На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Олег Тузовский: «В каждый концерт «Ариэля» я вкладывал душу…»

В серии публикаций нашей музыкальной рубрики был уже представлен широкий круг творческих людей, так или иначе имеющих отношение к ВИА и рок-группам. При этом до сих пор не представлялся удобный случай коснуться такой важной темы, как звукорежиссура. Корреспондент «Петропавловск kz» восполняет пробел с помощью Олега Тузовского (студия «Asia Records», Алматы), когда-то работавшего в качестве звукорежиссера с легендарным «Ариэлем».

— Олег Викторович, Вы помните, как впервые услышали «Ариэль»?

-Так у нас в Челябинске записи распространялись.

— Так Вы челябинец?

-Я родился в Алматы, но когда мне исполнилось 6 лет, моя мама (врач-педиатр, заканчивала здесь институт) попала в Челябинск. Я закончил там физико-математическую школу, а потом политехнический институт.

— А с «Ариэлем» как начали работать?

— Я до этого работал с группой «Импульс».

— Тоже известная в свое время в Челябинске команда. Там же тоже был Ярушин, он не родственник Валерия Ивановича?

— Да, Сергей Ярушин там был гитаристом. Не родственник, однофамилец. А Коля Долгов погиб, это был руководитель и главный солист. Там было шесть человек, такой же состав, как в «Ариэле», но пели пять человек.

— В «Ариэле», собственно, тоже – соло-гитарист Сергей Антонов практически не пел.

— Антонов не пел, да. А в «Импульсе» не пел барабанщик. И я до «Ариэля» был у них звукорежиссером. Сначала, первый год, я был радистом, техником по ремонту и обслуживанию аппаратуры. А потом, когда они стали популярны, это был 1972 год, мы начали ездить на гастроли, нам купили аппаратуру вокальную, я стал уже звукорежиссером. У меня технический слух, семь голосов слышу без проблем, все инструменты буквально, Бог наградил. А в «Ариэль» пришел так. Руководителя «Импульса» забрали в армию, у них начался кризис. В 1975 году с «Ариэлем» работал администратором директор Дворца культуры трубопрокатного завода. Я перешел временно опять в ДК, потому что с «Импульсом» работал во Дворце завода металлоконструкций. Этот администратор приехал ко мне, сказал, поедем, я хочу тебе кое-что показать. Приводит меня в филармонию, зовет Валерия Ярушина, тот выходит с репетиции. Знакомит меня с ним, говорит ему: «Вот ваш звукорежиссер». А мне говорит: «Все, с сегодняшнего дня ты работаешь в филармонии!» Ставит меня перед фактом. Я говорю, мол, а как же трубопрокатный завод? «А я уже там насчет тебя договорился, трудовую я сюда сам принесу». Вот так было дело. Через неделю были гастроли в Москве. Но я знал весь репертуар «Ариэля», кто что поет, голоса, и т.д. Челябинск же жил «Ариэлем»… Поэтому я знал весь расклад их песен – какие инструменты когда играют сольно и прочее. В то время там был очень слабенький пульт, аппаратура тоже была слабая. Это были первые гастроли «Ариэля» такого серьезного плана, мы в «Импульсе» умели уже больше, чем они тогда. На репетициях я побывал, и через неделю, в конце августа, вылетаем в Москву, выступаем в Театре эстрады. Первый день репетиций в театре, я прочувствовал аппаратуру, там был неплохой пульт, ревербератор был стремненький, но у нас был получше, по тем временам. Первый же концерт прошел на «ура». Там все звучало, ну, аппаратура хорошая, а учитывая то, что я музыкой-то занимался еще с 1967 года, вырос на «Битлз», «Манкиз»…

— Ранний репертуар «Ариэля».

— Да-да! Не только их. Я на всем этом вырос, и «Дип Перпл», и «Дорз», и «Криденс». Я был, как сказать, весь там. Слышал, какой инструмент как играет, какие примочки у музыкантов, как должны звучать барабаны, гитара, синтезатор. Это все я знал. В «Ариэль» меня взяли как готового звукорежиссера, они знали про «Импульс», что он звучит. И вот первые концерты отыграли, я спустился туда, к ним, они все были в диком восторге, не ожидали, что так все прозвучит. Единственное, что я там перепутал, это в «Отдавали молоду». Как раз тогда там наверху фальцетом пел: «Малина-а-а!» не Каплун, а Ярушин. А я начал «вытягивать» Каплуна. И слышу – нету, потом поискал, кто еще, смотрю – Ярушин, вижу по глазам, что там высоко. Это длилось как раз первые секунды четыре, единственная ошибка у меня была. Потом я его подтянул моментально. И все, там был ажиотаж в Москве на «Ариэль», меня там признали лучшим звукорежиссером года, возили в школу звукорежиссеров, представили молодым пацанам, а мне было всего 20 лет, сам пацан…

Наше сообщество в Вконтакте. Подпишись, чтобы быть в курсе новостей!

— Вы с 1955-го?

— Да, с 1955-го.

— У меня родители с 1955-го. Я с 1980-го. Но вырос на той же музыке, что и Вы…

— А все тогда росли на этой музыке (смеется). Вот и все, и потом началось. Пошли деньги сразу же, филармония купила пульт «Tesla», я все подготовил, распаял, колонки немножко умощнили, потому что залы требовали. Начались гастроли по всему Советскому Союзу, дворцы спорта работали. Здесь, в Алматы, в 1975-м, кстати, они спели все, в том числе из «Битлз», «Дип Перпл».

— Именно этот концерт впечатлил Юрия Лозу, он до сих пор его помнит.

— Мы работали вместе в «солянке», второе отделение было наше, а первое работал «Интеграл». Это, по-моему, был 1976-й год. И еще одна группа в то же самое время у Бари Алибасова была – «Тяжелый металл» называлась.

— Вот это для меня новость. Тогда и «металла» еще, по-моему, не было, был хард-рок…

— Да, но группа называлась «Тяжелый металл». Конкретно роковая команда, у них клавишных не было. Но мы с ними проработали недолго, по-моему, всего пару недель, после чего «Тяжелый металл» куда-то исчез. А вот с Лозой, «Интегралом» мы работали долго.

— А как и почему ушли из «Ариэля»?

— Я же ушел в академический отпуск со второго курса института. И сказал новому администратору, что хотел бы восстановиться, поучиться, мне интересно было. Он мне помог, я восстановился. А у ребят вот тот 1977-й год был кризисным. Они ссорились постоянно. Я сказал: «Ребята, вы не можете поделить между собой лавры первенства. Извините, но я ухожу, иначе потеряю потом возможность доучиться». И ушел.

— Есть наиболее запомнившиеся Вам случаи на концертах?

— У нас были случаи, не помню, в каких городах. Подходили люди к нашему администратору и начинали ругаться, якобы из-за того, что мы работаем под фонограмму. Говорили: «Вот мы ходим уже на третий концерт, у вас они до такой степени похожи, как под копирку!» Ну, понимаешь, да? Хотя НИ РАЗУ под «фанеру» не работали! Даже когда работали в Мурманске, на стадионе, свою хиленькую аппаратуру вытащили, а стадион, представляешь, какой? И работали все равно живьем. Я работал так, что у меня все было доведено до какого-то автоматизма. Инструменты, тембра голосов звучали так, что народ говорил: «Вы, ребята, работаете под фонограмму!» В любое дело нужно вкладывать душу. Если ты работаешь с душой, то все, что ты делаешь, получает отклик, духовный порыв, и люди тянутся к этому. В каждый концерт «Ариэля» я вкладывал душу. И в альбом «Русские картинки» я тоже ее вложил…

— Вы принимали участие в работе над «Русскими картинками»?

— Да, в сведении. На Апрелевском заводе, на Горького студия была.

— Пожалуй, самая популярная пластинка «Ариэля».

— Мне все-таки больше нравится первая — «Зимы и весны».

— А мне – третий диск 1980 года. Олег Викторович, благодарю! Обычный вопрос в таких случаях: черновик посмотрите?

— Ты знаешь, я тебе доверяю. Читал, что ты пишешь, очень грамотно все. Люди тянутся к положительным эмоциям, а отрицательные народ отталкивает. Поэтому я считаю, нужно заряжать народ, негатив никому не нужен. Зачем эти скандалы…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *