На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Многодетный монах, или Мигранты в рясах

На днях тульские верующие и даже атеисты узнали о подвиге священника отца Стефания, ныне служащего в городе оружейников в старинном храме Димитрия Солунского. Осмелимся громким словом «подвиг» назвать поступок священника, усыновившего и воспитывающего 17 сирот. Наверное, на просторах бывшего СССР найдутся и другие такие же сердечные люди, заботящиеся о чужих детях, но отец Стефаний (в миру — Александр Канубриков) заинтересовал корреспондента Петропавловск.news, в первую очередь, тем, что в Тулу он приехал прямо из Казахстана.

А это уже наш человек – мигрант из родных краев. А мы, рожденные в Казахстане, всегда стараемся держаться ближе друг к другу. Даже сложились большие диаспоры «наших» не только в Германии, о чем часто пишут, но и в Белгороде, Выборге, на Урале и в других городах РФ.

О семье Канубриковых местные жители, кроме некоторых прихожан храма Димитрия Солунского, четыре года и не слышали. Но на днях тележурналисты раззвонили … Нет не о детях и их приемном отце, а о том, что уникальную семью посетил тульский губернатор Алексей Дюмин и пообщался с ребятами.

У нас же всегда новость номер один – куда съездил первый руководитель региона и что он пообещал народу. Удивился ли такой семейке Герой России, генерал-лейтенант ФСБ А. Дюмин, неизвестно. Но отец Стефаний только во время его визита узнал, что один из его старших мальчиков, Максим, обратился на сайт губернатора с просьбой помочь многодетной семье решить транспортную проблему.

Отцу семейства, живущему в селе на окраине большого города, приходится постоянно ездить на большие расстояния. Дети болеют – их надо возить к врачам и на процедуры, в детсады, в школы, в колледжи. Да и продуктов семейке требуется немало. В пакетах не принесешь! Все льготы, положенные усыновителям по закону, семья, конечно, получает. Но на собственное транспортное средство денег пока не накопила и вряд ли накопит в ближайшее время, а бесплатного автомобиля, тоже по закону, ей надо ждать еще не менее шести лет.

Так Туле стало известно о семье Канубриковых, и появилась масса любопытных. Главный вопрос у них, зачем священнику столько детей? Отвечает: он всегда любил детей, а в Талгаре с самого начала служения активно занимался духовным воспитанием приходских ребятишек и опекал Дом ребенка. Удивляет людей еще то, что отец Стефаний – монах, то есть одинокий неженатый человек, и детьми он занимается один. Правда, помогает ему мать, Нина Ивановна. Не путать с матушкой — с попадьей, ее нет и не может быть: священник принял черный постриг и, следовательно, дал обет безбрачия. Живет в семье еще лишь дальняя родственница Наталья, помощница по хозяйству. Она с медицинским образованием, что очень важно для ребят. Во время переезда из Казахстана у этих троих воспитателей детей было «только 11». Еще шестерых семья успела за три года усыновить уже в Туле. Из них пятеро — инвалиды.

Легко сосчитать, сколько лет отец Стефаний воспитывает детей. Старшие ребята попали в его семью двухлетними, а сейчас двое из них уже отслужили в армии. Еще двое окончили кулинарный колледж, теперь работают поварами и дома помогают маме и няне готовить вкуснейшую еду. Самому отцу Стефанию, когда он усыновил своего первого ребенка – Сережу, было почти столько же, сколько сейчас его старшим сыновьям, — всего 20 лет. В первый раз было так. Священника привели в Дом ребенка, показали больного малыша, обреченно лежащего в кроватке. В таких случаях православные стараются быстрее окрестить ребенка. Решение стать его отцом будто пришло священнику само – свыше, говорит он.

 

Юридических проблем с усыновлением не возникло: в Казахстане, так же как и в России, стать приемным родителем может гражданин, не состоящий в браке. К тому же рядом с будущим многодетным отцом всегда была «женская составляющая» — его мама, Нина Ивановна. Она хотя тоже удивлялась, зачем это нужно сыну, но каждый раз, когда в доме появлялся очередной ребенок, Нина Ивановна сразу начинала нянчить его, кормить, лечить, не спать ночами… Каждая мама знает, сколько внимания требует маленький ребенок, тем более больной. А почти все ребята, которых отец Стефаний приносил домой, были нездоровыми, или недоношенными, или с задержкой развития. Ему помогали врачи из прихожан, но и сам священник за двадцать лет приобрел колоссальный опыт в лечении детей. Ведь каждого из усыновленных младенцев-отказников он выхаживал сам. Последнюю девочку, Катю, Канубриковы удочерили, когда маленькой тулячке было всего 7 месяцев. Сейчас Катюше исполнилось три года, это веселый и озорной ребенок, любимец старших сестер и братьев. Но и теперь отцу приходится вставать к ней раз пять-шесть за ночь. А есть еще двое маленьких мальчишек, тоже попавших в семью больными, слабенькими. Крошечный Степка был такой, что его бы едва ли кто-то усыновил.

 

— Не любят у нас брать больных детей, — вздыхает священник, – всем нужны здоровые и красивые. Некоторые современные усыновители пытаются с помощью детей решить свои вопросы: сохранить семью и даже как средство от скуки, как игрушку. Не получается развлечься — готовы вернуть его обратно. Какую травму на всю жизнь получает такой ребенок! Но, к счастью, есть такие, которые принимают малыша, и у них в глазах любовь, для них ребенок – это радость. Не надо ждать от детей отдачи. Их надо просто любить.

 

До обращения Максима к губернатору, Канубриковы никого ни о чем не просили. Дом на окраине Тулы им отдали родственники. Это большой современный коттедж с просторным холлом и большой кухней — то, что нужно для такой семьи. Каждому нужен уголок, да и шутка ли — накормить сразу двадцать человек.

 

Второй вопрос, который любят задавать священнику любопытные, почему он выбрал именно Тулу.

 — Я родился в Средней Азии, в Киргизии, потом жил в Казахстане. Призвание почувствовал очень рано, еще в школе, и с детства знал, что буду священником, — рассказывает отец Стефаний. — А постригал и рукополагал меня нынешний митрополит Тульский и Ефремовский Алексий. Владыка до перевода в Тульскую епархию 12 лет возглавлял столичную епархию в Казахстане. В Тулу я приехал, прежде всего, из-за большой любви к владыке Алексию: он сделал меня священником, он всегда был и будет моим духовным отцом. Хотелось быть рядом…

Обычно во все времена становились священниками «поповичи» — дети церковнослужителей. Но оба наших героя были обычными московскими школьниками из рабочих семей, хотя и воспитанных по православным обычаям, но они даже в церковь не ходили. Будущий митрополит Алексий некоторое время учился на химическом факультете пединститута. Потом задумался о смысле жизни, о духовности, крестился и перешел учиться в духовную семинарию. Сейчас он ректор Тульской семинарии, одной из старейшей в стране, недавно восстановленной. Стараниями владыки Алексия при семинарии созданы православные гимназия и детский сад. При каждом храме существуют воскресные школы. А храмы в Туле великолепные, с историей. Недавно реставрирован Успенский собор на территории Тульского кремля ХVI века. А еще раньше – храм, прежде находившийся в том самом женском монастыре, куда И.С. Тургенев поместил свою героиню из «Дворянского гнезда». Вернули церкви и другие исторические храмы. Тот самый, где ныне служит отец Стефаний, находится на Чулковском погосте. Ему 222 года. Там покоятся известные тульские оружейники. Среди них – оружейник, ставший прообразом лесковского Левши.

 

Удивительно, что священник отец Стефаний считает, что по-настоящему православным его сделали… уроки литературы в советской школе. Он говорит: «У нас была достаточно мудрая, выстроенная на христианских основаниях школьная программа. На уроках литературы мы читали наших великих писателей, которые как раз и поднимали проблемы человеческого духа».

 

А мы критикуем советскую школу…

Когда читаешь о пути служения Богу священников, невольно сравниваешь их с профессиональными военными. И те и другие служат там, «куда родина пошлет» и, в большинстве своем, остаются верными избранным идеалам, ради которых жертвуют личной жизнью, как понимаем ее мы, светские люди. Так и митрополит Алексий (в миру — Андрей Николаевич Кутепов) по окончании Петербургской духовной семинарии был настоятелем Успенского кафедрального собора в г. Владимире, наместником Свято-Троице-Сергиевой лавры, служил в Москве и в Зарайске, т.е. в родных местах. Но когда потребовалось – беспрекословно отправился в неведомый ему Казахстан. В 1990 году митрополит Алексий стал архиепископом Алма-Атинским и Семипалатинским (с 31 марта 1999 г. — Астанайским и Алма-Атинским). Когда его спрашивают, как ему служилось в те непростые времена, он отвечает:

 

— Когда зерно трясут в сите, хорошее зерно остаётся, а мусор и плевелы опадают. С распадом Советского Союза примерно так и происходило. Очень много людей, которые тогда оказались на территории Казахстана, жили там не потому, что они там родились и для них это была единственная родная земля, а потому, что туда их привела профессия. Кто-то из них был врач, кто-то военный, атомщик, горняк или металлург. Когда же всё развалилось, то оказалось, что Казахстану они не нужны. Те же, кто там родился и живёт в четвертом или пятом поколении, чувствовали себя абсолютно свободно и спокойно в дружбе с казахами. В то же время советский период Казахстан оказался настоящей Голгофой Русской церкви. Вся земля Казахстана напоена кровью новомучеников. Куда ни кинешь взгляд, там обязательно лежит какой-нибудь исповедник и мученик за веру, за правду, за чистую совесть. Интеллигенция там тоже особенная, выстраданная. В XX веке, в эпоху господства атеизма, Казахстан стал местом ссылки и исповеднического подвига многих тысяч православных христиан, большинство которых закончило там свою земную жизнь как мученики.

А тогда, в 90-е, то, что не было укоренено, спокойно уходило, а то, что вызрело, начало давать свои плоды. Это было понятно моей пастве — а среди моей паствы были не только русские, но и украинцы, и белорусы, и русскоязычные корейцы. Мы чувствовали плечо и нужность друг друга. И сегодня в Казахстане мы видим великолепный митрополичий округ.

 

Тогда митрополита Алексия можно было часто видеть на официальных мероприятиях рядом с Президентом РК Н.А. Назарбаевым. Каждый из них на своем поприще создавал новый Казахстан. Сейчас митрополит Алексий, глава Тульской митрополии, говорит о Нурсултане Абишевиче:

 

— Этот человек по Божьей воле осуществляет руководство своим народом. Пульс своей личной жизни он соизмеряет с пульсом жизни своего народа и государства. Он умеет эти два момента правильно сочетать к общему благу. Это мудрый человек, который дал возможность народному представительству открыто выражать себя и помогать государственному устройству. Не откликнуться на его начинания было бы предательством и самого себя, и своего пастырского долга, и я поддерживал его с полным сознанием. Между Русской Православной Церковью и Духовным управлением мусульман Казахстана сложились добрые отношения сотрудничества в области благотворительности и социального служения, совместного участия в общегражданских проектах, проповеди нравственных ценностей и призывов к согласию.

 

Когда речь заходит о семье о Канубриковых и о том, чего не хватает современным детям, митрополит Алексий становится грустным:

 

— Как всегда, детям недостаёт положительного примера своих родителей, ближайшего окружения со стороны старших. Мне кажется, мы сделали что-то страшное. Пусть в советское время родители были заняты всеми этими пятилетками, планами и так далее, но та же самая советская власть серьёзно занималась воспитанием детей с самого детского сада и школы. Сегодня же родители занимаются заботами о пропитании, а школа вообще сняла с себя всю ответственность за воспитание. Кому же всё это поручено? Телевизору.

Ребёнок чувствует себя в телевизоре дома. А этот телевизор — начиная с мультиков — говорит ему о том, как убивать. Это будет с ним по всей его жизни, и мы получаем то, что видим вокруг себя, — агрессию и на маму, и на папу, и на Родину.

 

Почему молодые люди попадают в террористические организации? Да потому же! Официальные власти, религия политы грязью с ног до головы. А терроризм покрыт поволокой какой-то таинственности, даже романтики. По ту сторону экрана сидят люди и забрасывают удочку, потому что её никто не предупредил о возможных последствиях. Родители? Но они на работе, им не до того. Ребёнку не хватает культуры, любви, он ищет этого и находит опасный суррогат.

 

Губернатор Тульской области А.Г. Дюмин «изыскал возможности»: сразу после посещения многодетной семьи руководитель Фонда развития Тульской области «Перспектива» Юлия Федосеева передала семье Канубриковых микроавтобус. Теперь дружная семейка сможет разъезжать на нем всей компанией.

 

Но, как часто бывает, не обошлось без «ложки дегтя. Нашлись завистливые люди, заметившие в этой истории только подаренный микроавтобус. Некоторые стали злобствовать на форумах, обвиняя священника в корысти. Таким скажем: а вам слабо позаботиться хотя бы об одном ребенке?

Один комментарий

  • Мурзик недовольно и жалобно заурчал и посмотрел на полуоткрытую молитвенную комнату, откуда уже долгое время не выходил его кормилец – старый неухоженный монах, носивший обычно рваную и грязную рясу. Мурзик был чистоплотен, но сейчас он больше всего на свете хотел бы увидеть всклокоченную посеребреную бороду кормильца и его широкую добрую улыбку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.