На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Переселенец без дневника: Послесловие путём «злословия»

Итоги первого и второго сезонов рубрики, посвящённой теме переселения в РФ – в материале обозревателя Петропавловск.news.

 

Каждый выбирает для себя.

Выбираю тоже – как умею.

Ни к кому претензий не имею.

Каждый выбирает для себя.

(Ю. Левитанский)

На улице Конституции Казахстана зарабатывает свой нелёгкий хлеб дуэт гитаристов. В картонной коробке, презентованная прохожим, внезапно оказывается иностранная купюра. День выдался ветреный, и во избежание потерь один из музыкантов ловко придавливает гонорар гирькой для весов. Исполняемое произведение подходит к концу.

— Всего доллар! – вытаскивает деньги первый и, явно поскромничав, со свойственным ему юмором добавляет: — Потому и играл неважно…

— Интуиция тебя никогда не подводила! – тонко поддакивает второй.

В первом случае речь идёт о Сан Саныче Ромазанове, во втором – к сожалению, об уже ушедшем в мир иной Владимире Омельяненко. Когда Сан Саныч основал на ул. Конституции Казахстана свой «пятачок», в местной прессе это было подано с претензией на поэтичность и высокопарность: островок духовности и тому подобное. И это тоже – только для полноты картины не пренебрегу уточнением: помимо того, что жалованье в учебном заведении, где Сан Саныч вёл класс гитары (пожертвовав для этой цели собственным инструментарием), было мизерным, — отпускных на тот момент не платили совсем. Случались конфликты с руководством: «Зачем вы покупаете компьютер, когда мне не на что посадить ученика?» Но то, как повела себя по отношению к нему новая метла – вообще отдельная тема. Добавлю только, дело было резонансное и взбудоражившее музыкальную общественность города. У Сан Саныча сейчас, к сожалению, проблемы со здоровьем – как говорится, дай ему Бог скорейшего выздоровления. На днях встретились – в ответ на вопрос, как получал российское гражданство, я не стал утомлять его долгим повествованием, ограничившись кратким выводом: сложно. «Знаю, — посетовал Сан Саныч, — у внука та же история…»

А теперь предыстория. Отдам должное: тему переселения в РФ в нашем издании начинала Ольга Вайтович. Сделав продолжение, в котором столкнулись полярные мнения на этот счёт редактора портала «Русские в Казахстане» Ильи Намовира и известного правозащитника Евгения Жовтиса, я не планировал ни циклов, ни сериалов, ни историй с продолжением. Ни тем более эпопей. Но обрушившийся затем на редакцию шквал писем и звонков наподобие: «Подскажите, как насчёт Тверской области?» хочешь – не хочешь, сподвиг. Охватив достаточно широкую географию, мы консультировались с УФМС различных российских регионов – а также переселенцами; если благодаря нам читатель на тот момент нашёл ответы хотя бы на некоторые вопросы, коих до сих пор немало, — искренне рад. Как и рад искренне, что завершился бюрократический кошмар, через который мне, как и многим, пришлось пройти – а вместе с ним завершился и второй сезон рубрики, в котором мне посчастливилось быть уже не сторонним наблюдателем, а непосредственным участником процесса. Чем объяснить такую радость? Во-первых, нет-нет да проскользнут недовольные нотки: ну что ж ты такой непатриотичный… Во-вторых, в этих нотках непременно затем появляются полутона: ну что ж ты жалуешься, да ладно уж, бог с ними, чиновниками, мы уж как-нибудь потерпим… По второму пункту могу лишь констатировать ещё раз: всем своим видом и чуть ли не каждым словом российский чиновник заявляет соотечественнику: ты здесь не нужен и скажи спасибо, что мы вообще тут до тебя снизошли. Кому-то, может быть, нравится, когда его имеют как хотят. Но я не мазохист – и не хочу становиться им и в перспективе. По первому пункту речь пойдёт далее. Предварительно оговорюсь: перебрав в уме количество уехавших из Петропавловска тех, с кем работал, учился в с/ш №9, на музыкально-педагогическом факультете СКГУ и в Институте языка и литературы при СКГУ – ещё лет десять назад я имел все основания удивлённо присвистнуть. Хотя чему тут удивляться…

Уже в процессе первого сезона мне выражали недовольство отдельные представители «Русской общины»: что вы пугаете людей переселением… И тогда, и сейчас могу ответить: не пугаю, но и не рекламирую. И уж тем более ни к чему не призываю – как мне кажется, чтобы призывать жить в Петропавловске, надо как минимум жить в Петропавловске. И то ещё вопрос. Выводы же почтеннейшая публика пусть делает сама, — будучи, однако, хотя бы отчасти готовой к тому, что её ждёт, если она посчитает для себя нужным последовать примеру. Первый сезон завершился выпуском с участием моего коллеги по музыкально-педагогическому Славы Архипова. Который, как и ваш не всегда и не везде покорный слуга, долго не хотел расставаться с Петропавловском, для чего, поверьте, были приложены все усилия. Но за полным отсутствием перспектив расстаться пришлось; кстати, по сравнению с тем, что огрёб в России он, прежде чем получить там гражданство, мой дневник – детская сказка на ночь. У кого-то более позитивный опыт, у кого-то менее. Со своей стороны я попытался показать всё так, как это происходило в моём конкретном случае, не более того.

Если пока не надоел, ещё более давняя предыстория. Получив аттестат зрелости, высшее образование я решил получать в Петропавловске – хотя не брошу камень в тех, кто уехал с вполне резонной целью получить образование российское, да так, будучи там впоследствии востребован, и остался. Получив диплом, по специальности в Петропавловске я не мог устроиться два года – самым оригинальным отказом было: «Искусство есть искусство, и ему надо учить бесплатно». Имея за спиной (или где придётся) волосатую руку (а что вы хотите – город маленький, на всех кормушки не хватит), искусству кто-то устраивался учить и не бесплатно. Наконец – без волосатой руки, — устроился и я. Напутствие нашего дорогого шефа: «О деньгах не думай – на хлеб ты здесь заработаешь» оказалось пророческим, поскольку первая же зарплата составила три с очень небольшим тысячи тенге. Много это или мало из расчёта на октябрь 2003 года – отдаю на откуп другим, а то ещё опять, не дай бог, подумают, что жалуюсь. Тем не менее, лямку я патриотично тянул три с лишним года, после чего, устав заодно и от хамского к себе отношения, уволился.

Второе высшее также патриотично решил получать на месте без отрыва от производства – до сих пор не пойму, за что деньги платил. Во всяком случае, чуть ли не единственными моими учителями были американцы, прибывшие по программе – чуть не сказал переселения, — в Петропавловск. И позднее, когда, уже имея с трудом полученный опыт работы по второй специальности, в первый же день на новом рабочем месте я застал другого человека – это было последней каплей. Конечно, я мог обиженно бродить взад-вперёд по улице Конституции Казахстана или ещё где-нибудь – в надежде кожей ощутить моральную поддержку родных стен. По привычке оперирую музыкальными категориями: однажды, на пике славы «Битлз», Джону Леннону задали вопрос: «Вам не хотелось бы вновь прогуляться по улице без гроша в кармане, и чтобы вас никто не узнал?» На что последовал ответ: «Мы это делали много раз – удовольствие так себе». Что не узнают – я даже не претендую, да кто я, в конце концов, такой. Вот гроши в кармане – иное дело. Уехав тогда ещё в Астану, с ходу устроился и по первой, и по второй специальностям, начав наконец зарабатывать. Затем, по семейным обстоятельствам, вынужден был на какое-то время вернуться в Петропавловск, где вновь оказался невостребованным в профессиональном плане. Вряд ли, особенно на фоне «заманухи»: «Да зачем тебе эта Астана, давай ко мне», можно назвать востребованностью обещанную по приезду зарплату в десять тысяч тенге. Которые ещё к тому же надо самому собрать с родителей учеников – а это иногда бывает ох как непросто… Потом – опять работа в Астане, до тех пор, пока благоприятно лично для меня складывались обстоятельства. Теперь же даже те коллеги, знакомые, что ранее не помышляли о переезде, пишут мне: «Как бы тебе ни было трудно, ты хотя бы живёшь не в Нур-Султане…»

«А жизнь идёт, а жизнь идёт. За часом час, за годом год», — пели «Земляне» (уж простите, я по роду деятельности в своём репертуаре). «Город не тот и всё другое», — с горечью резюмировал мне после несостоявшегося концерта группы «Круиз» наш прославленный земляк Юрий Левачёв. Кстати, не забывающий Петропавловск – чего нельзя сказать об отношении к заслугам Юрия Александровича со стороны местной администрации. Если меня однажды спросят: не обидно тебе, что материалы «Петропавловск kz» оказались на выставке в Голландии, в библиотеках фонда IK Foundation в Лондоне и Мюнхене – а из акимата в редакцию даже не позвонили и не поздравили? – я без тени кокетства отвечу: о чём вы говорите! Тут в Москву из Челябинска – опять-таки за полным отсутствием перспектив, — вынужден был уехать сам Валерий Ярушин. Без преувеличения, прославив Челябинск далеко за пределами России. Что говорить обо мне? Я, согласен, невелика птица, у которой вообще по жизни принцип: помогать мне не надо, достаточно не мешать. И по возможности не учить жить, поскольку барахтается в безбрежном океане жизни (простите за поэтичность и высокопарность) кто как может. Дай бог каждому со своей жизнью разобраться. А закаты-рассветы, зори вешние и в столице Казахстана, и в российских городах, куда чаще всего переезжают земляки, мало чем отличаются от петропавловских. Не спешу призывать вернуться в Северо-Казахстанскую область и тех, кто соблазнился закатами-рассветами дальнего зарубежья. Как ни банально – личное дело каждого.

Очень возможно, недостаток моих публикаций – в иносказательности. Посему, во избежание быть в очередной раз непонятым, сформулирую насколько возможно чётко и ясно ещё раз.

Дневник переселенца – не эпопея о том, как переселялся в Россию музыкальный обозреватель Дмитрий Авдеев. Это даже не советы и рекомендации и не попытка кого-либо чему-либо научить. Это, хотите верьте – хотите нет, информация к размышлению, и, если у кого-то нет причин покидать Петропавловск, Усть-Каменогорск, Нур-Султан и так далее – с моей стороны он встретит полное понимание. Если повод и возможности для переезда имеются – также разделяю и уважаю такого рода решение. Эпопеи с призывом оставаться или не оставаться – не моя история. Что касается моего личного отношения к Петропавловску – у меня нет никакой к нему неприязни, тем более столичного снобизма. Тем более – имя нашего славного города носит наше издание. В этом городе остаются родители, здесь прошла весьма и весьма значительная часть моей жизни. По этой причине я не хочу слишком удаляться от Казахстана и – боже упаси! – выцарапывать Петропавловск из своего сердца. И чем скорее потеряет актуальность «Дневник переселенца» — тем лучше. Поскольку всё, чем мне обязана Россия – гражданство в предельно сжатый срок, без унижений, нервотрёпки и прочих проблем. Дальше я как-нибудь сам.

 «Злословил» Дмитрий Авдеев

Вcе материалы рубрики «Переселение» >>>

2 комментариев

  • Анна

    Спасибо Дмитрию за интересные витиеватые статьи! Я один (одна) из тех, кто уехал из родного Петропавловска. Много разных мыслей, событий, впечатлений, ощущений по поводу переселения. Если будет возможность, хотелось бы пообщаться и поделиться.

  • Дмитрий Авдеев

    Спасибо, Аня! Всегда рад ! Для уважаемой аудитории: Анна Гилева, прекрасная пианистка, моя коллега по 1-ой школе искусств г. Петропавловска. Живёт, работает — и востребована, — в США. И дай ей бог — если всё устраивает, я только рад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *