На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Свыше «Радуги»: Барабанная биография Бюрги

Новая встреча с Чаком Бюрги – в интернет-интервью музыкального обозревателя Петропавловск.news.

-Чак, в прошлый раз речь шла о преимущественно о “Rainbow”, а ведь Вам есть что рассказать кроме того — например, учились в одной школе с Джо Уолшем… (“Eagles”, прим.авт.).

— Да, Уолши были нашими соседями в городе, где мы жили и в котором я вырос – это в Монтклере, штат Нью-Джерси. Джо учился в старших классах, когда мы познакомились, и он быстро стал для меня кем-то вроде старшего брата. У него была команда, которая играла на танцах. Моя семья жила на главной улице, и мама с папой устраивали музыкальные джем-сейшны по выходным (у нас был набор барабанов, также пианино, а наш сосед был гитаристом в «свадебной» группе). Его звали Эдди, и после выступлений он приходил к нам на вечеринки, часто приводя с собой пианиста и саксофониста. Однажды теплым вечерком, когда Джо и его группа проходили мимо нашего дома после концерта, музыка привлекла их внимание, они повернули и подошли к нашей входной двери, представивились… С тех пор я видел Джо и его музыкантов каждые выходные. По мере того как я все больше и больше увлекался барабанами и музыкой в целом, Джо не только вдохновлял меня, но и продолжал быть музыкальным примером для меня и моей школьной группы. А в колледже у Джо была группа под названием “The Cores”, и они в конечном итоге превратились в “James Gang”, первую его большую группу! Всякий раз, когда Джо приезжал домой на каникулы (Рождество и День Благодарения), он приходил к нам домой, чтобы повеселиться и поджемовать с моими родителями, а также поиграть со мной и моей группой. Но потом так получалось — причем несколько раз, — что, когда он звал меня работать с ним, я уже был занят в проекте с кем-нибудь другим. Первый раз это был мой первый тур Rainbow, а второй и третий — когда я уже играл и гастролировал с Билли Джоэлом. Так что Блэкмор и Джоэл — это те люди, которые не давали мне поработать с Джо профессионально… Неплохо! (смеется). Джо Уолш всегда будет моим героем и главным вдохновителем на пути становления меня как профессионального музыканта. Очень надеюсь, что нам еще доведется замутить какой-нибудь совместный проект, хотя пока не вижу для этого предпосылок в ближайшем будущем. Учитывая занятость Джо…

— В Вашей жизни важную роль сыграл и другой знаменитый Джо – я имею в виду Джо Линн Тернера…

— Я концертировал и репетировал с “Fandango” — мы, конечно, искали контракт на запись. Я любил группу и их песни, да и с самими ребятами было приятно работать. Джо Линн и я действительно нашли тогда общий язык, и он не только был моим любимым певцом в тот момент – он еще играл на гитаре! Мы были чем-то вроде жестких “The Allman Brothers” с этаким налетом “Deep Purple”. Я надеялся записать в перспективе дебютный альбом (что они в конечном итоге сделали, перейдя на RCA), но друг пианиста рассказал мне о прослушиваниях , которые Эл Ди Меола проводил в Нью-Йорке, я пошел без предварительной записи, прослушался и в конечном итоге получил право гастролировать с Элом в его элегантном туре в поддержку «цыганского» альбома. Было тяжело покидать “Fandango”, но в то время у них не было никакого конкретного будущего — а мне хотелось стабильности. Все отнеслись к моему решению с пониманием — это просто должно было случиться. Оглядываясь назад, могу без сомнения сказать, что время, проведенное с “Fandango” было удивительным. Я бесконечно благодарен их менеджеру, Эду Ньюмарку, за то, что он поверил в меня и дал мне возможность играть с невероятно талантливыми людьми, а также познакомил меня с Джо Линн Тернером, который, как показывает история, в конечном итоге еще вернется в мою жизнь… Итак, после гастролей с Ди Меолой, через несколько месяцев после окончания тура, я услышал, что “Brand X” прослушивают барабанщиков. “Brand X” был самым большим вызовом, с которым я когда-либо сталкивался в музыке, — и по сей день удивительнейшим временем в моей жизни. Возможность разрабатывать свои собственные партии для сложных композиций, работать с игроками мирового класса и записываться в Trident studios, а тем более жить в Лондоне, была выше всего, что я мог себе представить! Я изо всех сил старался не думать изо дня в день о том, чтобы претендовать на лавры Фила Коллинза! Если бы я чересчур зациклился на этом, то вспыхнул бы пламенем и был бы отправлен домой в виде щепотки пепла… В конце года, проведенного с “Brand X”, я уехал из Лондона домой и почувствовал, что могу остаться там навсегда. Мой отец умер летом, когда мы путешествовали, сам понимаешь, в каком состоянии был я и моя семья. Я чувствовал, что мне необходима пауза, чтобы разобраться со всеми проблемами… Так я взял 5 месяцев отпуска, после чего снова последовал звонок от Эда Ньюмарка с вопросом, не хотел бы я снова совершить тур с “Fandango”. И я ухватился за этот шанс. Группа и их музыка повзрослели за те два года, что мы были врозь, и это была настоящая радость — начать репетировать с ними и снова выступать. Это было действительно прекрасное время в моей жизни, позволившее мне восстановить связь со всеми парнями, особенно с Джо Линном, и снова вернуться к рок-н-роллу. “Fandango” всегда будут занимать особое место в моем сердце…

— А Билли Джоэл?

— Я, по сути, прослушивался у Билли в течение трех десятков лет. До этого мы встречались на официальных мероприятиях, я иногда выступал с ним. Кто такой Билли на самом деле и насколько он крут, я понял в начале тура 2006 года в Madison Square Garden. После саунд-чека ко мне подошел начальник службы безопасности Билли Ноэль Раш и со своим лучшим австралийским акцентом и бесстрастным выражением лица сказал: «Босс хочет вас видеть…..следуйте за мной». Я сразу же подумал о самом худшем, и прогулка до погрузочной платформы, казалось, заняла целую вечность. До этого момента Билли почти не разговаривал со мной, хотя мы уже начали гастролировать, так что я был глубоко обеспокоен, впрочем, концерты, казалось, шли отлично, да и Билли, казалось, веселился. Мы входим в погрузочную зону, где я вижу Билли, потягивающего кофе и курящего сигарету, мягко раскачивающегося взад и вперед на каблуках, Ноэль оставляет меня, чтобы позволить мне пройти последние двадцать футов в одиночку… Я неохотно подошел и встал перед Билли, а он, наконец, посмотрел на меня и весьма невозмутимо сказал: «Привет, Чак»….с огромной паузой после этого, на что я ответил: «Привет, Билли…хм…вы хотели меня видеть???»…..он продолжает медленно затягиваться сигаретой и делает несколько глотков кофе…Большое бесстрастное лицо …потом говорит «Да»…пауза…..снова тишина…и отхлебывает…..Я чувствую, что мое сердце вот-вот выскочит из груди, и мне показалось, что его следующие слова длились целую вечность…внутри я ждал, что уволят….но он смотрит на меня, делает глубокий вдох и говорит: «Ну как, веселишься?» Полностью захваченный врасплох и совершенно ошеломленный, я выпаливаю: «О да»…жду ответа…..и после очередного глотка и очередной затяжки, все еще раскачиваясь на каблуках, он говорит: «Ну и хорошо!» Я все еще ошеломленно улыбаюсь и жду приговора о том, что в моих услугах больше не нуждаются, но Билли смотрит на меня и говорит небрежным голосом: «Ну, пока все…» и кивает… я неловко поворачиваюсь, чтобы уйти, и говорю что-то несуразное вроде «спасибо» и «увидимся на сцене», бреду обратно тем же путем, затаив дыхание от недоверия и все еще в шоке от того, что меня не уволили…Наконец прохожу мимо Ноэля, который широко улыбается мне, и я понимаю, что Ноэль и Билли блестяще разыграли меня… Билли — лучший руководитель и музыкант, с которым я когда-либо имел честь работать, и человек, обладающий чрезвычайно глубоким чувством юмора!

— Сотрудничество с Джо Линн Тернером не ограничилось “Fandango” и “Rainbow”?

— Как ты знаешь, после ряда шоу в Японии в начале 1984 года “Rainbow” распались, и мы с Джо и еще несколькими друзьями начали работать над “Rescue You”. Джо связался с Элом Гринвудом, клавишником из “Foreigner”, и мы сделали несколько записей. Мне очень понравились песни, которые Эл и Джо написали для “Rescue You”, да и сами сессии были непринужденными и веселыми. Особым для меня оказалось то, что мы должны были записать основные треки в Studio A, которая была огромной и слишком шумной на мой вкус, поэтому…было решено записаться без тарелок!

— Ого…это как?

— «Железо» накладывалось уже потом. А сперва мы устанавливали барабаны, и там, где должна была находиться тарелка, оборачивали вокруг подставки упаковочное одеяло, чтобы я мог ударить, как если бы тарелка была там, но не было бы никакого звука тарелки! Я проделал эту штуку с hi-hats и ride cymbal — чего никогда не делал раньше или с тех пор, но это было идеальное решение наших звуковых проблем в получении объемного барабанного саунда! Чем очень горжусь, хоть попотеть пришлось изрядно…

— Если вернуться к “Rainbow”, Вам довелось поработать там не только в период “Bent Out Of Shape”…

— Один из самых ярких моментов моей музыкальной карьеры. Воссоединение с Ричи полностью превзошло все мои ожидания! Об этом туре можно было бы книгу написать… В 1995 году, когда я еще работал с “Blue Oyster Cult”, мой друг, выдающийся басист и…(смеется) подельник по музыкальным преступлениям Грег Смит позвонил мне и спросил, не хочу ли я снова совершить тур с “Rainbow”. Они собирались выпустить “Stranger In Us All”, и барабанщик, который играл на этом альбоме, не собирался участвовать в туре. Я сразу же согласился. Играя с группой, я чувствовал себя как дома — мы не только репетировали новые вещи, но и переосмысливали многие песни, которые я играл, когда был в команде Ричи 12 лет назад. Мы с Грегом старались вовсю, чтобы стать лучшей ритм-секцией для группы и ее культового лидера…Публика была нетерпелива, отзывчива, а подчас и неуправляема. Есть DVD с одного из первых концертов, если мне память не изменяет, в Дюссельдорфе. Но, думаю, если бы нас сняли на месячишко позже, получилось бы намного лучше. Во всяком случае, как мне кажется, в игре Ричи было еще больше огня и точности, чем мне доводилось наблюдать когда-либо прежде…

Читайте также:

Интервью «Винилового клуба»: Гипноз на улице грёз

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *