29 августа 2021 года – день общенационального траура в Республике Казахстан

На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Новости Петропавловска сегодня, новости Казахстана сегодня.

Дуг Боуги: Портреты ранних Queen

Группа Queen в самом начале 1971-го, и в самом начале своей головокружительной карьеры – тема специального выпуска, приуроченного к 75-летию Фредди Меркьюри.

Фредди – семьдесят пять, и keeping himself alive в миллионах сердец, пожалуй, даёт право не уточнять: «со дня рождения»… Об одном из этапов становления легенды (ЖИВОЙ легенды!) под названием Queen мы беседуем, как всегда, с почётным гостем музыкальной рубрики Петропавловск.news.

— Привет, Дуг! С 75-летием Фредди тебя!

— Привет, Дмитрий! Тебя и твоих читателей также!

— Вспомним твою историю прихода в Queen?

— Конечно, давай попробуем.

— Кто из них тебя пригласил: Фредди, Брайан или Роджер? На тот момент ты был знаком с каждым или нет?

— Тогда я ещё ничего не знал о Queen. Как и многие… На тот момент я – совсем ещё молоденький паренёк, на пять-шесть лет моложе их. Сам понимаешь, большой разрыв в том возрасте. А история довольно простая: на последних страницах “Melody Maker” были объявления «Требуются музыканты». Так я и узнал, что недавно созданной команде нужен басист, и откликнулся. Позвонил по телефону, поговорил с Джоном Харрисом… Ты что-нибудь слышал о нём?

— К сожалению, нет.

— Джон был у них, что называется, “do everything” guy – на все руки. Исполнял функции «роуди» (дорожный менеджер – прим. авт.), звукооператора, организовывал фургоны, оборудование. Очень хороший человек.

— Понятно. То есть тебе предстояло пройти прослушивание?

— Да, мы договорились, что я приду на дневное прослушивание в лекционный зал Имперского колледжа, это сразу за Royal Albert Hall…

— Имперский колледж Лондона – тот самый, что заканчивал Брайан Мэй…

— Да. Когда мы начали, присутствовали только Джон, Роджер и Брайан. Мы пробежались по нескольким блюзовым вещам, устроили джем — как мне показалось, ребятам понравилось. Не исключаю, что я был лучшим из всей компании в тот день (смеётся). А вскоре прибыли Фредди и Мэри (Мэри Остин – прим. авт.), их появление было очень эффектным. Так мы начали репетировать песни для концертов. Несколько часов изучения риффов лицом к лицу с Брайаном, а заодно набор скорости, чтобы вечно нетерпеливый Роджер мог начать играть на барабанах… (смеётся). Я отлично провёл время!

— Насколько знаю, состоялась пара шоу с твоим участием. Расскажи, пожалуйста, где и как это было.

— Да, всего два шоу. Одно в Северном Лондоне, это был такой тёмный, унылый зал в Хорнси. Говоря откровенно, было не очень весело. Нам выпала второстепенная роль сыграть короткий сет в неуютном зале, который был почти пуст, поскольку ранние зрители большей частью находились в баре! А второй концерт состоялся в Кингстонском политехническом – в поддержку Yes, которые только что вернулись из США. Зал поменьше, обстановка более камерная, атмосфера оказалась намного лучше. И всего два номера от нас. Но, на свою погибель, я знал многих зрителей, так как это был мой родной город. И не думаю, что Фредди особо заботился о том, чтобы я привлекал к себе какое-то внимание. Добавь к этому моё более живое, что ли, отношение к происходящему на сцене, и ты сможешь представить, что он был несколько обижен. Грустно на самом деле – просто ребята, кроме, пожалуй, Роджера, тогда ещё не научились трогать аудиторию. Но насколько блестяще они усвоили эту науку в течение следующих нескольких лет!

— О да, безусловно. Скорее всего, та история как-то повлияла на твой уход?

— Ну, на самом деле я вроде как и не уходил. Возвращаясь домой на заднем сиденье фургона (после того самого шоу в Кингстоне, на разогреве у Yes), парни были в плохом настроении. Фредди, в частности, говорил, что всё это полная чушь и что он распускает группу. Больше никаких Queen! Так что вот так всё было, насколько я успел понять. Возможно, они пытались быть любезными с новичком, к тому же моложе их. Если Фредди что-то такое имел в виду, то меня просто не пригласили обратно, когда передумали распускать группу. Или это был способ уволить меня, не говоря об этом прямо. В общем, я никогда не узнаю… (улыбается).

— А какие творческие и человеческие портреты Фредди, Роджера и Брайана того периода ты бы нарисовал?

— В то время? Брайан – очень серьёзный, сдержанный англичанин. Типичный гитарист-интроверт, потративший немало времени на изучение музыки, которую он любит. Роджер – совсем другой. У него уже были уверенность и стиль рок-барабанщика. В нём чувствовалась какая-то срочность, что ли. Он определённо собирался чего-то добиться! А ещё у него великолепный голос. Высокий, но с настоящей грубой текстурой, которая создавала волшебные гармонии. Фредди – ну что я могу сказать? Творческий, чувствительный и обидчивый парень, который обладал немалым мужеством петь в рок-группе так, как пел он – в то время его голос был довольно чистым, и он всё ещё искал свой путь среди зрителей. Но! Как он рос и развивался!!! Совершенно потрясающе. Слышать, как развивается сила его голоса, и видеть, как он мог двигать толпой на протяжении многих лет, было просто поразительно. Конечно, легко иметь все эти суждения столько лет спустя. Ну что ж… Да, и ещё, конечно, следует отдать должное Джону Дикону. С ним ребятам очень повезло!

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *