На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Новогодняя быль: Перелетные синие птицы

«Шел по улице малютка, посинел и весь продрог», — звучала в голове Надежды давно забытая строчка из допотопного рождественского стихотворения. Бабуля в детстве рассказывала ей жалостливые истории про таких несчастных детей. Они тоже шли по заснеженным улицам и смотрели на сияющие в чужих окнах елки, вокруг которых водили хороводы счастливые дети.

Сейчас Надя сама чувствовала себя таким посиневшим малюткой, хотя недавно ей стукнуло уже сорок. Старость! Конец жизни! Кому она нужна такая – пожилая, бездомная, с горечью думала миловидная женщина, вытирая бегущие по щекам слезы. Подолом вечернего платья она мела грязный городской снег. Блестки и воланы ничуть не спасали от холода. Летние туфли промокли и раскисли. Ноги превратились в ледышки. Жить не хотелось. Лечь в сугроб и заснуть навеки? Подберут.… В вытрезвитель увезут… Вот позору-то будет – учительница напилась!
Ей не верилось, что всего час назад она хохотала вместе со своими учениками в мерцающем блестками и елочными гирляндами школьном зале. «С Новым годом, Надежда Васильевна! С новым счастьем!» — кричали ей вслед ее 17-летние «малютки», проводившие любимую учительницу до самого дома.
Счастье ее, старое и новое, валялось прямо в прихожей в двух экземплярах — муж и взрослый сын. Кто празднику рад, тот за неделю пьян – это о них, когда-то любимых, ненаглядных. Слава богу, храпят. Кроме этих привычных трелей, в квартире – тишина. Значит, невестка с внуком ушла к своей матери. Можно тихонько переступить через усталых бойцов, пройти в свою комнатку и закрыться на замок, пока старший скандалист не очнулся.
Сглазила! Тарас, не прекращая выводить носом хриплые рулады, двинул жену кулаком в ногу, схватил за пальто, резко дернул его – одежка свалилась на драчуна. Пока он барахтался под ней, Надя прямо в чулках рванула обратно на лестницу. А потом куда? Все соседи встречают Новый год. Кому она нужна со своей привычной бедой?! Да и не станет она никому жаловаться в праздничный вечер … Не привыкла…
Где-то на верхних этажах раздалось волшебное пение! Серебряные голоса детей выводили:
Прикоснись и освяти меня,
Все, что есть во мне, — обнови,
Проведи в присутствие свое.
Знаю, только Ты нужен мне!
Наверное, ребятишки из воскресной школы при храме пришли поздравлять мам. Положено приходить в Рождество, но школьное начальство тогда еще не определилось, можно ли. Пение хрустально звенело в каждом уголке, переливалось, неслось ввысь, вызывало слезы на глазах — и вдруг смолкло. Послышались умиленные слова взрослых… Подарки, видимо, раздают…
Сейчас ребятишки пойдут вниз. Увидят ее, босую, полураздетую. Прикинуться, что вышла на площадку подышать свежим воздухом? Кого она этим обманет! Все соседи знают, как уже пять лет после официального развода она вместе с непросыхающим Тарасом живет в одной квартире. Вопли, мат, пьяное пение.… Сколько раз полицию вызывали, спасая ее от побоев! Вернуться? Она хорошо знала, что ее там ждет. Дверь приоткрылась – на площадку вылетели старые туфли и рабочая куртка сына. Заботливый муж, однако! Или сын? Надежда схватила «праздничный наряд» и побежала вниз: лишь бы дети не увидели ее! Могут оказаться из ее же школы!
… Надя все брела и брела по улицам. Как тот дрожащий малютка из святочного рассказа. Помощи ждать неоткуда! Она увидела ворота парка. Там можно найти укромный уголок и.… Вдруг в кармане куртки завибрировал мобильник. А! Это сын приодел мамочку и еще телефон в карман сунул. Вспомнил, как маленьким прятался вместе с мамой от одуревшего от водки отца. А теперь и сам покатился с той же горки.
Высветился номер давней и единственной подруги:
— Надюшка! Ты где? Дома? Беги быстренько ко мне – твоя помощь нужна!
И отключилась. Сауле хорошо знала: где бы ни была Надя, все бросит и прибежит на эти волшебные слова – «нужна помощь!»
Через 10 минут Надежда была в офисе Саулешкиного брачного агентства «Синяя птица». В городе посмеивались нал этим названием: мало кто знал старую сказку и скучный американо-советский фильм по ней. Люди больше помнили те годы дефицита, когда в магазинах «выбрасывали» цыплят – кожа да длинные ноги за 1,50 за кг. Их-то и называли «синей птицей». Причем тут брачное агентство? Или счастье оно обещает такое же тощее? Но агентство – четыре квадратных метра с окном под потолком и парой стульев — было как настоящее: фото счастливых пар, якобы созданных прямо в этой конуре при помощи компьютера прошлого века. Впрочем, Сауле удалось создать несколько счастливых пар из местных старых дев и холостяков. Особенно удачно она выдавала замуж аульных девчат — бесприданниц за женихов без калыма. «Встретились два пустых кошелька», называла это «синее счастье» сама сваха, но агентство ее, хоть и не процветало, но на плаву держалось.
— Надька! Не выдавай меня! Жених приперся прямо из Штатов! Какой-то приколист переписывался с ним от имени моего агентства. Найду гада, сразу башку сверну! Наобещал ему невесту – красавицу с большим приданым. Фото певицы Валерии для приманки поставил на страницу. Где я ему Валерию достану?! Давай я тебя с ним познакомлю, а? Мужик из такой дали прилетел! Жалко же! Вдруг у вас что-то получится? Ты на Валерию чуть-чуть похожа – такая же белобрысая. Вдруг ты от своих алкашей избавишься и мой бизнес спасешь. И жениха от пустых хлопот тоже. Представь, какие деньжищи он уже истратил! Только ты имей в виду: он не миллионер! Говорит, средний американец. Я тут одной кандидатке звонила. Так она хочет олигарха, а сама на крысу похожа!
— Сауле, ну что ты выдумала? Какая я Валерия! И зачем мне какой-то американец? Я и по-английски ни бельмеса. Как я с ним общаться-то буду? И на кого я сына оставлю?
— На одну из его красавиц! Надюш, ты только посмотри на него, познакомься хоть для виду. Я поперевожу. Зря, что ли, ин.яз окончила? Потом я вам свой разговорник принесу. Авось что-то получится? Выручай, подруга!
Надя так продрогла, так была удручена своим беспросветным будущим, что легко сдалась напору подруги и устало улыбнулась толстяку, вставшему при ее появлении и подвинувшему ей стул. Боже! Когда это было – мужчина встал, если она вошла!
Сауле затрещала, как сорока, видимо, рекламируя свой товар – Надежду. Гость отвечал спокойно. Да, он из штата Оклахома, живет там, в маленьком городке. До ближайшего города шесть миль, он туда на автомобиле ездит. Свой дом. Небольшой участок земли. Магазинчик у него «Украшения для дома». Нет, он не миллионер – их в Америке тоже мало, как и в Казахстане. Детей нет. Был женат. Но разведен.
— Он у себя не мог жену найти? – спросила Надежда.
— Он разочарован в американках – слишком деловые и… как это перевести…жадные на деньги.
-Я- то ему зачем?
-Будешь носки вязать и в его магазине продавать! Зачем-зачем! Чтобы жить спокойно! Видишь, какой медведь добродушный! Этот не будет тебя колотить и домой не пускать! Вон от твоих ног какая лужа натекла! Опять «по морозу босиком к милому ходила»? Ко мне ночевать пойдешь, а завтра оденешься и Ричарду город покажешь. Я ему номер сняла в гостинице.
Сауле опять затрещала по-английски. Ричард что-то отвечал, с улыбкой поглядывая на румяную то ли от стыда, то ли от холода Надежду.
— Вот, видишь. Ты ему тоже понравилась. Говорит, ты красивее, скромнее, чем его индонезийка, прости меня Аллах! И симпатичнее, чем на фото. А ты — Валерия! Куда ей до тебя! Ты его завтра в школу возьми. Пусть увидит твой кабинет труда и как ты елки ведешь! Сразу поймет, с кем имеет дело. Все! Пошли! Гостя проводим. Да и тебе в горячую ванну надо, пока воспаление легких не подхватила.
Пока Сауле несколько дней оформляла выездные документы молодоженам, Надежда и Ричард познакомились чуть ближе. Общались через «Тематический разговорник», показывая друг другу нужные фразы. Тест был составлен Сауле специально для таких очень редких клиентов – там всё о доме, о семье и немного о любви. Видно, авторша не очень верила, что она, эта любовь, бывает с первого взгляда. Но Ричард и Надежда прониклись чем-то очень похожим – пусть и не любовью, но взаимной симпатией, точно. Он увидел, как любят свою Надежду Васильевну ученики, какая она рукодельница – ее кабинет был украшен работами детей, выполненных на уроках, и дипломами, полученными старшим учителем Надеждой Васильевной на разных выставках и смотрах.
Муж и сын Надежды, кажется, и не заметили, что она «куда-то свалила». В первый раз, что ли, ей жить у подруг и родственников, пока они вели настоящую мужскую жизнь! Явится! Куда она денется!
А Надя тем временем уже летела через океан. Ей и самой не верилось, что она решилась на такое. Ей казалось, что она смотрит какой-то фильм, где все так не похоже и похоже на ее родину. Вроде и сопки есть такие же, и пустыни, и леса. А городок в Оклахоме, куда после нескольких пересадок с самолета на самолет привез ее Ричард, ну просто вылитый казахстанский райцентр! И Ричард оказался таким же, как при первой встрече: добродушным, заботливым, спокойным. И, самое главное для Нади, в рот не брал спиртного. Разве что бокал вина в рождественский вечер, накануне наших новогодних праздников, когда они отмечают день своего странного знакомства.
Я познакомилась с Надеждой Васильевной в Интернете. Встретились мы в виртуальном мире, рассматривая фото изделий таких же, как у нее, «очумелых ручек» – вязание, шитье, изделия из бисера, лоскутные картины и одеяла. Надя все это умеет делать, я – совсем немногое, но очень ценю таких настоящих женщин — с золотыми руками — и не понимаю, как можно гордиться тем, что не умеешь пуговицу пришить.
Родные Ричарда – в основном такие же, как он, добродушные толстяки — тепло приняли новую родственницу. Надя храбрится и старается говорить по-английски, но пока еще не выучила язык настолько, чтобы получить работу. Зато она развела на запущенном участке вокруг дома великолепный сад, с цветущими почти круглый год клумбами. Дом украшен ее картинами, лоскутными покрывалами, шторами и коврами, которые стоят в США немалых денег – индейская же ручная работа! Надежда и в самом деле вяжет яркие разноцветные носки для обычной жизни и для рождественских подарков. В них Санта Клаус, так похожий на казахстанского Деда Мороза, кладет разные вкусности и сувениры для детей. А чем больше носок, тем крупнее подарок! Надежда Васильевна грустно вздыхает и вспоминает, как ее ученики называли этот символ Нового года якобы по-казахски — Колотун-ага.
Продаются в магазине Ричарда и другие ее поделки. Они приносят ей неплохой заработок. Для души Надя открыла в соседнем городке кружок вязания и перестала стыдиться своего «тунеядства». Ричард смиренно возит ее на занятия из своего загородного дома туда и обратно. Ходят к ней заниматься американские многодетные (трое балашек, не больше!) мамаши и «божьи одуванчики» — бабушки. Почтенные миссис вяжут подарки внукам и поют с Надей полузабытые украинские песни. Ведь в Америке и Канаде немало потомков эмигрантов с Украины начала ХХ века. Отмечают они все вместе праздники – от колядок до Хэллоуина. Надины маски, костюмы ведьм, призраков, пиратов и самой смерти с косой, оказалось, очень нравятся этому интернационалу. В таких нарядах она с Ричардом, его мамой, сестрой и со своими кружковцами бывает на многочисленных в Оклахоме фестивалях, выставках и просто праздниках вроде индейского лета. С конкурсов Надежда Васильевна привозит награды, медали и денежные премии, на которые покупает в магазинчике мужа ткани для новых лоскутных фантазий. Кстати, Ричард стал хорошим помощником жене.

Он наладил Наде всю ее швейную технику, выполняет все трудоемкие работы и сам пробует шить солидные мужские изделия, вроде больших пледов.
У Надежды много интернет – друзей. Они обмениваются идеями и фотографиями готовых шедевров, организуют международные мастер-классы. Сейчас по северным городам России странствует очередная международная выставка «лоскутниц», посвященная 200-летию П.П.Ершова, автора «Конька — Горбунка». Побывали работы женщин разных стран, объединенных общим увлечением, во Франции и во Флориде, где их труды высоко оценили посетители выставки. Мне удалось полюбоваться картинами из ткани на передвижной выставке в городе, где я сейчас живу, в Туле. Какая там была красота!
Жаль только не было ни среди участниц, ни среди зрительниц рукодельниц из Казахстана. А ведь наши женщины, русские, украинки и казашки, не хуже индианок с древности владеют искусством шитья из цветных лоскутков. И ковры они умеют ткать такие, что голова закружится от восторга!
Скучает ли Надежда Васильевна по родине? «Да, конечно, особенно по внуку, — отвечает она. — Но бываю дома редко. Такие дальние перелеты обходятся очень дорого».
Побывала «американка» на нашей общей исторической родине на выпускном бале у своих казахстанских учеников. И сын прилетал к ней в Оклахому. К радости матери, он «соскочил со стакана»: однажды очнулся от пьяного угара, увидел отца и себя глазами матери — и завязал.

Не очень верилось в историю знакомства «казахстанской хохлушки» и стопроцентного американца. Подумала, хвастают эти компьютерные свахи, что они при помощи своего «железа» успешно вмешиваются в чужую жизнь.
Спросила у Нади, чем уж так отличаются американские мужчины от наших. Она засмеялась: «Это уж как в лотерее – кому какой попадется. Конечно, все люди разные. Но бросается в глаза, что американцы умеют относиться к женщине как к прекрасному полу, бескорыстно любить, не ожидая взамен, что его дама сердца с радостью примется за стирку носков и глажку рубашек. А вот наши земляки именно этого от женщины и ждут. У них крепко сидит в голове стереотип, что женщина должна тянуть на себе и работу, и быт, и детей, а порой и мужа. Американцы предпочитают, чтобы домашнюю работу делали нанятые работники. Если возможности не позволяют воспользоваться услугами домработницы, то американский мужчина даже в этом случае не будет взваливать всю домашнюю работу на хрупкие женские плечи. Согласитесь, такая поддержка в семье окрыляет женщину и превращает все её мечты в реальность!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.