Александр Путятин, Москва

писатель

Александр Путятин, Москва

писатель

Суд Божий — фантастический рассказ


Одинокий путник в черной рясе поднялся на вершину холма. В лицо ему ударил ветер. Ноздри ощутили запах дыма. Сердце радостно забилось. Все вышло – удачней некуда! Полчаса назад он закончил работу, и как выяснилось, вовремя…

Внизу петляла в зарослях ивы река Олата. От ее берегов сочными языками поднимались по склонам зеленые луга. Навстречу им текли лиловые волны цветущего квереска [1]. А широкую долину между берегом и холмами заполнили серые юрты кочевников. Справа, чуть дальше от прочих, пестрели гербами жилища знати. А слева, возле самой реки, на два полета стрелы от стойбища, высился белый шатер Великого хана. Путник перекрестился и начал спуск.

В карауле у входа стояли два воина в чешуйчатых панцирях. Их широкоскулые зеленые лица были спокойны и нарочито бесстрастны. Когда путник приблизился, правый страж отодвинул красно-синий полог.

– Проходите, мата [2] Ставр, – сказал он.

– Спасибо, Граут.

Ставр не был уверен, что правильно назвал имя. Местные уроженцы все еще казались похожими, как близнецы. Но воин улыбнулся так радостно, что сомнения рассеялись. «Нет, сегодня поразительно счастливый день!» – подумал Ставр, сделал следущий шаг…

…И с трудом подавил возмущенный возглас. В шатре рядом со старым шаманом сидел магистр католической орденской школы Августин Салазариус. Тот самый, что выиграл диспут у епископа Макария на последнем Съезде Конфессий.

– Пока ты летал между звезд, к совету племени обратился ваш собрат, – сказал хан. – Он обещал, что приведет нас к Единому Богу быстрее и лучшее тебя. Совет решил дать слово вам обоим. Пусть каждый выступит перед моими воинами. Тот, кого они признают победителем, получит ханское покровительство. Проигравший покинет планету.

Ставр согнул спину в учтивом поклоне.

– Воля хана закон! – ответил он нарочито ровным голосом. – Когда Блистательному угодно будет нас выслушать?

– Завтра вечером пир после удачной охоты. Мы ждем тебя утром. – Хан махнул рукой, то ли разрешая, то ли приказывая удалиться.

После того, как Ставр высказал скалистому склону все, что думает о наглецах-папистах, способность рассуждать снова вернулась к нему. «Понятно, почему светился от счастья Салазариус, – думал Ставр по дороге к дому. – У него было время подготовиться к диспуту. Ясно, чему радуется шаман: словесная дуэль соперников, кто бы ни победил, ослабит обоих. А в чем интерес хана? Рад новому развлечению? Надеется стравить всех троих, и поднять свой авторитет за счет пастырей духовных?»

Священник грустно усмехнулся.

«Об этом нужно думать победителю… Жалкий неудачник!»

И то верно: проигравшему ханские резоны без разницы. А Ставра ждет еще одна проблема…

«Что я скажу Злате? Привез, называется, молодую жену! Три недели гнездышко вила. А в результате – от ворот поворот! И куда? Священник, изгнанный из прихода, нового не получит… По своей вине или нет – в канцелярии разбирать не станут… Гм-гм… Есть новость, дорогая! Я теперь безработный, а ты – жена бродяги».

Всю дорогу он думал, как смягчить удар… Но ничего путного в голову не шло. И Ставр выложил все как есть, открытым текстом. Он ждал упреков, слез, скандала…

– Садись, милый! Ужин на столе, – улыбнулась Злата. – Поешь горячего! Ты же у хана не обедал. А я подумаю над тем, что ты сказал.

– Да что думать-то? У Августина никто диспутов не выигрывал. И о решении ханском он давно знает! Так что не победить мне завтра! Никак! Но что же все-таки здесь на Пкулке есть, чтобы Орден на конфликт с Епископством шел? Ведь договор у нас: кто первым приземлился – того и планета! Я даже не представляю, какой должна быть ставка, чтобы тонзурники этот пункт нарушать полезли…

– Да, есть здесь что-то важное, – согласилась Злата. – Но думать об этом рано! Вот выиграешь спор, получишь место, тогда и до причины доберемся.

– О Господи! Как?.. Как я его выиграю?!

Злате заблуждаться простительно. Она от духовных дел пока еще далека. Их семья из третьего сословия. Сотни поколений ремесленников и торговцев… Они со Ставром и поженились-то случайно. Когда он домой с ханской грамотой вернулся, епископ только руками развел. Условия изменились: теперь в дикий мир нужно ехать женатым. Возврат к традициям предков, часть первая… Решение принято на Священном соборе месяц назад. В отчаянии Ставр, у которого и невесты-то еще не было, оставил объявление на служебной страничке:

«Православный священник. Выезд на Пкулк, созвездие Гаусса, пятый сектор. Старт второго октября. Срочно нужна жена!» И оставил координаты.

Ответ пришел через час…

Злата писала, что давно его знает. В детском саду они ходили в одну группу, в школе учились в параллельных классах. Пока Ставр был в духовной семинарии, она закончила торговый колледж…

Странно, он ее почти не помнил. Безликое, молчаливое пятно в щебечущей девичьей стайке. Но согласию обрадовался. Еще бы! Цейтнот же! Пропустил ближайший плси-парусник – три года жди следующего. А за это время срок договора истечет.

…И вот он свою часть выполнил: прибыл к концу лета, привез книги и церковную утварь. Даже храм в пещере оборудовал, а в боковом ответвлении – жилую зону. Плюс склад для Златиного груза, размером с госрезервовское хранилище. Что там, в контейнерах, Ставр не спрашивал. Но заниматься багажом жены отказался наотрез, как только его увидел.

Злата спорить не стала. Транспортировку организовала сама – легко, изящно, как оно и положено истиной торговке. Анджею Храповицкому, капитану межзвездной шхуны, которая должна была везти их на Пкулк, так понравились светские манеры «прекрасной панны», что он согласился провезти их груз без оплаты. Все равно, мол, порожняком до Пкулка летим. Его изумленное лицо на фоне вереницы из сорока флайеров-десятитонников стало лучшим украшением гостинной…

Но и это еще не все! Полет на Пкулк Злата превратила в мастер-класс для корабельного повара. Пан Анджей, с первого дня влюбившийся в ее стряпню, сначала перестал дуться за груз, потом начал улыбаться, а к концу полета был готов на все, чтобы выразить восхищение. Эти чувства полностью разделял экипаж. В итоге космолетчики не только выгрузили контейнеры, но и отрыли пещеру под склад… Точь-в-точь по схеме, которую дала Злата. С лазерными турбопроходчиками и шагающими экскаваторами на это ушло меньше суток. Самому Ставру не хватило бы и года. Ведь сложную технику в дикие миры брать не разрешалось. Даже обычный бытовой бластер под запретом…

– Есть у меня пара идей, – сказала Злата, когда Ставр дожевал пирог и запил его чаем. – За ночь их нужно проверить. Это – раз.

– А будет и «два»?

– Конечно! Чтобы все сработало, утром ты должен встать свежим, спокойным и отдохнувшим. Не таким взвинченным, как сейчас. Так что, милый – иди-ка лучше спать…

– А ты?

– Утром лягу, когда на диспут уйдешь…

Ставр призадумался.

– Ну, дорогой! Не брыкайся. Так действительно – лучше будет. Сейчас капелек успокоительных дам…

– Постой! А что ты придумала?

– Подробности завтра! А в общих чертах… Если спор словами не выиграть, мы в его другую плоскость переведем. Туда, где не языком трепать, а действовать нужно! Ведь от тебя Салазариус такого подвоха не ждет. А меня в расчет не принимает. Это – его ошибка. Так что ложись, милый! Утро вечера мудренее… Помнишь, как я с грузом все решила? Проблема была того же уровня. Ну, вот и не волнуйся!

– Но как же? Я могу помочь…

– Нет! Твоя задача – полное спокойствие. Чем меньше завтра будешь волноваться, тем больше шансов на успех. Так что давай так: устойчивая психика к утру – твоя задача, а стратегия и тактика борьбы – моя! Все будет хорошо. Поверь.

– Ладно, – сдался Ставр. – Давай свои капли.

Утром Злата вывела его на поляну, где еще тлели угли большого костра. Аккуратно сняв тапки, она на мгновение замерла… И шагнула вперед. Угли под ногами трещали и похрустывали. Следы от ступней переливались желто-красными огнями. Злата прошла по костру мелкими семенящими шажками… Один раз, второй, третий…

– Ну как? – спросила она раскрывшего рот мужа. – Это у них называется «Суд духов Света и Тепла». Если ханский совет не может разрешить конфликт, стороны выходят на «огненную дорожку». Кто дальше прошел, тот и выиграл. Переименуй это в «Божий Суд» и вперед! Думаю, пастве идея понравится… В отличие от Салазариуса. Сейчас мы твои ноги этой смесью обработаем, в микрофибру обуем. И все дела!

***

К ханскому шатру Ставр приехал на повозке. Откуда она взялась, Злата не объяснила. Салазариус и жрец пришли позже. К тому времени на поляне собрались тысячи воинов. Когда из шатра вышел хан, они сели на землю и замолчали. Стало слышно, как жужжат мухи и стрекочут в траве кузнечики.

– Приступайте! – обратился хан к Салазариусу.

– Пусть диспут начнет тот, кто первым явился к вам с проповедью! – бархатный голос магистра излучал смесь мудрости и великодушия.

– Пресветлый хан и вы, лучшие люди степного народа! – поклонился на три стороны Ставр. – Мы оба пришли проповедовать единого Бога! Различия в догматах вряд ли покажутся вам значительными. Да и споры такие, как мне кажется, не под силу разрешить людям… Предлагаю передать это дело на Божий Суд! Пусть шаман раскатает огневую дорожку, как принято у вас искони! И если желает, пусть выходит третьим! Ведь Господь наш может и его избрать своим слугой.

– Ты что делаешь, идиот! – шепнул стоящий рядом Салазариус. – Старый дикарь пройдет по огню дальше нас обоих! Загубишь дело Христа, которому мы служим! Это против договора между Орденом и вашей сектой…

– О договоре надо было думать, когда на моей планете высаживался! – еле слышно ответил Ставр.

– Ну, что скажете? – оглядел сидящих хан. – Угли в кострах еще не остыли.

– Пусть на дорожке решают! Суд! Правильно! – оживились подданные.

Еще бы! Вместо словесной тягомотины получить такое редкое развлечение!

– Первый заход уступаю пришельцам, – повернулся к хану шаман, – но оставляю за собой право вызвать на дорожку победителя…

– Протестую! – взвизгнул Салазариус. – Все участники должны быть в равных условиях.

 – Замолчи! – оборвал его хан. – Готовьтесь к Божьему Суду!

Дорожка, выстланная тлеющими углями, в ширину была как раз на двоих. Лучшие люди и шаман с ханом расположились метрах в пяти по бокам. Чтобы и видеть хорошо, и с дистанции можно было сойти в любую секунду. Шаман не пожадничал! Дорожка светилась, как кузнечный горн. Длина – метров двадцать, не меньше. «Угли, небось, со всего лагеря собирали, – подумал Ставр. – Ну, Злата, не подкачай!».

Он аккуратно снял микрофибровые тапки. Заглянул внутрь – белые! Значит, все осталось на ногах. Ставр медленно перекрестился, поднес к губам нательный крестик.

– Благослови меня, Господи! На тебя одного уповаю.

Шажок, еще шажок… Тепло, даже жарко, но ноги терпят. Приподняв рясу повыше, Ставр двинулся вперед семенящей трусцой, как учила Злата. За спиной раздались громкие вопли. Значит, магистр все же решился! Через пару секунд улюлюканье зрителей сообщило, что он сошел с дистанции. А Ставр двигался дальше, и дальше, и дальше… Угли под ногами исчезли. Вместо них было что-то мягкое и прохладное. Трава. Он прошел!

Ставр повернулся и снова шагнул к дорожке.

– Готов ли уважаемый шаман оспорить мою победу? Я ведь могу вызвать его сейчас?

– Да! – сказал хан. – Выбор времени был за тобой. Сейчас вы пойдете по углям. Его отказ равен поражению.

Даже влей кто-то в шамана ведро уксуса, он и тогда не выглядел бы таким кислым.

– Поздравляю победителя, – старик ожег Ставра ненавидящим взглядом. – Его звездный Бог сильнее духов нашей планеты.

– Я до последнего сомневался! – Ставр все еще не верил в победу. – Что это за состав? Откуда взялся?

– Изначально? Моя семья – кожевники. И в древности, на Земле, огневые потехи устраивали. На праздниках. Рецепт прост, как кувалда: раствор купоросного масла [3] перемешиваешь с истолченными квасцами. Ну а в тапки я мыльный порошок засыпала. Чтобы покрытие с ног не стереть. Да не смотри ты так! Реактивы я не для этого брала. Думала, кожи выделывать стану. Кстати, тебе тут торбу магистерскую принесли. Сказали, по обычаю его имущество к победителю переходит.

– Да, спасибо! Завтра верну. Мы же не дикари!

– Отдай, конечно! Но без этого камушка…

Злата выложила на стол булыжник, величиной с кулак, весь в разноцветных точках.

– Что это?

– Пока не знаю, но я на него смотрела пять минут, а близорукости – как не бывало. Помнишь, ты говорил, что они здесь до старости охотой промышляют. Я еще удивилась – как это? И зрение не портится?

– Ты хочешь сказать… Сколько же он может стоить?

– Намного больше, чем думаешь! Ведь этот камень и в храме, и на площади можно положить. И вылечится все население города, страны, а может даже планеты…

– И много их здесь?

– Не очень… Но бывший шаман знает, где искать! Он уже согласился пойти в компаньоны – понял, что один заработает меньше, чем с нами на паях. Иногда я бываю такой убедительной…

– Это ты еще дома придумала: фирму здесь основать? И поэтому со мной поехала?

– Нет, дурачок! Ты мне с детства нравился. Да так сильно, что и слова при тебе сказать не могла. Молчала и в пол глядела. Зато дома… Мама до сих вспоминает, как пришла ее «кнопка» из детского сада, села на стульчик в прихожей и заявила: «Эти сандалики жмут. Дай другие! А когда я вырасту, за Ставра замуж пойду!»

[1] формой цветов он похож на земной вереск, отсюда и сходство в названии

[2] мата – ученик шамана

[3] купоросное масло — древнее название серной кислоты

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ
Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ