На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Девушка без серпа, но с молотом

Знаете ли вы, что одна из самых распространённых фамилий в мире основана на профессии кузнеца? Это и Кузнецов, Ковалев (рус.), Коваленко (укр.), Ковальский (польск.), Смит (англ.), Шмидт (нем.), Ферран (фр.), Эрреро (исп.), Дарбинян (арм.), Мчедлидзе (груз.), Чкадуа (мегр.), Ажиба (абх.)… Произошло это не потому, что работников молота и наковальни было много. Наоборот, далеко не в каждом селении имелся столь уважаемый специалист, а коней надо было всех подковывать. Вот и уважали мастеров.

Кузня, она же кузница, была загадочным и страшным местом. Огонь там пышет, искры летят, черный от копоти силач тяжеленным молотом бухает, а маленькие моточки звенят — заливаются мелким бесом! Чумазого и закопченного хозяина кузни – вылитый черт! — на селе уважали, но и боялись. Мастерская обычно располагалась за селом, конечно, во избежание пожаров, и от страха перед нечистой силой. Говорили, что кузнец черту брат (где только мужики его, этого беса, ни видели) и верили, что кузнец может врачевать болезни, рвать зубы, устраивать свадьбы, ворожить и нечистую силу изгонять, если захочет. Этакой деревенский экстрасенс! Из былин известно, что именно кузнец победил Змея Горыныча, приковав его за язык. А гоголевский кузнец Вакула на чем летал в гости к императрице? Разве не на черте?

Зимой и летом трудились кузнецы не покладая рук, но был в году день, когда они считали для себя грехом разжигать горн и браться за молот: 14 ноября по православному календарю вспоминают бессребреников Косьму и Дамиана — покровителей брака, кузнечного дела и всех ремесленников, связанных с металлом. В таком «железном» городе, как Тула, естественно есть старинный храм в память этих святых. В этот день там всегда проходил торжественный молебен, а в обычные дни отмаливал свои грехи клан металлистов. Недавно храм восстановлен, только кузнецов туда ходит совсем мало – механизмы их заменили.

Читай нас в Яндекс.Дзен! Иди в ногу со временем!
Есть в Туле своя достаточно древняя Кузнечная слобода. Да и самый знаменитый кузнец России Никита Демидов, некогда одалживающий деньги царям (конечно, без процентов и даже без отдачи), тоже родом отсюда. На старинных оружейных заводах без кузнецов как без рук! Даже кованую позолоченную кроватку новорождённому цесаревичу тульские кузнецы подарили. В Оружейной палате Кремля она и сейчас хранится. А в гимне города поется: «Тула веками оружье ковала». Именно ковала! Так что кузнечных традиций в Городе — Герое хоть отбавляй.

Казалось бы, чем в наши можно удивить искушенную мужскую публику? Однако посетители многочисленных выставок эксклюзивного оружия, приходят в необычайный восторг, когда видят эксклюзивные изделия прекрасных тулячек. Даже не знаю, как их правильно назвать. Кузнечиха? Но ведь это жена кузнеца. А девушек, занимающихся вполне мужским ремеслом – кузнечным, как называть?

Ведь в давние времена женщины имели лишь косвенное отношение к оружию. Провожая любимого на подвиг, жена подавала ему меч, саблю или копье. А на Востоке и сейчас женщина может танцевать c оружием перед своим мужем, соблазняя своей грацией и удивительным владением своим телом, позволяющим держать оружие нa голове и других частях тела, нe роняя предмет в процессе танца, который олицетворяет нe чтo иное, кaк женскую сексуальную энергию.

Говорят, есть у нас на просторах бывшего СССР всего две женщины, которые не танцуют с оружием, а куют его. Они достигли такого уровня мастерства, что конкурируют с мужчинами в необычном для женщин мастерстве. Это Мария Архангельская из космического города Королев и тулячка Наталья Забелина. Обе они увлечены легендарным металлом – дамасской сталью.

Наталия Забелина – тульская достопримечательность. Сейчас ее знают все известные в стране коллекционеры – любители холодного оружия. Ее работы – украшение любой выставки и в России, и за рубежом. Стоят они бешеных денег, но и труд на них затрачивается необыкновенный. Да и легко представить, что чувствует обладатель эксклюзивного оружия, выкованного хрупкими женскими ручками. Правда, на деле ручки у Натальи, как у настоящего кузнеца. Как сказал один оружейник, поначалу скептически относившийся «к дамскому рукоделию», бицепсы у нее – ого-го! А знатоки уверяют, что и клинки, охотничьи ножи и сабли дамасской стали у Наташи тоже ого-го!

Я впервые увидела их на одной из выставок в Тульском музее оружия. Сюда мы обычно водим своих гостей. Чем же угощать, например, избалованных москвичей, как не единственным в стране музеем, рассказывающим историю этих великолепных и кровавых изделий! Не являясь вообще поклонником любого оружия, я любовалась очередной подкованной блохой – туляки все еще стремятся переплюнуть Левшу. Металлических насекомых мастера уже подковывали на рисовых зернах и волосках, стихи и призывы «к миру во всем мире» тоже писали. Раньше портреты вождей на всякой микроскопической ерунде гравировали. А однажды чиновники прямо с выставки подарили дорогому Леониду Ильичу музейную коллекцию миниатюрных ружей размером сантиметров 20 каждое, но стреляющее и очень красивое — с гравировкой, воронением и инкрустацией. О них до сих пор печалится их настоящий хозяин — мастер-оружейник. Внук покойного «минерального секретаря» не вернул музею точные копии «тулок», а удачно продал их какому-то зарубежному коллекционеру. Андрею Брежневу тогда очень нужны были деньги на предвыборную кампанию. Тульским депутатом этот безработный владелец десятка дедушкиных иномарок хотел стать в лихие 90-е. Но после этой истории не смог: не простили ему оружейники присвоения музейной коллекции.

Пока я размышляла около выставочных витрин, почему в музеях есть образцы холодного оружия только не позднее 19 века, а совсем нет ничего из 20, мои гости вдруг загалдели около стенда с ножами: «Булат! Дамаск! Забелина!» Любопытной Варваре, мне тоже захотелось приобщиться к диковинке — подошла к стенду с оружием и увидела… Лезвия клинков светились под рампами, отдавали мерцающим блеском и вьющимся узором серо-стальных оттенков. Так вот она какая – дамасская сталь! А раньше писали, что ее секрет утерян… Неужели молодая тулячка создает такую красоту?! Да еще рукоятки ножей такие – глаз не оторвать! Плавные, какие-то текущие, украшенные серебром, уральским камнем, насечкой, гравировкой, работ немало в богатейшем музее оружия, но эти отличались особым изяществом. Женщина-кузнец… Подумалось: до чего довела наших баб эмансипация и стремление переплюнуть мужиков! Это ж надо – молотом ворочать! Впрочем, рельсы и шпалы таскать хрупким созданиям лишь недавно запретили. А то все воспевали: «Идем-идем, веселые подруги!» Пришли! На большом фото Наталья Забелина весело улыбается, стоя у горящего горна с раскаленными клещами в руках. Мне стало интересно узнать, как из хрупких красавиц выковываются те, что «подковы гнут, как калачи».

Оказалось, начиналось все так же, как у большинства подростков в обычной советской семье, в которой даже оружейников не было, – из разнообразных увлечений обычной девчонки. Отец Наташи – блюститель правопорядка, мама – создатель музыкальных инструментов. Они позволяли дочке искать себя. Чем только не занималась девочка! Какие кружки не посещала! С 4 лет — спортивная гимнастика, легкая атлетика, спортивное звание – мастер спорта. В 10 лет она начала писать стихи, чем и по сей день грешит, что как-то не очень вяжется с ее «металлической» профессией.

Это 1995 год превратил обычную тульскую девушку в кузнеца. Случайно оказавшись в мастерской известного оружейника Валерия Дмитриевича Коптева, Наталья увидела, как создается сварной дамаск, и захотела понять все его тайны. Она напросилась в ученицы к дяде Валере. Он с трудом согласился, надеясь, что девчонка недолго задержится в кузне, для чего и стал нагружать ее тяжелой работой. Первые три недели она колола дрова для кузницы. Ей было тогда семнадцать лет, силы в руках никакой – молот дай бог поднять, а не махать им. Потом Наташа стала работать на точиле, чтобы лучше понять назначение всех инструментов. Наставник учил: инструмент надо уметь делать самой, кузнец, который не сумел сделать простые клещи, — это не кузнец! Когда девушка, наконец, сделала их, то так радовалась, как позже своим лучшим изделиям! Только полгода спустя начала варить дамаск, но первый пакет вообще не получился — весь сгорел, второй — из массы в три килограмма вышел грамм двести, наверное.

Теперь Наташа – опытный мастер. Она уже не работает в мастерской учителя. Когда она начинала заниматься ковкой, то пользовалась тяжелыми молотками, а иногда и девятикилограммовой кувалдой. Трудно себе представить, как хрупкая девушка махала ею. Сейчас работать стало легче. У нее своя кузница. В ней стоит горн, над ним вытяжка, рядом — пневматический молот, между прочим, весом в девять тонн, и, разумеется, наковальня. Рядом, в слесарке, есть фрезерный станок, сверлильный, точила и шлифовальный станок. Такого добра, конечно, не было ни в одной старинной кузне. Горн с нижним дутьем складывал папа Натальи, под ее чутким руководством. Делает Наталья почти все виды клинков — от перочинных ножей до шашек и мечей. Конечно, последние делаются на заказ. Это эксклюзив — дорогие вещи в единственном экземпляре. Они очень хорошие. Заказчики часто просят сделать нож по своему дизайну, то есть они приезжают на фирму, где числится Наталья, и говорят, что им надо, делают эскиз. Ей приходилось делать из дамасской стали рогатину на медведя. Лезвие у нее — в форме лепестка, в самом широком месте 25 сантиметров, длина 65 см. Вес – после проковки – 15 кг, а заготовка вообще 30 кг. Такое вот дамское рукоделие!

— На эту рогатину я, наверно, полгода настраивалась, такие уникальные заказы делаются очень долго, в этом случае — восемь месяцев. Очень сложно все это проварить. Да и ворочать такую заготовку непросто было. Трудно сказать, зачем заказывают такие вещи. Может быть, для коллекции, но, возможно, и на медвежью охоту будут ходить, — говорит Наталья. Я тоже помалкиваю, что у меня появилась землячка — охотница родом из Северного Казахстана. Не пропускает ни одного охотничьего сезона и уже собрала коллекцию оружия.

Работы Наташи Забелиной пользуются бешеной популярностью среди людей непростых. Они считают большой удачей побывать у нее в кузне, посмотреть, как она колдует у горна, и присмотреть для себя клинок буквально с пылу с жару. Кроме клинков под заказ, она делает ножи и по своим идеям, экспериментируя с получением разных узоров. Она рассказывает: «В среднем, клинок делается несколько дней. Конечно, если заказ срочный, можно и сутки в кузнице проработать, но это тяжело и для здоровья неполезно. В запасниках музеев есть такие шедевры 17 века, что сидишь и думаешь, как можно это сделать»? Поэтому Наталья работает в кузнице каждый день, если есть заказ, а если нет, экспериментирует, создает новые узоры или пытается повторить творения мастеров прошлого.

Сейчас мастера постепенно специализируются. Одни, как Наталья, — клиночники, другие — рукояточники, граверы и так далее. Рукоятки сейчас делают не только из дорогих пород дерева, но и из бивня мамонта, а то и из поделочных камней. Рукояточники, как правило, не могут ковать и заказывают клинки кузнецам, и Наталья среди них. Есть и универсалы, но их мало.

Клинки, сабли, ножи из дамасской стали работы Забелиной есть в коллекции голливудского актера Чака Норриса, у российского кутюрье Юдашкина и у других известных людей. Обычно небедные коллекционеры покупают изделия мастеров на выставках сами или им дарят их поклонники.

С полковником медицинской службы Розенбаумом вышла другая история. Однажды летом Наталья с другом возвращалась в Тулу из столицы после прошедшей с большим успехом выставки. В магнитоле звучали песни Александра Розенбаума.

– А когда у Александра Яковлевича день рождения? – спросила Наташа.

– 13 сентября.

– Время есть… – задумалась Наташа.

Наверное, музыка так подействовала, что Наташа задумалась: как это так, у чужих Чака Норриса и Майка Тайсона есть ее работы, а у ее любимого музыканта нет?! Он ведь, человек военный, любит и собирает оружие!

С чем ассоциируется образ певца и композитора? Что дополнит его песни – боевые и грустные, а многие посвященные Востоку, думала Наташа и решила сделать вариацию на тему турецкой сабли. Выковала из дамасской стали клинок и детали гарды с позолотой. Они очень подошли «восточной красавице» сабле.

— Угодить искушенному коллекционеру – дело тонкое и сложное, – говорит Наталья. – Но мне, кажется, все удалось!

Наташа успела ко дню рождения любимого певца создать необычный подарок. Сабля получалась редкой красоты! В день рождения певца все тульские телеканалы показали сюжет о необычном «дамском рукоделии». Сначала было рассказано, как родилась на свет предназначенная для певца красавица-сабля, потом показали, как ее вручили ему в день рождения во время концерта в Туле.

Сейчас Наталья Александровна Забелина — Мастер. Она вступила в Гильдию мастеров-оружейников, а туда просто так не берут. Это своеобразный цеховой экзамен: как и в старину, на него надо представить созданное произведение. Если опытные мастера сочтут его достаточно высоким по художественному уровню, то примут в свое общество. В Гильдии много настоящих мастеров-профессионалов, в основном, из Москвы, Тулы, Питера, Владимира. И Наталья Забелина среди них – равная среди равных. Она имеет личное клеймо, в виде березового листочка в белом круге.

Еще недавно за продажу оружия можно было угодить на нары. Вот поэтому в ХХ веке художники-оружейники почти не делали холодного оружия и не помещади его в музеи.

Сейчас Гильдия добилась от Госдумы РФ пересмотра закона «Об оружии». Мастера доказали, что не торгуют орудиями убийства, а создают штучные произведения искусства, которые можно год продумывать, а сделать в единственном экземпляре. А изготовление оружия — это на заводе, где большие серии, на потоке. Правда, в Тульском музее оружия этого серийного добра тоже хватает. Ее передают туда предприятия. К тому же оно, кроме самого секретного и разных грозных новинок расставлено у каждого завода. А несколько домов в городе настолько украшены мемориальными досками с именами оружейников, что сами здания выглядят как Маршалы Великой Победы в парадном мундире. Теперь рядом с храмом-усыпальницей Демидовых построен новый Музей оружия в виде богатырского шлема. Рядом – аллея скульптурных портретов лучших оружейников прошлого и настоящего, а вокруг – выставлены образцы их изобретений.

Время от времени какой-нибудь очередной заморский президент начинает возмущаться экспонатами, но туляки не очень-то обращают внимание на такие истерики. Разве что поставят у Музея еще что-нибудь новенькое, только что испытанное вместе с братьями по оружию где-нибудь на берегах Каспия.

Пока я подбирала материалы к этой статье, нашла объяснение, почему издревле считалось, что найти подкову – к счастью? Такую находку даже прибивали к двери, тоже на счастье. Оказалось, эта примета зародилась еще в Древнем Египте. Фараон, проезжая мимо ликующей толпы, возможно, и не подозревал, что лошади, запряженные в его колесницу, регулярно теряют подковы. Вроде обычное дело, если бы эти потери не были бы … золотыми. Ясно же, почему человек, нашедший такую подкову, становился счастливым!

А вот вешать подкову, как гласит тоже народная молва, можно двумя способами: рогами вниз – на счастье, вверх – дом будет полной чашей. Подумалось: пусть всегда у каждого дома, хотя бы виртуально, висят две такие подковы – рогами вверх и рогами вниз! А оружие пусть кует Наташа Забелина только для красоты!

 

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *