На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Ни юности, ни старости

Пенсионерка не может получить надбавку, положенную детям войны

Так получилось, что у поколения 40-х годов не было детства. Его отобрала война. Жительница Петропавловска Нина Балдина с достоинством пережила трудные военные годы, перестройку, но, уже находясь на заслуженном отдыхе, всё еще сталкивается с трудностями по получению положенных от государства льгот. Как и многие пенсионеры, она не всегда находит поддержку у чиновников.

Нина Алексеевна Балдина, потеряв надежду в получении помощи от государства, обратилась в редакцию нашей газеты. По словам пенсионерки, уже полгода она не может воспользоваться всеми привилегиями старости. Но начнём по порядку.

Две войны, две потери
В сороковых годах семья Балдиных жила в Саратовской области, посёлке Ершове. Это сейчас поселение разрослось и стало городом, а в прошлом веке Ершов ничем не выделялся среди других деревушек.

В семье Балдиных было четыре ребёнка — три девочки и мальчик. Две старшие сестрички Нины Алексеевны были от другого отца. Он был убит на фронте ещё во время Первой Мировой. После потери кормильца молодая вдова с двумя детьми вышла замуж и подарила второму мужу ещё двух детей.

Да только счастье было недолгим. На этот раз женщину сделала вдовой другая война, Великая Отечественная. Нина вместе с мамой была дома, когда по радио диктор рассказал о том, что началась война. А что это такое? Одиннадцатилетняя девочка ещё не знала.

Мама Нины, услышав новость, сразу поняла, что и со вторым мужем ей придётся расстаться. Конечно, она знала, что бывают случаи, когда солдаты возвращаются домой невредимыми. Да только после гибели первого мужа уже не верилось, что такое счастье может и ей достаться.
Главу семейства забрали в ряды Красной армии через месяц после начала войны.

Всё для фронта
Этот лозунг в сороковых годах был главным. Под этим девизом ученики даже младших классов трудились на полях. С этими же словами каждый рабочий встречал раннее утро.

Мама Нины на время войны сменила работу. Теперь она ездила в Саратов. Сюда с Запада СССР были эвакуированы заводы и военные училища. Здесь же бурно развивалась оборонная промышленность. А пока мама нашей героини трудилась в городе, Нина вместе со своими одноклассниками собирала колоски, поливала огороды.

Уже через год в Ершове оставили лишь одну школу. А все остальные здания переделали в госпитали. Школьники с трудом умещались в кабинетах. Но это не влияло на их успеваемость. Каждый ученик знал, что он должен учиться, чтобы в дальнейшем помогать своей Родине.

А после занятий ученики ухаживали за ранеными, собирали им посуду и тёплые вещи. В каждом солдате Нина видела своего отца. Она и помогала всем нуждающимся, как родным. Знала, что точно так же и за её отцом следят дети, у которых война отобрала родителей.

Так и не узнал о победе
А в это время письма от отца приходили всё реже. Его перебросили на Ленинградский фронт. Он был там, он оборонял город.

А когда в 43-м блокадное кольцо было прорвано, отец Нины с тяжёлыми ранениями попал в госпиталь. У него была повреждена брюшная полость. С таким ранением, по словам врачей, ему предстояло недолго жить.

Отца выписали из госпиталя с присвоенной первой степенью инвалидности. С таким диагнозом и в тылу нельзя было работать. Отец Нины Алексеевны прожил чуть больше года. Он так и не узнал о победе, не узнал о том, что его старания не были напрасными.

Как из ткачихи получился строитель
Уже в послевоенное время Нина Алексеевна поступила в ткацкий институт. Отучившись два года, она поехала на завод на первую практику. Закреплённая за группой специалист разу же шепнула девочкам, чтобы те меняли профессию. В доказательство она провела их по цехам, где от влаги изнемогали ткачихи. Насмотревшись на мучения молодых девушек, Нина Алексеевна забрала документы из института. Теперь она решила попробовать себя в роли строителя. Благо, в училище её взяли без экзаменов.

Окончив училище, девушка была направлена в Казахстан, на целину. Но только она не в поле работала, а города да селенья для рабочих обустраивала. Штукатурила, белила, кирпичи укладывала — ни от какой работы не отказывалась. Старалась в работе горе своё заглушить.

За несколько недель до получения диплома трагически погибает жених Нины Алексеевны. А они так мечтали вдвоём поехать осваивать целину.

Перестройка помогла
Незаметно в работе пролетели годы. В конце 80-х Нину Алексеевну её строительная бригада проводила на пенсию. А что делать на пенсии одинокой женщине? Вот и решила наша героиня с семьей своей объединиться, перебраться в Россию поближе к родственникам. Правда, в то время уже не было в живых её брата и сестёр. Но росли их дети и внуки, которые были рады Нине Алексеевне.

И она с нетерпением хотела променять своё одиночество на семью. Да только уже тогда начались волнения, а совсем скоро развалился Союз. Тогда уж было не до переездов. Нужно было думать о более насущных проблемах — как согреться в неотапливаемой квартире, где приготовить еду.
Уже вскоре перестройку Нина Алексеевна начала вспоминать с благодарностью. Те её подруги, что решили в тяжёлые девяностые рвануть в Россию, сейчас получают маленькую пенсию. А на свою наша собеседница не жалуется.

Нужен помощник
Нину Алексеевну беспокоит другое: как ей, одинокой, век свой скоротать? Уже давно в первой поликлинике женщине поставили диагноз — ревматизм. А всё потому, что ноги её перестали слушаться. С такой болезнью она очень редко выходит из дома. В ближайший магазин и то тяжело сходить. А потом же ещё нужно подниматься на свой этаж.

Не так давно в газете Нина Алексеевна прочитала о положенных пенсионных надбавках детям войны. Обратилась она в отдел социальной защиты, а там с неё доказательства потребовали — выписки из архивов. А это ж запросы нужно направлять в Ершов. Больше Нина Алексеевна о надбавке и не думала.

А в начале года ей соседка посоветовала ещё раз обратиться в отдел социальной защиты, попросить социального работника для помощи. Ведь даже дома Нина Алексеевна уже давно не убирается — тяжело ей.

Пришлось нашей героине вновь не без труда подниматься по лестнице этой организации. Думала, что домой уже не одна вернётся, а с помощницей. Но ей сказали, что социальный работник полагается лишь тем, кто сдаст необходимые анализы и получит разрешение у врачей. А о том, как ей с больными ногами ходить по больнице, Нине Алексеевне не рассказали. И не обратили внимание, что пожилой женщине некому помочь. Вот и получается замкнутый круг.

В отделе социальной зашиты нам пояснили, что Нина Алексеевна, действительно, к ним обращалась, и у них хранятся её координаты. Узнав о том, что восьмидесятилетней женщине никто не может помочь, в отделе пообещали направить к ней социального работника для сбора всех необходимых документов.

P.S.: Когда номер готовился к выпуску, мы выяснили, что Нине Алексеевне был направлен соцработник. Надеемся, что дело сдвинется с мёртвой точки, и труженица тыла всё же сможет получать положенную надбавку к пенсии.

Любовь ХОМЯК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.