На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Анатолий Яхимович

гражданский журналист, село Возвышенка, район Магжана Жумабаева, СКО

Северный Казахстан 45 лет назад: как я служил в химвойсках

Летом 1974 года наш гражданский журналист из Возвышенки Анатолий Яхимович служил в армии, в  химвойсках. И теперь в связи с коронавирусным карантином он вспоминает о том, что армия Советского Союза была готова к любым эпидемиям, рассказывает Петропавловск.news.

Я призывался из Петропавловска и служил в химбатальоне. Войска, действительно, специальные. Мы дружно и стойко переносили все тяготы армейской службы.

Петропавловцы — Мелентьев, Стагнеев, Исмагамбетов.

Специфика войск была крайне интересной.  У автомашин химразведки сзади были специальные штыри, которые автоматически втыкались в землю с надписью «Заражено». Разведка нужна была для того, чтобы определять, чем именно заражена местность.

Это машина ТМС на базе автомобиля «Урал» с двигателем от реактивного самолета. Горячим воздухом он сдувает зараженную пыль с техники.

Кстати, служил я на месте былых боев Сталинградской битвы возле города Серафимович. Вот так выглядел взвод АРС, я был командиром расчета такого взвода.

На пути в район сосредоточения с нами произошла интересная история. С генералом Урюпинской танковой дивизии мы потерялись в железном потоке.

Это тоже ТМС. На дальнем плане офицер, наш комбат майор Буданов, но не тот который из Чечни.

Поток техники по степи шел в 7 рядов. Пыль стояла такая, что стеклоочистители ее снимали со стекол, как дождевые капли. Вскоре я понял, что мы заблудились. Справа от нас шли танки, слева — «грады» (ракетная система залпового огня, — прим. ред.). А вот впереди передо мной я увидел «хвост» непонятной техники. Что-либо предпринять в этом потоке было невозможно. Наконец, колона встала. Я решил осмотреться. Оказалось, что впереди меня была какая-то незнакомая часть, а за мной еще две наши машины из хозвзвода и одна с кухней. Ни офицеров, ни сержантов, с нами — никого.

Ребята из Хозвзвода

К тому моменту я уже был старослужащий и принял условное командование на себя. Хотя какое там командование: справа танки, слева — «грады». 

Пока я разбирался с местоположением, водитель моего расчета Абидов, аварец их Дагестана, и рядовой Холов, туркмен из города Мары, сцепились с танкистами. Дело шло к драке, вспыльчивый Абидов, что-то выяснял с танкистами. Танкисты бы нам, конечно, наваляли — силы были не равны, но на «УАЗике» подлетел офицер, им оказался генерал-майор Урюпинской, танковый комдив (командир дивизии). Я представился, и тут оказалось, что нас уже давно ищут. Батальон голодный!

Переправа через Дон

Генерал вывел нас из колонны и указал, где у переправы через Дон стоит наша часть.

Наши Петропавловские — слева Ведерников, в середине Гусев и я.


Это взвод ДДА (Дезинфекционно-душевая установка — прим. ред.). Предназначен для того, чтобы в походных условиях организовать помывку войск. Происходит это так: ставятся 3 палатки, в них подается теплый воздух, войска заходят в первую палатку, там раздеваются, потом во второй моются, как в бане и в третьей одеваются уже в чистую одежду. Представьте себе каково это — зимой на учениях в баньке помыться…

Вот так выглядит походная кухня. Когда генерал вывел нас из колонны и показал, где у Дона стоит наша часть, я заставил расчет их хозвзвода загрузить в уже в горячую воду крупу, затем закинули банки с тушенкой, специи и подкинули дров.

Батальон ждал своей очереди для переправы через Дон. Политработники рассказывали историю Сталинградской битвы. В ходе учений мы должны были ударить с севера и взломать условную оборону, венгров и итальянцев, и выйти в условленное время в город Калач-на-Дону, тем самым замкнув кольцо окружения 6-й армии Паулюса (Фридрих Паулюс, немецкий военачальник, командовавший 6-й армией под Сталинградом, в последствии окруженной и сдавшейся в плен в полном составе, — прим. ред.) и 4-й танковой армии Гота (Герман Гот — немецкий военачальник, командующий 4-й танковой армией, одна из дивизий которой была полностью уничтожена под Сталинградом).

Рядовой Абидов

Вскоре я увидел наши ТМС, их нельзя было не узнать в этом многотысячном сосредоточении войск. Мы еще раз открыли котел, я подсолил и добавил лаврового листа И после того, как мы подъехали — сразу открыли котёл. Наша задумка удалась, про наше отсутствие все сразу забыли, как только аромат с нашей кухни разнесся по сосредоточению войск.

Евстифеев, Сапенок, Гайнутдинов

Через пару дней мы отыгрались на танкистах: я рассказал нашему взводному, как было дело, и указал номер танка, экипаж которого наезжал на нашего Абидова. ТМС-ники дали тяги на полную мощь. У танка посрывало всё навесное оборудование. Пойди докажи, что это специальная акция, а не халатность экипажа танка.

Батальон стоял в степи у города Серафимовича (Александр Серафимович — военный корреспондент описывавший события Гражданской войны). Мы ждали условного сигнала, к началу крупнейших военных учений по реконструкции Сталинградской битвы.

Я был в хозвзводе. За пару месяцев до учений я выменял себе гимнастерку образца 1943 года, — в таких наши отцы и деды освобождали Европу. Даже «страшный» лейтенант Олейников, стоявший за моей спиной, закрывал глаза, на то, что я был одет не по уставу.

Я внизу сижу в форме образца 1943 года, а за спиной двое офицеров — фронтовики

Мы растопили полевые кухни, доверив их профессиональным поварам, а сами пошли с товарищами в ближайший небольшой лесок. В лесу нам открылась такая картина – вдоль западного края леса шла заросшая длинная траншея, это когда-то были окопы. Рядом с ними — две огромные конические ямы, одна в лесу, другая прямо в траншее — это были следы от бомб. Еще много мелких и средних ям, тоже заросших, — от снарядов.

Слева туркмен Холов, Исмагамбетов, Евтифеев

Товарищ сбегал к батальону и принес металлический штырь. На глубине 25-30 см щуп постоянно натыкался, на что-то твердое. Мы стояли молча, каждый понимал, что тут было!

К вечеру, пришел приказ и наш батальон на предельных скоростях ушел в район сосредоточения войск.


Ночью мы на понтонной переправе форсировали Дон.

«Взломали «оборону Южных и на полном ходу вошли в Калач-на-Дону. Там когда-то замкнулось кольцо окружения 6-й полевой армии Паулюса и 4-й танковой Гота. Мы взломали условную линию обороны, где когда-то это были слабые части венгров и итальянцев. Вот такие у нас были учения.

Каждый год в первую субботу декабря мы собираемся в Петропавловске. Нередко к нам на встречу приезжают и другие наши сослуживцы. В основном собираемся вот в таком составе, иногда еще и с женами. Поем песни, вспоминаем армейскую жизнь в Химбате!

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *