На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Лейся, песня!

Коллектив, о котором пойдет речь, неизменно входит в десятку, а то и пятерку наиболее популярных ВИА. Впрочем, распределять места – занятие неблагодарное и спорное. Главное, что «Лейся, песня» оставила яркий след среди своих коллег по жанру и в сердцах многочисленных слушателей, которых продолжает радовать по сей день. Сегодня руководитель нового состава ВИА «Лейся, песня» Александр Филаткин принимает участие в нашей музыкальной рубрике.

— Ансамбль «Лейся, песня» достаточно быстро стал популярным благодаря организаторским способностям Михаила Плоткина, блестящему тандему солистов Владислава Андрианова и Игоря Иванова, талантливым аранжировкам Валерия Селезнева. Александр, Вы помните момент, когда впервые услышали этот коллектив? Как это было?

— Первый раз услышал «ЛП», наверное, году в 1975-1976-м. Вернее, не услышал, а узнал, что это они, и начал исполнять в школьном ансамбле некоторые песни — «Прощай», «Вот увидишь», «Кто тебе сказал», и т.д. Покупали гибкие пластинки, с каждой стороны по две песни, переписывали на магнитофон, слушали, «снимали».

— Посмотрев Ваши ролики с репетиций, на которых Вы «один в один» играете сложные композиции “Deep Purple” и “Rainbow”, отметил высокий профессионализм музыкантов. В 70–е в вокально–инструментальном жанре работали, как правило, исполнители, пришедшие из самодеятельных рок–групп. Общаясь с семидесятниками, я слышал разные точки зрения. Кто–то в молодости буквально поклонялся только западной музыке и остается при своем мнении сейчас. Кто–то лишь с возрастом понял, что и нам было и есть чем гордиться. Но было и достаточно много тех, кто не делил музыку на «фирменную» и «советскую», слушая тех же “Deep Purple” одновременно с той же «Лейся, песней». К этой категории музыкантов принадлежите и Вы?

— Через мои уши прошло много всякой музыки, в доме был магнитофон, проигрыватель, телевизор (!) Старший брат сам играл в ансамбле, крутил «битлов», «цеппелинов», «манкисов», «Энималс» еще тогда, когда они только начинали покорять мир. “Deep Purple” — это особая атмосфера, но я не отделял «фирменную» музыку от «советской», хотя учился играть, конечно, у «буржуинов», тогда любой парень в метро, несущий гитару, был для нас небожителем! И отношение к музыке было соответственным. И играть приходилось все – от рока до джаза (и даже похорон…)

— Принято считать, что в середине 80-х «ЛП» на время прекратила существование. Однако, если я правильно понял по передаче «Рожденные в СССР», в которой Вы принимали участие, коллектив тогда все-таки продолжал свою деятельность, никуда не исчезая. Пожалуйста, расскажите об этом подробнее.

— За время существования ВИА «Лейся, песня» через него прошло более 60 (!) человек. Были разные периоды — и взлеты и падения. Но ансамбль не прекращал своего существования. Коллектив некоторое время собирался с силами, готовил программу, репетировали, искали музыкантов, но ансамбль, как был творческой единицей Кемеровской филармонии, так и остался. Я пришел в группу в конце 1986 г., и до этого коллектив работал, программа уже была сформирована, и мы после месяца репетиций в Москве, на базе д\к «Каучук», выехали на маршрут. Ездили по всей стране, уже никого из ВИА практически не было на афишах, давали по 20-25 концертов в месяц и в общем-то так бы все и продолжалось, если бы не систематические «перестройки», «сухие законы» и тому подобное в государстве. Стало хуже с работой, филармоническая система не могла работать в новых условиях, в условиях «дикого» рынка… В один прекрасный момент Леонид Смилянский, наш руководитель, не выдержал и вместе с филармоническим аппаратом уехал в Израиль. Это был 1991 г., после этого мы уже не оправились и потихоньку стали увольняться из филармонии. Потом, уже дома, в Москве, кого удалось уговорить — собрали (ВИА тогда уже никому были не нужны) и стали работать сами, бесплатно, за эфиры, за съемки в ТВ передачах — в общем, выживали. И выжили! Зарегистрировали название, собрали хороший состав и работаем. И так по сегодняшний день.

— Наличие нескольких составов – характерный признак многих сегодняшних ВИА. Как произошел раскол и в чем суть конфликта с коллективом «Лейся, песня 70 – х» Юрия Дьяченко?

— Никакого раскола с коллективом «Лейся, песня 70-х» нет. Просто название «ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ» без нашего разрешения никто использовать в концертной деятельности не имеет права, тем более что Юрий Дьяченко никакого отношения к ансамблю «Лейся, песня» никогда не имел. Был суд, который вынес решение в нашу пользу, а Дьяченко предписано выплатить штраф за незаконное использование чужого названия.

— Михаил Плоткин и Игорь Иванов, судя по интервью, к нынешнему составу относятся также ревниво. Не пытались наладить отношения?

— Мы, не имея средств, решили отметить 25-летие «ЛП». Михаил Плоткин был среди приглашенных гостей на юбилейном концерте в Москве, в ДК «Москвич», который мы проводили в 1999 г., выступал там, говорил много теплых слов. Был также Вячеслав Добрынин, пел свои бессмертные хиты и многие артисты, наши друзья, также поддержали нас тогда. В тот момент ни Плоткин, ни кто бы то ни было, не высказывали никаких недовольств, тем более что сам Михаил Владимирович не имел отношения к коллективу с 1975 года, так же как и Игорь Иванов, который ушел в ВИА «Надежда» в 1975 году, проработав в «ЛП» меньше года. Мы его также пригласили в качестве почетного гостя, но без денег выступить он отказался.

Очевидна была финансовая неприглядность проекта «ВИА Лейся, песня!» тогда, в 90-е годы. Но сейчас картина другая, мы востребованы, нас показывают по ТВ, нас любят и, соответственно, платят. Это не всем нравится.

— По мнению многих, лучшие хиты для «ЛП» были написаны Вячеславом Добрыниным. Но миньон с песнями Давида Тухманова – это было что–то совершенно потрясающее. «Песенка про сапожника» с диппепловской цитатой у вас звучит очень оригинально. Приятно также, что вы исполняете «Объяснить невозможно» — безусловный шедевр эпохи ВИА. Нет в планах восстановить остальные вещи с той пластинки?

— Песни Давида Тухманова действительно отличаются по стилю от песен Добрынина. Они более «фирменны», что ли… Добрынин больше подходит для ресторанной публики (и музыканты ресторанов страны немало на этом заработали!). И лучшие ли они, это еще вопрос, просто Вячеслав Григорьевич «завалил» своими песнями ансамбль. И из всего «вала» получилось несколько «вечных» хитов, но он разносил свои песни везде, где только можно, а прозвучали некоторые только в «ЛП»! Значит, дело не только в композиторе… Из старых тухмановских, кроме «Объяснить невозможно» в работе «Не знаю, что и думать».

— Заглавная композиция на диске «По волне моей памяти» была исполнена Владиславом Андриановым. Некоторое время назад этот цикл был снят на телевидении с участием нынешних «звезд», которые абсолютно не смогли воссоздать атмосферу легендарного альбома. Как вы считаете, не лучше ли тогда сделать подобный эксперимент, пригласив вокалистов осовремененных ВИА? Вы бы приняли участие в таком проекте?

— Мы в своих концертах исполняем «По волне моей памяти». Тот проект, о котором вы говорите, мне тоже не особо понравился (за некоторым исключением). Но то, что было в 1976 году, сложно воссоздать сейчас, даже с участием тех же самых исполнителей (за исключением тех, кого уже нет с нами). Поэтому что было под рукой тогда, то и получилось. Я бы не отказался от приглашения, хотя вокалистом себя не считаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *