На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Жан Татлян: «Не люблю хвалить свои песни…»

Два выпуска нашей музыкальной рубрики мы посвятили жанру шансона в его истинном понимании – интернет-гостями газеты «Петропавловск kz» были Владимир Асмолов и Вилли Токарев. Сегодняшний гость – не менее желанный и долгожданный. Жан Татлян – по скайпу специально для вас, дорогие читатели!

— Жан Арутюнович, здравствуйте! Первый вопрос…

— Нет-нет-нет, я ничего не буду говорить, пока Вы будете меня называть Жаном Арутюновичем! Меня зовут просто Жан, на три буквы. Легко запомнить!

 

— Хорошо, извините. Просто не знал, можно ли…

— Ну что Вы хотите, в мои 29 лет!Мне 29…не хватает до ста! (смеется)

— Ну, так уж и до ста… Итак, давайте для начала поговорим о Вашем симфо-джаз-оркестре…

— Могу, так сказать, похвастаться… Я был единственный – сейчас их называют «звезды» — тогда называли «гастролеры». Слова «звезда» не было, звезды – это в небесах… Были гастролеры — это значит популярные эстрадные певцы, артисты. Гастролерами могли быть также, допустим, конферансье. Тогда я был единственным из певцов, который имел вот именно такой мини-симфо-джаз. Семь человек – струнная группа, а в общей сложности 18 человек в оркестре. Почему я его создал – я это очень люблю, с юных лет начал увлекаться, для меня струнные – это обязательно. Мой кумир номер один – Нат Кинг Коул. Потом Синатра. Струнные группы в их симфо-джазе – это великолепно. Я тоже старался работать в этом стиле. Это необычно для эстрадного исполнителя, гастролера, ни у кого такого не было. Были или большие биг-бэнды, или малые составы – 5,7, 8, 10, 12 человек, но без струнных. Это просто моя слабость, моя стихия – струнные, скрипки.

— Кстати, не так давно в интервью нам Вилли Токарев с большой теплотой вспоминал о работе в Вашем оркестре…

— Он играл на ритм-гитаре и по совместительству на маримбафоне. А то, что вспоминал с теплотой, по-моему, для этого есть основания (смеется). Знаете, на гастролях часто возникали проблемы с гостиницами. Осенью обычно подписывали смету на весь будущий год – какие регионы, города, где сколько концертов. Когда договор с городом подписывали, смета включала и плату за гостиницу, и зарплату музыкантам, и так далее. Очень часто местные филармонии просто обкрадывали, можно сказать. Мне, допустим, вручают ключи от «люкса», а что ребятам-музыкантам? Причина – якобы съезд ученых, трактористов, доярок. И вот однажды в Волгограде я отменил 8 концертов за 4 дня, притом билеты все были проданы. Мне было очень жаль публику, но приехали – и нет номеров. А я ведь должен не только требовать от музыкантов улыбаться на сцене, но и создать им условия, правильно? И вот я боролся…

— Каким образом?

— Ловлю первую попавшуюся машину — и в поликлинику, к ларингологу. Когда круглый год работаешь гастроли по 350-400 концертов — горло в таком раздраженном состоянии… И тогда я симулировал, заходил к врачу: «Здравствуйте, у меня концерт сегодня, как я буду работать?» (хрипит) Нужен был бюллетень, чтобы администратору концерты отменить. Вот такие вещи я делал, Дима. Поэтому у тех музыкантов, в том числе у Токарева, такие светлые воспоминания. Я защищал, а как иначе? Нельзя не давать корове сена и все время доить…

— Вас называют первым советским шансонье. Сами Вы причисляете себя к этому жанру?

— Вообще, шансонье в разных странах называют по-разному. Это трубадуры, ашуги. Люди, которые сами сочиняли и пели свои песни. Насчет меня – я думаю, что да, почему нет? А нынешний так называемый русский шансон – это до такой степени извращенность… Просто блатную песню взяли и так «обозвали». Это даже оскорбительно для шансона.

— По поводу песни «Фонари» — не могу ее не вспомнить…

— Что-что? Вспомнить не можете? (смеется)

 

— Не могу не поговорить о ней. Вы считаете ее вершиной Вашего творчества, лучшей Вашей песней?

— Да нет, просто она первая стала шлягером. Есть песни, может быть, более интересные – «Ночной дилижанс», «Зеркало жизни». Не люблю хвалить свои песни, но иногда анализирую, и мне кажется, есть заслуживающие внимания… «Осенний свет», например, он был параллельно с «Фонарями».

— Что будете исполнять в преддверии Дня Победы?

— Обычно я исполняю то, что «в ушах» моих зрителей, то, что они помнят с тех лет – те же «Фонари», «Осенний свет», «Звездная ночь», «Воздушные замки». Или вот «Бумажный голубь» на слова Дербенева, неплохая песня, красивая. И так далее, и так далее!

— Что же, спасибо за интервью! Можно использовать фото с Вашего сайта?

— Конечно, берите любое! Выбирайте самое страшное, самое старое! (смеется)

 

-Еще раз огромное спасибо Вам, всех благ!

— Пожалуйста, Дмитрий, удачи Вам! С праздниками!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *