На севере Казахстана десятки предпринимателей могут остаться без земельных участков


На севере Казахстана десятки предпринимателей могут остаться без земельных участков. Как выяснилось, они располагаются в границах государственных природных заказников. А там, согласно решению суда, уже вынесенному одному из представителей бизнеса, нельзя осуществлять подобную деятельность. Правда сами бизнесмены и представители Совета по защите прав предпринимателей считают данное решение ошибочным. Есть мнение, что госорганы просто приравняли понятие заказника к особо охраняемым природным территориям. Ведь если это не так, то под угрозу попадают землепользователи сразу четырех районов. При чем не только субъекты бизнеса, но и население, рассказывает Петропавловск.news.

Чем особо охраняемые природные территории отличаются от заказника? Чем руководствовались местные исполнительные органы, когда предоставляли участки? И могут ли на данной территории вообще располагаться населенные пункты? Ответы на эти вопросы искали на заседании Совета по защите прав предпринимателей.

9 февраля текущего года специализированным межрайонным экономическим судом было вынесено решение о признании сделок недействительными. В отношении земельных участков, принадлежащих ТОО «Норд Жолдары». Суд сослался на то, что данные земельные участки (в населенном пункте села Подгорное Кызылжарского района) расположены на землях особо охраняемой природной территории Смирновского государственного природного заказника. Однако представители ответчика, да и члены палаты предпринимателей, присутствующие на заседании, считают иначе. На их взгляд государственный орган прировнял заказник к национальному природному парку, что в корне отличается от земель, о которых сегодня идет речь.

На территории Северо-Казахстанской области располагаются три заказника: Согровский, Смирновский и Мамлютский. Есть здесь и одна особо охраняемая природная территория (ООПТ), находящаяся в Айыртауском районе, где расположен национальный природный парк «Кокшетау».

Дело в том, что ООПТ и природный заказник имеют принципиальные различия. Если земли особо охраняемой территории могут находиться только в государственной собственности и обычно изымаются у прежних владельцев, то территория природных заказников может накладываться на земельные участки других категорий. Например, на те же населенные пункты. Сам по себе заказник своей земли не имеет, поэтому земли используются по своему целевому назначению. Правда на территории заказника должен действовать особый режим, иначе говоря, какие-либо ограничения. В данном случае заказник зоологический, так что в нем нельзя убивать животных, разорять гнезда и т.д. Чем помешал соблюдению этих правил асфальтобетонный завод, который решением суда и лишили земельного участка, представить сложно. Вряд ли сотрудники предприятия стали бы заниматься такими вещами.

— Предприниматель приобрел данный участок в феврале 2018 года. Эта территория находилась в границах заказника. И этого никто не отрицает. Но целевое назначение земельного участка и категория земли не является особо охраняемой. Мы сделали запрос в управление СХ и земельных отношений области о предоставлении информации, где на территории области находятся особо охраняемые природные территории. Нам дан ответ, что на территориях Кызылжарского, Мамлютского и Аккайынского района, таких земель не имеется. Единственный район, где есть особо охраняемая природная территория, это Айыртауский. Там, где расположен государственный национальный природный парк «Кокшетау», — рассказал начальник отдела по защите прав предпринимателей палаты предпринимателей СКО Айдос Кенбеилов. — Мы подняли этот вопрос, так как на этих 240 тыс. га Смирновского заказника располагается село Смирново, село Астраханка, сёла Подгорное, Трудовая нива, Чапаево и другие. Естественно в этих населенных пунктах есть предприниматели, которые осуществляют свою деятельность. Они также приобрели земельные участки. Если брать по аналогии, получается, что все эти предприниматели под угрозой?

Еще один нонсенс — это само расположение населенных пунктов на территории заказника. Если следовать логике, то исходя из постановления суда, они также находятся в особо охраняемой природной территории, распоряжаться которой можно только на правительственном, но никак ни на местном уровне.

— Получается, что для того, чтобы выделить землю под ИЖС, продать или купить дом, жители этих населенных пунктов должны обращаться ни в местный исполнительный орган, а напрямую в правительство, в компетенции которого находится распоряжение землей данного населенного пункта. Но это же абсурд, — говорит Олег Хрупин.

Есть в деле еще несколько противоречивых факторов. Так, например, на заседании суда речь идет о Смирновском государственном природном заказнике. Но в постановлении Правительства 2017 года об утверждении перечня особо охраняемых природных территорий республиканского значения его местонахождение определено как Аккайынский район. Получается, что в данном случае, вопреки постановлению, границы Смирновского заказника «распространились» еще и на территорию Кызылжарского, Тайыншинского и Есильского районов. А ведь речь идет о предприятии, которое располагается на территории именно Кызылжарского, а не Аккайынского района.

Впрочем, на этот довод представительница департамента земельной инспекции ответила, что границы заказника были определены во время выездного судебного заседания. Поэтому оспаривать сейчас или комментировать данный факт она не уполномочена.

Также интересно, что до 2017-го года согласно постановлению местного исполнительного органа на данной территории все-таки были наложены определенные ограничения по ведению хозяйственной деятельности. Потом их отменили решением того же МИО. А теперь эти права вдруг ни с того ни с сего делегировали правительству.

— Сам факт того, что до 2017-го года не правительство, а акимат устанавливал какие-то ограничения, уже свидетельствует о том, что заказник и вся эта территория находятся в ведении местного исполнительного органа, а именно акимата СКО. То есть никакой передачи в компетенцию правительства не было. И вдруг сейчас суд определяет это как компетенцию правительства и ставит под удар хозяйственную деятельность сразу нескольких предприятий, — сказала председатель Совета по защите прав предпринимателей СКО Инесса Куанова.

В ходе заседания также выяснилось, что это уже не первый прецедент. Буквально недавно земельного участка по аналогичной причине лишилось еще одно предприятие области. Правда его представители ограничились судебным заседанием первой инстанции, а сроки подачи заявления в верховный суд уже прошли. Однако в случае с асфальтобетонным заводом его юристы планируют идти до конца.

— Мы будем писать апелляционную жалобу, будем отстаивать права, но какое решение будет, конечно, неизвестно. Паспорт на заказник был оформлен в 2005 году. И самое главное, о существовании данного документа и о границах, которые согласовывали все районы, естественно, знали также и МИО, которые предоставляли участок. Но я нарушения с их стороны здесь не усматриваю, — сказал Олег Хрупин. Он также отметил, что если решение суда так и останется без изменений, под удар могут попасть десятки других предприятий, существующих в границах заказника. Правда к ним у природоохранной прокуратуры пока никаких претензий не возникало. Возможно, она подходит к данному вопросу с какой-то особой избирательностью? Если так, то делом самое время заинтересоваться антикоррупционной службе.

2 комментариев

  • КМВ

    «Да здравствует наш асфальтобетонный завод, самый чистый и природоохранный завод в мире»

  • Ник

    То есть свалка в заказнике напротив с. Элитное никого не напрягает. А завод поперек встал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ
Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ