На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Когда оживают сны

С открытием для себя фьюзинга, а произошло это около пяти лет назад, Анна Герман (Бондаренко) начала новую жизнь. Казалось бы, такой твёрдый и бездушный материал, как стекло полностью перевернул судьбу молодой девушки. Сейчас Аню с уверенностью можно назвать одним из ведущих фьюзингистов на пространстве СНГ. У искусницы есть свой Интернет-магазин, благодаря которому она реализует свои работы практически по всему земному шару. А также своя творческая студия «Лепота», где она преподаёт техники декоративно-прикладного искусства всем желающим.

Обманчивая внешность Анюты, а девушка она миниатюрная, хрупкая, скрывает за собой весьма тонкую, но очень сильную личность, которая смогла организовать на базе своей небольшой «двушки» целую мастерскую по производству изделий для души и уюта. Её живую и незаурядную натуру сразу же выдают глаза – выразительные, заинтересованные. Кажется, что они замечают всё: каждый штрих, каждую мелочь и впитывают, впитывают через себя всю окружающую информацию. Она очень умна и «продвинута» во всех новых технологиях. Плотно работает с Интернетом, где заказывает не только инструменты, материалы, аксессуары и фурнитуру для своей работы, а также обыденные необходимости для жизни – одежду, обувь, косметику и т.д.

Работы Ани отлично продаются во многих городах России, Казахстана, в странах Европы.

Совсем недавно Анна сделала эксклюзивные часы для французского саксофониста Оливье Дефая, сына знаменитого актёра Пьера Ришара. Циферблат этого стеклянного шедевра выполнен в голубой и золотой гамме, украшен клавишами и саксофоном. Заказ для французского VIP-клиента сделали русские друзья семьи Ришар из Самары. Несмотря на три бессонных ночи, которые мастерица провела не смыкая глаз, трудясь над «особенным» заказом, подарок привёл именинника в восторг. Он даже признался, что никогда не получал ничего подобного.

Два в одном

В двухкомнатной квартире петропавловской мастерицы Анны Герман, работающей в различных техниках – батик, керамика, фьюзинг – любимейшее увлечение этого талантливого человека, целая комната выделена под мастерскую. Здесь всё оборудовано для удобства рукодельницы. В центре комнаты расположился стол, на котором стоит поистине творческий беспорядок (конечно, так может показаться человеку со стороны, как, например, мне, побывавшей в гостях у Анны впервые, — прим. авт.). На самом же деле здесь всё лежит так, как нужно для удобства ремесленницы: кусачки для стекла, стеклорезы и прочие, на первый взгляд «мужские» инструменты в отдельной коробочке, тут же краски и баночки с «огрызками» стекла, оставшимися от прежних работ. Ничего не выбрасывается, потому что фьюзинг, как признаётся сама Анна, абсолютно безотходное занятие:

— Работаю с американским, немецким, русским стеклом. Всё стекло изначально разных цветов, так что ничего самостоятельно не крашу. Это промышленность стекольная трудится и создаёт тысячи оттенков так, что только успевай покупать новинки и творить такую вот красоту! Отходов практически нет. Все осколки идут в дело, даже самые крохотные.

Свои стеклянные шедевры, каждый из которых неповторим, Анна «выпекает» в специальной дорогостоящей печи. Ей любимой, Анюта отвела индивидуальное место на огромном комоде с многочисленными ящичками, где мастерица хранит все свои «драгоценности». Иначе не скажешь, видя, с какой любовью она рассказывает о каждом стёклышке.

— Фьюзинг – занятие достаточно молодое, ему около 60 лет. Наибольшее развитие оно имеет в Соединённых штатах Америки. Американцы такие молодцы, постоянно придумывают что-то новенькое в этой области. Фьюзинг не стоит на месте, благодаря их выдумкам. Например, венецианское дихроичное стекло, содержащее окиси металлов, — Анна показывает мне небольшие кусочки стекла. — Под воздействием высоких температур окиси металлов плавятся и образуют неповторимые рисунки, создавая эффект переливов драгоценных камней и алмазных граней. А вот посмотрите на золотую деколь – это стекло, украшенное настоящим золотом в 22 карата, — из него Анна делает женские украшения, которые разлетаются, как горячие пирожки.

Своими руками Анна может сделать всё. Как бы это громко не звучало, но это, действительно так. Всё декоративно-прикладное искусство как-будто подчинилось обаянию, задору, трудолюбию и, конечно же, таланту этой девушки. Все этапы её творческой деятельности можно проследить здесь же – в мастерской. В этой небольшой комнате поселился целый мини-музей творчества Анны Бондаренко, а ныне – Герман (как ни странно Анна Герман – это не псевдоним, а настоящие имя и фамилия мастерицы по мужу, — прим. авт.). Здесь и картины акварелью, и различные фигурки животных из глины и солёного теста, стеклянные панно и маленькие подвески, выполненные в технике фьюзинг. Вися на окне, они переливаются на солнце, наполняются ещё более насыщенными красками и… Как ни странно, становятся похожими на леденцы, такими же прозрачными, аппетитными и желанными.

Принцесса из печенья

В своей семье Анна — уникум, никто из её предков не занимался декоративно-прикладным искусством, а она уже с детства была особенным ребёнком:

— Все дети, как дети, а мне дали вазу с карандашами, стопку бумаги и печенье… Всё, мне больше ничего не надо было в жизни, — призналась нам Анна, — я сижу и рисую. Причём моим любимым трюком было художественно обгрызть печенюшку, обвести её и… получалась принцесса!

Вскоре папа Ани не выдержал и отвёл свою дочь в художественную школу, которую она благополучно закончила, спустя четыре года, периодически бросая и снова возвращаясь за родную парту. Потом был художественный колледж, по окончанию которого и начался творческий полёт молодой искусницы.

А началось всё с керамики. Выпорхнув из стен альма-матер, Анна устроилась в керамический цех… Потом была уйма увлечений, заслуженных работ, как в области декоративно-прикладного искусства, так и в дизайне интерьера (Анна успешно закончила курсы дизайнера, оформляла несколько кафе, ресторанов и салонов в Петропавловске). Около пяти лет назад в её жизни появился фьюзинг… Он в корне изменил все пристрастия мастерицы:

— Фьюзинг – это сложно, это дорого, но это любовь! Если вы один раз попробовали, и у вас получилось, то это всё… Какая бы я усталая не была, если я взяла стеклорез в руки – то я отдыхаю, это для меня такое счастье! Стекло – это как бумага и краски одновременно. Суть фьюзинга – принцип аппликации, специальными инструментами (алмазные кусачки, стеклорезы) вырезаются кусочки стекла, из которых слоями (до пяти слоёв) складывается картинка.

В специальной печи, сложенные стеклянные аппликации, из острых кусочков превращаются в обтекаемую, гармоничную композицию. При температуре около 1000 градусов стекло превращается в жидкость, затем застывает и снова переходит в твёрдую материю. Все эти процессы проходят в печи и длятся они 12 часов. Обычно Анна «выпекает» свои работы ночью: вечером закладывает, а утром её ждёт чудо. Каждый раз, когда она открывает печь с готовыми изделиями, чувство счастья и море положительных эмоций переполняют мастерицу.

Изделия из печёного стекла Анна впервые увидела в Интернете. Первая мысль, которая посетила девушку – нет ничего прекрасней:

— Я реально не ела и не спала. Это такое состояние «хотения», которое невозможно перетерпеть.

На свой день рождения Анюта сделала себе подарок – она заказала несколько работ мастерицы-стекольщицы из Хабаровска. Пока они почтой ехали в наш город, Анна перелопатила всю глобальную сеть в поисках информации о фьюзинге. Так, родилась идея, во что бы то ни стало отправиться учиться в Екатеринбург:

— Обучение фьюзингу – удовольствие дорогое, но я собрала средства и поехала. Курсы проходили в подвальном помещении без окон. Я приходила туда в девять утра и выходила в девять вечера и не понимала, куда делся день! Я даже забывала поесть, со мной творилось что-то невероятное… И ощущение счастья! Кому-то может это показаться глупым, но для меня неделя обучения пролетела, как один миг!

В фьюзинге есть как художественный момент – придумать композицию, так и технический – из твёрдого пласта стекла вырезать нужные по форме детали, чтобы не испортить дорогостоящий материал.

Стекло – очень капризная структура. Оно ломается как ему надо, а ни как надо мастеру. Поэтому, как признаётся сама рукодельница, немало материала пришлось попортить до того момента, как стекло и руки мастера нашли общий язык. В дни с плохим настроением к стеклу лучше не подходить, всё равно, что печь блины – ничего хорошего не выйдет.

— Самое страшное, что может произойти, — признаётся Анна Герман, — можно словить глазом осколок. Главное – не бояться, травмы бывают, но не больше, чем порез кухонным ножом.

Затратное производство

Фьюзинг – занятие не только трудоёмкое, оно ещё и требует больших вложений. Например, маленькая печь стоит 48 тысяч рублей, один лист качественного стекла – две-три тысячи рублей. А их нужно, как минимум несколько, разных цветов, чтобы создавать разнообразные композиции. Хороший инструмент ни в России, ни в Казахстане производить пока не научились, поэтому Анна всё заказывает по Интернету у немецкого или американского производителя:

— Я не понимаю людей, которые начинают заниматься фьюзингом, не просчитав всё до мелочей, а, главное, не поняв, надо им это на самом деле или так поиграть и бросить.

Муж Анны очень гордится своей супругой, радуется за то, что она занята любимым делом:

— Работа – это половина жизни, — говорит Аня, — если она у тебя есть и она хорошая, любимая и насыщенная, то вокруг тебя все счастливы и довольны. Ты не дёргаешь никого по пустякам, денег не просишь, что ещё нужно для счастья (смеётся, — прим. авт.). Когда у меня муж спрашивает, что мне подарить на какой-нибудь праздник, я ему – алмазную пилу! Кто-то шубы просит, а мне пилу подавай для полного счастья!

Международное соперничество

Анна Герман как фьюзингист и разнопрофильный мастер разных видов искусств принимала участие в различных выставках. В преддверии нового года она вернулась из Астаны, где проходила международная выставка-продажа «Зимняя сказка» мастеров стран СНГ. Каждой весной в Алмате проводится выставка «Коллекционная кукла», где представляют свои изделия ручной работы разные мастера с большой буквы. Была направленная, профессиональная выставка:

— Обожаю ездить на выставки в Омск, там существует культура ручного труда, авторских вещей. Там хэнд мэйд – это не обзывалка, как у нас, мастеров там ценят, ждут и любят. Мне нравятся омичи ещё и в том, что они если и не купят ничего, то всегда скажут слово хорошее, улыбнутся. Когда они покупают, никогда не торгуются, как, например, астанинцы, которые вместо названной цены (мы и так стараемся на собственный труд, который не лёгок, много не накидывать), а они ещё и полцены просят скинуть!

В этом году в Омск Анна поедет уже в четвёртый раз. Как признаётся сама искусница, ей очень нравится, что местные жители ищут её на выставках, пишут ей письма, спрашивают, когда она приедет снова, делают заказы.

Приятно, что сама омская ремесленная организация приглашает наших мастеров на свои мероприятия. Хорошее отношение чувствуется и от омичей и от администрации этого города. В Омске работают две ремесленные палаты, там очень много рукодельников:

— Но, в нашем городе есть такие ремесленники и рукодельники, которые могут Омск «порвать». Может быть из-за того, что омичи более расслабленные, у них хорошо покупают, теряется чувство конкуренции? Видно, что некоторое работы сделаны без старания. Там каждый ремесленник ценится, для них выходят различные программы по поддержке мастеров ручного труда, выдаются гранты по бизнес-планам. А у нас порой даже приглашение на какую-нибудь выставку не выбьешь у местной администрации.

Своими любимыми покупателями Аня называет москвичей, для которых наши деньги смешны. Если для Петропавловска 100 долларов – это нормальные деньги, то для них – это копейки:

— Тот факт, что я продаю свои работы в Россию и за рубежом, не значит, что у нас люди не образованы, не видят прекрасное и не хотят иметь его у себя дома. Просто у них другая покупательная способность. Когда покупают мои изделия из нашего города, я всегда радуюсь, стараюсь их красиво упаковать, потому что это же «родимый» мой человек приобретает. Я люблю Петропавловск. Это мой город. Здесь живёт моя семья и мои друзья. У каждого города есть своё лицо — это улицы и дома, и живое лицо — это люди, его жители. Хочется, чтобы лицо нашего города становилось счастливее, красивее, и я вижу, что это происходит. И мне приятно думать, что это и моя заслуга тоже. И в другом городе и даже в другой стране, я с гордостью говорю — я из Петропавловска!

Ольга ВАЙТОВИЧ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *