На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Предшественники космических ракет

Фантазии Жюля Верна о полете при помощи ракет на Луну, идеи К.Э. Циолковского возникли не на пустом месте. Они, и даже создатели космических кораблей ХХ века, развивали то, что было создано их предшественниками почти на два столетия раньше.


В наших краях трудно кого-либо удивить полетом ракет. Космодром-то совсем близко! Но когда читаешь книгу, изданную впервые в конце 19 века, и узнаешь, что при штурме Акмечети (ныне Кызылорды) и при взятии Хивы русские войска применяли …ракеты, невольно удивляешься. Вот, пример: в походе на Хиву «Казалинскую колонну составили: 9 рот пехоты, 1,5 сотни кавалерии, 4 орудия, 2 картечницы и 4 ракетных станка». Да еще в Джизакском отряде — 4 ракетных станка. Для перевозки всего, что нужно для похода: снаряжения, орудий, запасов воды и продуктов, корма для животных, оборудования для госпиталя и других необходимых вещей, — закуплено у местного населения более 8800 верблюдов. Не странное ли сочетание – верблюды и ракеты? К тому же это происходило в 1870 году. В других походах было примерно то же самое. Только цифры разные.

В той же книге написано, что от взрывов ракет разбегались по пустыням не только привыкшие к выстрелам верблюды и лошади, но и самые храбрые ханские сарбазы лихо удирали по барханам быстрее своих коней.
По фильмам о войне мы знаем о сигнальных ракетах и о тех, что освещали холодным мертвым светом цели для бомб. А какие из них взлетали над глинобитными крепостями хивинцев? Оказывается, и те, и другие. А некоторые несли заряды – гранаты или картечь. Их, как и нынешние кабины космонавтов, укрепляли на вершине ракеты. И хотя многие попадали в белый свет, как в копеечку, ужас шипящее и свистящее оружие наводило изрядный. Конечно, в то время это новейшее оружие, употреблявшееся в русских войсках… более сотни лет, было мало похоже даже на то, что «дымилось, падая» на безымянной высоте, или на гвардейские минометы, наводившие ужас на фашистов. Однако, когда уже после взятия Хивы группы непокорных туркменов решили поживиться в ближайших к городу аулах, против них были применены ракеты. Отчет о той схватке краток. «Трухмены» бросились в воды реки, спасаясь от летящего в их аул огня, а все, кто не мог так быстро бежать, – женщины, дети, старики, — остались на берегу или прямо в трясине ближайшего болота. Правда, автор отчета отмечает, что жертв было мало, и иронизирует: «Что такое ракета? Картонный цилиндр, набитый взрывчаткой. При длительной перевозке на верблюдах он может лопнуть, помяться и вообще потерять способность взрываться. А уж в цель вообще попадает редко. Но напугать может. Да еще как!»

Вокруг Хивы было множество арыков и прекрасных садов, взлелеянных руками рабов. В них сначала прятались, а потом незаметно подбирались к лагерю противника ханские воины и угоняли баранов, которых эта передовая для своего времени армия гнала в качестве живого мяса для солдат. Пара ракет – и диверсанты, бросив добычу, разбегались по садам и камышам. Оставалось только гнать блеющие трофеи обратно. То есть, как в будущем гвардейские минометы с лирическим именем «Катюша», эта артиллерия во многом была психологическим оружием.
Наверное, каждый школьник знает, что порох давным-давно придумали китайцы. Есть еще мнение, что взрывчатые смеси были известны за много лет до нашей эры народам Китая и Индии, а затем в арабских странах.

Правда, недавно на авторство в изобретении пороха и бумаги претендовал некий алматинский профессор из числа тех, кто еще недавно считал, что «СССР – родина слонов». Ученый явно плохо в школе учился, поэтому ему неизвестно, что в сражениях против англичан в 1792 и 1799 гг. индусы успешно применили против захватчиков боевые пороховые ракеты, снабженные деревянными хвостами для стабилизации полета. А как тут не вспомнить капитана Немо! Китайцы и сейчас в этом деле впереди планеты всей. Кто же, как не они, перед новогодними праздниками заполняют все базары пиротехникой, опасной для рук, щек и ушей пацанов? Эти самые петарды, старинные и даже современные ракеты, оказывается, – родственники. Только «потомки» далеко ушли от «предков». И в качестве топлива давно применяется вовсе не китайское изобретение — дымный порох.

Первым изумил своих подданных летающими огнями еще Петр I. Он с самого детства был страстным любителем огненного дела — фейерверочного искусства. Молодой царь часто заходил в ракетное заведение, основанное немцами в Москве еще в 1680 г. Там царь-работник увлекся «огненным делом», как современный пацан пистолетиками. Он сначала сам научился делать ракеты, а потом поставил это дело на поток. В результате появились и другие доморощенные изделия. Сподвижник царя вспоминал: «Первый фейерверк, какого Москва еще никогда не видала, был сожжен на речке Пресне 26 февраля 1690 г. Разноцветные огни в замысловатых фигурах, придуманных самим царем, горели далеко за полночь. То же повторялось в следующие годы каждую масленицу. Например, на масленице 1693 г. Петр на Пресне запустил обычный фейерверк, изготовленный его собственными руками. «Летели на воздух из царских рук ракеты». А самый большой фейерверк за время царствования был сожжен 22 октября 1721 г. в Санкт-Петербурге по случаю заключения Ништадского мира со Швецией.

Так, благодаря своему императору русские пиротехники перестали нуждаться в помощи иностранных специалистов.
Во второй половине XVIII в. фейерверочные ракеты стали гораздо разнообразнее. Часто это было дорогое удовольствие. Они стоили от 14 коп. до нескольких тысяч рублей за штуку. Интересно, что тогда существовало «Положение о фейерверках», которое устанавливало государственную монополию на пиротехнические изделия и налагало на покупателя обязанность осведомить полицию о «благонадежном» использовании пороха», а на мастеров — ответственность за аварии при изготовлении этих изделий. Сейчас бы такой контроль за «огненным делом»!

Фейерверк — красивое, но все-таки только развлечение. Петр I не был бы самим собой, если бы удовлетворился только этим. Вскоре ракеты уже использовались в военных целях — для сигнализации. Петровская сигнальная ракета образца 1717 г. употреблялась почти без изменения свыше 170 лет. Тем временем в Западной Европе ракеты научились применять и в качестве боевого оружия. С помощью ракет в 1808 году был сожжен Копенгаген, а в 1813 г. эти ракеты были с успехом применены во время Лейпцигского сражения. В Пруссии, Австрии, а затем и в других странах были организованы специальные войсковые части, обученные ракетному бою. Царское правительство тоже вынуждено было начать производство этого новейшего оружия и ввести его в армию. Гонка вооружения была всегда.

Первые образцы боевых ракет были изготовлены на маленьком петербургском предприятии фейерверков под руководством генералов Засядко, Козена, Бонтана и полковника Внукова. Впервые они были применены русскими войсками во время турецкой войны 1828—1829 гг., а затем и в войне с Польшей. Однако эти первые образцы оказались плохо управляемыми, часто летели мимо целей, поэтому боевая ракета была почти заброшена и долго опять использовалась только как фейерверочная. Но постепенно изделия совершенствовались и становились все более полезными в военном деле. Применялись уже не только осветительные, сигнальные и зажигательные ракеты, дающие при воспламенении мощный источник света или огня, появились фугасные ракеты, вооруженные картечью.

«Граната или жестянка с пулями, утвержденная в переднем конце ракеты, разрывается от действия небольшого разрывного заряда в момент приобретения ракетой наибольшей скорости, и пули продолжают полет вследствие приобретенной ими скорости», — пишет инструкция к этому тогда уже смертельному оружию.

Выдающуюся роль в развитии ракетной техники XIX столетия сыграл выдающийся русский конструктор, организатор производства и боевого использования ракет генерал А. Д. Засядко (1779-1837). Он начинал работать в 1814 г. в специальной пиротехнической лаборатории в Могилеве, а уже в 1817 г. демонстрировал на артиллерийском полигоне в Санкт-Петербурге боевые ракеты своей конструкции. Дальность полета их достигала 2670 м. Именно А.Д. Засядко — основатель войсковых ракетных подразделений, показавших свою эффективность во многих боевых действиях начала XIXв. А весь этот век – постоянные войны не только в Средней Азии. Воевали почти все станы, Европы, обеих Америк, «интересы» Англии лежали в Индии, в Афганистане, в странах Африки. Шел раздел мира между великими державами.


По инициативе Засядько в русско-турецкую войну 1828-29 гг. производство боевых ракет было налажено непосредственно в районе ведения боевых действий. Для их старта были изготовлены пусковые установки, обеспечивающие одновременный запуск до 36 ракет. Это были «предки» знаменитых гвардейских минометов — «катюш». В марте 1829 г. такими ракетами были вооружены корабли Дунайской военной флотилии, чем было положено начало внедрению ракетного оружия в военно-морском флоте.

В 1842 году начальником Ракетного заведения был назначен полковник К.И. Константинов (1818— 1871), член Морского ученого комитета и Военно-ученого комитета. Кстати, Константинов был внебрачным сыном великого князя Константина Павловича (отсюда его фамилия) от связи с певицей Кларой Анной Лоренс, то есть племянником императора Александра III. Но прославился он не этим. В результате работ Засядько и Константинова на вооружении русского военного флота и береговой охраны оказались зажигательные, осветительные и спасательные ракеты с дальностью полета до 4 км.

B 50-х годах XIX века боевые ракеты с успехом использовались в военных действиях на Кавказе и в Туркестане. Это как раз то время, когда В.Перовский штурмовал Акмечеть. Его казаки применяли ракеты –морские фальшфейеры для подачи сигналов между сухопутными отрядами. Позже войска под командованием Кауфмана с помощью ракет покорили Хиву.
Генерал Константинов, один из «отцов» ракеты, в своих записках рассказывает, что во время осады Севастополя в 1855 г. «одна заблудившаяся ракета остановила транспорт, движение которого не могло быть прекращено ни разрывными снарядами, ни ружейными пулями. А произошло это так: лошади первых дрог, испуганные боевой ракетой, которая пролетела по верху повозки, сделали крутой поворот, и дышло было сломано; в то же время правое колесо вторых дрог по ступицы ушло в яму, образованную бомбой».

Он же написал в своей работе «О боевых ракетах»: «При осаде Пишпека в 1860 г. ракеты, перелетевшие через вал, продолжали свой полет вдоль стен крепости… и прерывали таким образом ружейную стрельбу, заставляя неприятельских стрелков оставлять свои места».

Поле боевого применения ракет Константинова стало весьма обширным: от Ревеля до Плевны и Карса, от Бухары (1868 г.) до Хивы (1871-1881 гг.), от Бухареста до Туркестана, куда в 1871 г. было отправлено полторы тысячи ракет, а спустя два года — еще более шести тысяч. Ракеты Константинова успешно применялись во время войны 1853—1856 годов на Дунае, на Кавказе и в Севастополе. Они показали высокие боевые качества как против пехоты и кавалерии, так и при осаде крепостей, особенно в 1853 году при взятии Акмечети и в 1854 году при осаде Силистрии, отмечают и военные историки. Ракеты были и у противника России. В Крымскую войну 1854 — 1856 г. англо-французский флот обстреливал ракетами осажденный Севастополь.

Одним из объектов обстрела была 4-я артиллерийская батарея близ Малахова кургана, которой командовал поручик граф Л. Н. Толстой.
Один из эпизодов той войны весьма характерен. Убедившись, что это оружие не очень точное, привезенные в Севастополь ракеты свалили в какой-то сарай под присмотр поручика Плеве. Шли изнуряющие защитников города неприятельские обстрелы. Поручик Плеве организовал солдат и затащил ракетные станки на третий этаж брошенной казармы. Несколько выстрелов принесли изумительный результат: ракеты попали точно во вражеские укрепления. Было много погибших, раненых и еще больше убежавших подальше от траншей. Несколько дней батареи врага обстреливали брошенную казарму.

Однако к концу века это оружие стали выпускать и применять все реже. Как это часто бывало с русскими изобретениями, машины системы Константинова вскоре были применены за границей — в Испании, куда пригласили для консультаций самого конструктора. Работал он и во Франции, где читал лекции и писал книги о своем любимом оружии.

Всегда находились фантазеры, стремившиеся опередить свое время. Иначе человек не вышел бы в космос при помощи ракет, усовершенствованных гораздо позже другими гениальными конструкторами–создателями космических кораблей. А тогда, вскоре после появления воздушных шаров, были созданы проекты ракетного двигателя для этой новинки. Константинов отрицательно смотрел на такие предложения. В то время он занимался усовершенствованием спасательных ракет, которые служили для переброски троса с терпящего бедствие корабля на берег или обратно. Сколько жизней спасли такие приспособления, сколько грузов доставлено при их помощи, никто не считал.

За выдающиеся работы по ракетной технике Константинову трижды была присуждена высшая артиллерийская награда того времени — Михайловская премия. Впрочем, круг интересов Константинова не ограничивался ракетами, он простирался от автоматики и газодинамики до… саморазогревающихся пищевых консервов.

Эффективность обычных артиллерийских снарядов значительно опередила мощность боевых ракет, и поэтому царское правительство, все еще применяя ракеты как боевое оружие, отказалось в 60-х годах от дальнейшей поддержки работ Константинова. Он умер в Париже в 1871 г., пережив триумф своего детища. Однако с 1873 по 1880 г. на Николаевском полигоне продолжались опыты с 3-дюймовыми осветительными ракетами. Они применялись с этого времени вплоть до Октябрьской с незначительными изменениями.


XIX век вообще был необычайно урожайным на талантливых русских ракетчиков. Так, генерал-адъютант К.А.Шильдер (1785-1854) еще 1834 г. создал первую в мире ракетную подводную лодку.
Ему разрешили ее постройку, но… за собственный счет изобретателя. Лодка Шильдера с экипажем в 13 человек могла перемещаться в надводном и подводном положениях с помощью гребков типа утиных лапок, приводимых в движение матросами, которые размещались внутри корпуса лодки. Она была снабжена шестью герметичными пусковыми ракетными контейнерами в виде труб. На бушприте размещалась мощная мина, подводимая непосредственно к атакуемому кораблю. Представьте себе – весла в виде утиных лапок и ракеты! Вот уж где «век нынешний и век минувший»! Первый в мире подводный ракетный старт состоялся на Неве в 20 километрах выше Санкт-Петербурга (подумать только!) еще при жизни А. С. Пушкина. Но Николай I разрешил проводить дальнейшую работу только «иждивением самого изобретателя», а денег у Шильдера не было. И первая в мире ракетная подводная лодка была продана на слом.
Невольно приходит на память драматическая судьба «потаенного судна» — построенной крепостным крестьянином Ефимом Никоновым (при поддержке Петра I) деревянной подводной лодки. После смерти царя в 1725 г. «потаенное судно» было упрятано «от вражьих глаз» в глухой сарай, где и истлело.

В Германии лодка, подобная шильдеровской, была построена более чем столетие спустя, хотя немцы и ныне претендуют на первенство в этой отрасли военной техники.
Иностранные бизнесмены в течение всего XIX века не раз пытались продать России секреты ракет. Однако каждый раз проводились сравнительные испытания отечественной и иностранной техники. И каждый раз царские власти приходили к выводу: учиться у иностранцев нечему. Российские ракеты были эффективнее и дешевле.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *