На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Зарплата североказахстанцев в литрах и в булках

Всё потому, что у меня нет машины. А если бы была, я бы тоже сейчас очень сильно ворчал и негодовал. Но автомобиля у меня нет, а потому настроение у меня бодрое и радужное. Тем более, что зарплаты растут в Петропавловске как на дрожжах, по крайней мере, так утверждает управление статистики.

Сразу стоит отметить, что я абсолютный профан в экономике, поэтому всё это неистовство на тему, что будет происходит дальше, можно не принимать всерьёз. Только нельзя забывать, что около 90% населения имеют примерно такие же познания в экономике и ценообразовании, как и я. Вот так ловко я сейчас попытался поднять знамя, на котором написано «глас народа».

 

Речь пойдет о ценах. В первую очередь о ценах на бензин, которые вдруг резко взлетели вверх, вызвав совершенно логичное возмущение у большинства населения: цены на топливо всегда толкают вверх стоимость всех товаров вообще.

 

А сегодня на петропавловских заправках стоимость одного литра бензина марки с октановым числом 92  составила 161 тенге (год назад это было 125 тенге). Особенно обозлены те граждане, которые в курсе, что цены на нефть падают. Вроде как нелогично, что цена конечного товара в нефтепереработке растет при снижении цен на сырье, из которого его делают. Сразу хочется успокоить таких сограждан: товарищи, ваш протест бессмыслен. Здесь логика работает от противного: повышение цены на бензин – это, скорее, попытка закрыть дыры от падения цен на нефть. Ну не могут крупные бизнесмены допустить снижение потока нефтедолларов в свои карманы! Ничего личного, только бизнес, как говорится.

 

Есть вероятность, что в ближайшие недели мы узнаем о наличии ценового сговора, о намеренном хранении основных запасов топлива на складах  с целью искусственного создания дефицита. Даже есть вероятность, что кого-то оштрафуют, но как-то не верится, что от этого цены снизятся. Кроме того, от этих штрафов и расследований мало что изменится для тех граждан, кто уже успел потратиться на подорожавший бензин и взлетевшие вслед за этим цены на продукты и различные товары. Меня всегда интересовало, как же именно это происходит: вот едет мимо заправки владелец птицефабрики, например, рассчитывается, ворчит, звонит в отдел перевозок и дает команду срочно поднять цены на поставку яиц? То же самое делает владелец мясокомбината и молочного завода. Вечером жена владельца автозаправки идет в магазин и потом жалуется мужу, что все стало дорого. Тот наутро выставляет новую цену на бензин, и история повторяется?

 

Кстати, доподлинно известно, что одна из самых прочных цен в современной мировой истории  была именно на бензин. И было это не так уж давно, и бензин этот продавался  едва ли не на тех же самых автозавправках, на которых сейчас петропавловские водители чешут репу при виде новых цен. В конце 70-х —  начале 80-х годов на заправках Петропавловска бензин марки АИ-93 стоил 40 копеек. Цена эта не менялась почти 10 лет. Как и цены на основные продукты. Наверное, потому, что такого понятия как ценовой сговор тогда не было и быть не могло. Кстати, есть довольно простой тест на доступность бензина тогда и сейчас: средняя зарплата в Петропавловске в 80-е годы была около 100 рублей – то есть на среднюю зарплату труженика можно было купить около 250 литров АИ-93. На 107 тысяч тенге (средняя зарплата североказахстанца, по данным управления статистики) можно купить примерно 660 литров 92-го бензина. Это что ж получается, не так плохо мы и живем, товарищи, и жаловаться нам нечего?!

 

Кстати, такой же тест можно провести с другими товарами – колбасой, водкой, хлебом. Современные зарплаты смотрятся куда как более красочно, чем те, что были раньше. Есть только одно небольшое, почти незаметное, малюсенькое «но». Ну совсем маленькое: реальная заработная плата большей части североказахстанцев слегка отличается от статистической средней. И если взять вполне конкретную воспитательницу детского сада Марию Ивановну, то получает она на руки 35 тысяч тенге чистыми, а Марат Азаматович, который работает охранником на автозаправке, – 65 тысяч тенге. И потому бензина, хлеба и молока они могут купить куда меньше, чем предполагает статистический учет, который, кстати, берет в расчет зарплату и Марии Ивановны, и Марата Азаматовича, и еще чиновника, который способен повлиять на цену бензина… А если взять в расчет тот факт, что в 80-е годы бензин марки АИ-93 заливали в баки только очень обеспеченные люди или, опять же, работники госорганов  по талонам, то выходит, что живем мы несколько менее радужно, чем это можно представить по официальным данным.

 

К слову, на днях аким Северо-Казахстанской области провёл аналогию между ценами на ГСМ и стоимостью яиц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.