На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Достучаться до сердца присяжных

Зверски расправившись над жертвой, преступники надеялись избавиться от наказания в суде присяжных
Институт суда присяжных – одно из фундаментальных проявлений процесса реформирования правоохранительной и судебной системы нашего государства. Напомним, именно Северо-Казахстанская область стала первой площадкой для реализации этой инновации.

К первому процессу с участием суда присяжных в Петропавловске тогда было приковано внимание как минимум всего Казахстана и его проведению была дана самая высокая оценка. Однако, уже тогда стало очевидно суд присяжных – не просто новелла в правосудии. Это правовой институт, который станет локомотивом реформы правоохранительной системы по многим направлениям. В первую очередь, он требует безукоризненного качества подготовки судебных материалов. Более того, все, что рассматривает такой суд должно быть понятно простому человеку.
Более того, североказахстанские прокуроры сразу отметили, что суд присяжных – это полноценная площадка для реализации главного принципа отечественного правосудия – принципа состязательности сторон.
Недавний процесс в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам Северо-Казахстанской области ярко продемонстрировал – современное государственное обвинение – это уже не монотонный официальный текст, изобилующий специфической терминологией, не понятной человеку без юридического образования, это живое слово, способное достучаться до сердца присяжных и развеять сомнения, изобличить ложь.
В ходе этого непростого судебного разбирательства присяжным предстояло решить, виновны ли двое подсудимых в чудовищном убийстве.
10 марта этого года во дворе собственного дома был обнаружен труп мужчины. В заключении судебно-медицинской экспертизы перечислении травм заняло не одну страницу увесистого текста. Тело человека было превращено в кровавое месиво, голова размозжена.
Следствие оперативно вышло на след подозреваемых. Ими оказались двое молодых парней – 21-летний Александр Фищуков и несовершеннолетний на момент совершения преступления Вадим Наргузин, ему было 17 лет. Первый работал грузчиком, второй – студент.
Как выяснилось, в тот злополучный день молодые люди пили водку, а когда закончились деньги, решили продолжить за счет случайного встречного, которого приметили у продуктового магазина. Мужчина купил чекушку и на свою беду познакомился с новыми знакомыми. Следствие уверено, Фищуков и Наргузин под покровом темноты проводили жертву до дома и безжалостно убили, чтобы забрать вещи и сотовый телефон. Человека убивали штакетиной, штыковой лопатой, когда она сломалась – добивали обломком черенка.
Во время предварительного следствия Фищуков полностью признавал вину, рассказывал, как они оба совершали преступление.
Свою судьбу обвиняемые отдали в руки суда присяжных. Тут-то и случился координальный поворот в их поведении. Оба наотрез отказались от участия в преступлении. Оба пытались разжалобить присяжных и выдать себя за жертв.
Не простая моральная задача стояла перед присяжными. На одной чаше весов – мощная доказательная база их вины, заключения экспертиз, кровавое видео с места преступления, которое присяжным было нелегко смотреть.
С другой стороны — молодые жизни, сыновья безутешных родителей, не судимые, не алкоголики, не наркоманы, они всячески старались произвести положительное впечатление, во время суда обоим подсудимым становилось плохо со здоровьем…
А еще был такой нюанс. Защита подсудимых в качестве козыря выбрала то, что потерпевший был человеком пьющим со всеми вытекающими последствиями.
Все эти моральные аспекты тяжелым гнетом ложились на души присяжных. Процесс стал состязанием эмоций, спором сердца и разума.
Умение государственного обвинителя найти нужные слова, чтобы достучаться до сердца присяжных стало решающим в этой битве.
— Сколько бы я не принимал участие в таких делах, практически каждый совершивший преступление, а уж тем более убийство, свою вину отрицает и пытается как-то облегчить собственную участь. Даже если убийца застигнут на месте преступления, всё равно он найдет другую версию, чаще всего оправдываются самообороной, аффектом, либо пытаются свалить всё на третьих лиц. Вот и сейчас подсудимые всячески защищаются. Это их право. В данном деле помимо других доказательств виновности подсудимых, также доказательствами виновности являются и признательные показания Фищукова в ходе предварительного расследования.
Кстати, во всём мире показания, данные в первое время общения задержанного с правоохранительной системой, считаются самыми правдивыми доказательствами. – Обращался к присяжным прокурор Ануар Кулькеев.
Государственный обвинитель процитировал на процессе письмо Наргузина своей подруге, из которого следует его признание в убийстве незнакомого ему мужчине.
«Защита постоянно акцентирует внимание на том, что потерпевший злоупотреблял спиртным. И что? За это надо убивать? За это надо забивать человека палкой?
В связи с действующей политикой нашего государства, мы в уголовном процессе, со стадии досудебного производства, до самого непосредственного главного судебного разбирательства должны соблюдать конституционные права каждого задержанного, арестованного, подсудимого, осужденного, в независимости от категории совершённого ими преступления. Я эту политику поддерживаю, мы живём в демократическом и правовом государстве. Мы не забываем о правах такой категории людей как убийцы, так почему же мы закрываем глаза на права потерпевшего. Вы видите Батракову Людмилу Степановну, которая очень переживает и боится, что справедливость может не восторжествовать и виновные могут уйти от ответственности.
Роль прокуратуры заключается не только в обвинении, но и в защите Конституционных прав граждан прежде всего. В настоящем случае моя обязанность защитить Конституционные права потерпевшей Батраковой, которая в результате преступных действий потеряла брата, которого она любила. Все Вы уважаемые присяжные видели ее искренние слезы потери одного из близких ей людей, и теперь представьте как ей сейчас тяжело». – Говорил Ануар Кулькеев.
Эти простые человеческие слова были услышаны присяжными, и, учитывая безукоризненную, основательную доказательную базу вины подсудимых, а их вину доказали даже служебные собаки в ходе одорологической экспертизы, народные судьи вынесли решение, что подсудимые виновны в разбойном нападении и кошмарном убийстве.
Приговор суда – Александру Фищукову – 15 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, Вадиму Наргузину – 10 лет 6 месяцев лишения свободы. Наказание осужденные будут отбывать в исправительной колонии строгого режима. Сестре потерпевшего им предстоит выплатить моральный вред в размере 1 млн тенге.
Апелляционной инстанцией приговор специализированного межрайонного суда по уголовным делам Северо-Казахстанской области с участием коллегии присяжных заседателей оставлен без изменения и вступил в законную силу.
Инна ЛИТВИНЕНКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *