён в книге С. Виниченко. Живая старина Пресногорьковской линии. — Курган, 2012

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *