На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Информационное агентство. Новости Петропавловска, СКО, Казахстана сегодня.


Мехрдад Бади: Хочется двигаться вперёд…

Со Строк Максимилиана Волошина, как известно, и начинается Сюита, открывает которую Голос почётного гостя рубрики. Что, конечно, даёт прекрасный повод побеседовать с ним по случаю приближающегося 45-летия Культового Альбома. Интервью с Мехрдадом Бади — вниманию читателей Петропавловск.news.

— Мехрдад, предложение принять участие в этой теперь уже легендарной записи поступило Вам от Татьяны Сашко?

— Честно сказать, точно не помню – вы же понимаете, прошло сорок пять лет (смеётся). Может быть, от Тухманова, может быть, от неё. Скорее всего, от него, потому что, насколько помню, Татьяна появилась уже во время процесса. Хотя, возможно, я неправ…

— Ваши коллеги по данному проекту впоследствии вспоминали о том, что Давид Фёдорович, прежде чем сделать окончательный выбор, пробовал с ними разные композиции. В случае с Вами было так же?

— Да. На прослушивании Тухманов тихо наигрывал что-нибудь на пианино, там не было никаких фонограмм. Мне он предложил спеть пять или даже шесть песен. От некоторых, признаюсь, я сам отказался (они мне тогда не понравились), в результате чего возникла проблема с Таней Сашко – она очень сильно на это обиделась…

— А с кем-либо из других солистов встречались на репетициях или записи?

— Нет, не встречался. Позже читал об этом материал: Давид Фёдорович всё держал в строгом секрете, не хотел, чтобы кто-то с кем-то знакомился. Может, это было оправданно.

— Судя по результату – да.

— Даже больше скажу: сами фонограммы я услышал только в день записи. Можете себе представить? Тухманов даже не прокручивал мне минуса.

— Значит, и с инструменталистами – Пивоваровым, Фельдбаргом, Плоткиным – не довелось пообщаться?

— Вообще ни с кем, абсолютно. Я даже не знал, кто там записывается кроме меня. Предполагал, что Лерман что-то записал и уехал, в связи с чем Тухманов и предложил мне спеть песню Лермана.

— А из самого процесса записи что-то запомнилось?

— Честно говоря, было тяжело. Сами знаете, что значит вокалисту записываться рано утром…Тем более у нас же постоянно были какие-то работы, вечерами мы пели допоздна. А тут в девять уже надо быть на студии, в готовой форме. Хорошо помню, как те ребята, которые делали запись, очень сильно меня подгоняли: давай, давай, быстрей. Постоянно говорили, что им не хватает времени. Так что никакой свободы. Но, понятно, несколько дублей мы сделали.

— Тем не менее, конечный результат получился просто фантастический!

— Я, безусловно, рад, что из сего стресса получился какой-то результат (смеётся). Но всё это было, конечно, довольно сложно.

— А с «Арсеналом» эти две композиции Вы исполняли?

— Нет, с «Арсеналом» мы эти вещи не смешивали. Козлов был даже как бы и против, когда узнал, что я записываюсь. В принципе, он тогда и представить не мог, что из этого альбома получится такая вот легендарная штука. Таким образом, с «Арсеналом» у меня были свои проекты, а Тухманов – это отдельная история. В составе «Арсенала», до своего отъезда, я записал несколько альбомов.

— Самая моя любимая пластинка – первая. «Опасная игра», «Дерево», «Башня из слоновой кости», «Сюита»…

— Да-да, в ля-бемоль мажоре…Мы её пели вместе с Тамарой (Квирквелия – прим.авт.).

— Ну и, конечно, слышал фрагменты Вашей версии “Jesus Christ Superstar”.

— Кстати, вышло очень много материала, вот сейчас мне в клубе Козлова подарили, я там постоянно бываю… (в руках у моего собеседника появляется шикарное виниловое издание раритетных записей «Арсенала»). Здесь и те вещи, о которых Вы говорили.

— Радует, что мода на винил вернулась.

— Да, в том числе и из «Арсенала» сейчас много чего есть на виниле. И, конечно, на CD. Сохранилась запись концерта 1974 года – обнаружилась спустя лет тридцать!

— А если вернуться на сорок шесть лет назад – Вы внесли какие-либо коррективы в записанные Вами тухмановские композиции?

— Да, конечно, я спел по-своему, как мне хотелось. “Good night” мне была интереснее, она в моём стиле. Первая, «Кабинет» — она, так сказать, конструктивистская, авангардная. Да и потом, в те годы для меня петь по-русски было, что ли, не супер. Я тогда практически на русском не пел, 99% песен, которые я пел, были на английском. И для меня это даже было очень странно – петь по-русски. Тем не менее, в «Арсенале» «Сюиту ля-бемоль мажор» мы спели по-русски. И были ещё русскоязычные песни, что я пел. Так что опыт имелся. Но всё-таки мне проще было спеть “Good night”…

— Помните момент, когда прослушали весь альбом целиком? Какие были ощущения?

— Пожалуй, был очень удивлён. Я ведь был в такой же ситуации, что и все остальные, то есть понятия не имел, что на этом альбоме будет. Кто там будет петь, кто будет играть. Практически вообще ничего не знал. Единственное, что мне было известно – это про Лермана, что он уехал. А Министерство культуры выговаривало Тухманову: как так, предатель Родины и т.д.

— Ну да, его поэтому не упомянули на обложке.

— Да, его имя убрали, хотя прекрасно спел. И Давид Фёдорович предлагал мне спеть «Сердце, сердце» — я отказался. Знаете, мне ведь было двадцать два года. Молодой парень, поющий песни «Битлз», «Роллинг Стоунз»… Конечно, глядя назад, уже сейчас бы я не отказался (смеётся). А сорок пять когда исполняется?

— Если верить Википедии, первая партия поступила в магазины 9 сентября 1976-го…

— Понятно. А записывали мы в 1975-м.

— Судя по обложкам, тогда почти все пластинки выходили на следующий год после записи. А что касается меня, мне посчастливилось впервые услышать «По волне моей памяти» именно с винила. Местное радио вело такого рода трансляцию, как в старые добрые времена. Это было в 1996-м, в год двадцатилетия диска. А в 1998-м сам пытался петь «Из вагантов» в студенческом ВИА…

— А я, конечно, помню те времена, когда он крутился в каждом дворе. Это действительно было так. Ну а «Из вагантов» до сих пор играют на дискотеках, в ресторанах. Хотя в те годы нам, молодым певцам, было несколько странно окунаться в такую музыку. Я даже боялся в каком-то смысле. Когда Козлов узнал, он, скажем так, не очень дружелюбно это всё воспринял (смеётся).

— То есть считал, что в итоге получится нечто конъюнктурное?

— Да, да. Думал, будет конъюнктура какая-то. Кто же знал. Но, с другой стороны, меня этот вопрос мало интересовал. Было много разных проектов – например, с Зацепиным.

— Песня американского баскетболиста из фильма «Центровой из поднебесья»…

— Да, и разные другие проекты были, фильмы. У меня много чего происходило в то время. Вот за эти четыре года активной работы, ну, может, пять, считая с 1972-го (в 1977-м я уехал) очень много было проектов (в частности, в 1972 году Мехрдад Бади участвовал в записи песни «Больше жизни» группы «Цветы»; также в его послужном списке этого периода – работа в спектаклях с «Араксом» — прим.авт.). Поэтому меня не особо волновало, кто что думает. Я просто входил во все эти проекты и делал это всё с удовольствием. А остальное – история покажет, правильно?

— Собственно, уже показывает. Эта музыка уже вне моды и времени. Вот я, в частности, человек другого поколения – с 1980 года —  и с огромным удовольствием это слушаю…

— Вот это мне как раз и приятно слышать. Ну а те, кому за пятьдесят, они вообще прекрасно всё знают. Да и те, кто моложе Вас, интересуются, покупают альбомы. Кстати, буквально несколько дней назад в клубе Козлова было выступление Ларисы Долиной. Она ведёт коллектив джазовых певцов, обучает девчонок и парней джазовому вокалу. И сама тоже пела, был очень крутой биг-бэнд, в общем, здорово. И под конец я подошёл к ней, просто сказать спасибо, говорю: «Я Мехрдад Бади». Она: «Вы – Мехрдад Бади?! Я же Вас всю жизнь слушала!» Договорились созвониться, может, получится какой-нибудь совместный проект.

— А у Вас не возникал замысел сделать что-либо на основе «По волне моей памяти»?

— Да, мне даже обидно немножко, что ничего больше не происходит – на этом фундаменте, если кто-то заинтересуется, можно было бы устроить гастроли или концерт, бенефис с теми исполнителями, что остались в живых. Ведь многих уже, увы, нет. Саши Барыкина, Саши Лермана, других…

— Вас приглашают на какие-либо телепроекты, связанные с творчеством Тухманова?

— По Первому каналу я видел несколько программ, две или даже три. Но почему-то никто со мной не связался. Я бы с удовольствием тоже поприсутствовал там. Очень странно… Ну да ладно, неважно. Возвращаясь к тому, о чём мы только что говорили —  хотелось бы какого-то движения в этом направлении, возобновления, продолжения этого процесса.

— Абсолютно согласен. Прежде всего в концертном воплощении. А по поводу самого диска – там звёзды сошлись так, как они сходятся, наверное, раз в тысячу лет. По музыке, поэзии, составу исполнителей и всему прочему. Нечто равноценное, если и появится, думаю, очень не скоро.

— В том-то и дело. А пока, надеюсь, появится тот, кто организует такой концерт или что-то в этом роде. Было даже, когда люди спрашивали: а может, предпринимались попытки сделать продолжение? Это моё мнение, возможно, я неправ, но… Мне кажется, это было бы интересно многим. Всё-таки надо двигаться вперёд – зачем стоять только на прошлом?..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *