Виниловый клуб: История Снежного Гуся


Поклонникам стиля «прогрессив-рок» — предновогоднее заседание клуба Петропавловск.news.

«На шоу Pink Floyd фанаты знают музыкантов поимённо, а на шоу Camel – музыканты фанатов!»

В данной шутке, пожалуй, лишь доля шутки – смотря с кем сравнивать! — ибо аудитория Camel не так уж маргинальна и малочисленна. По крайней мере, подтверждением тому является “The Snow Goose” (1975), новая версия которого была записана в 2013-м. Мостик между эпохами проложен, испытание временем пройдено – и о своём участии в турне с концептуальной программой по мотивам одноимённого рассказа Пола Гэллико вспоминает Джейсон Харт (акустическая гитара, клавишные).

— Джейсон, помнишь момент, когда услышал альбом в первый раз?

— Впервые услышал вещи из «Снежного Гуся», когда мне было около шестнадцати. В то время я много слушал Yes и Genesis, и тут мой приятель, постарше меня, предложил заценить Camel. Помню, я купил компакт-диск с компиляцией под названием “The Compact Collection” и по-настоящему влюбился в музыку из “The Snow Goose”, особенно — из “Moonmadness” (четвёртый альбом Camel, вышедший в 1976 – прим. авт.). Никогда и мечтать не мог, что буду играть эти композиции вместе с группой почти тридцать лет спустя! Признаться, не знаю, что конкретно вдохновило Энди на перезапись «Снежного Гуся». Полагаю, он был заинтересован в том, чтобы взять классическую работу, записанную в 70-х годах, и использовать современные технологии – особенно удивительные оркестровые сэмплы, которые можно получить в наши дни с целью продолжить изучение данного материала. Возможно, это был ещё один способ отпраздновать годовщину оригинального релиза. Ну и, конечно, чтобы при этом поклонникам было что купить на концертах!

— Как ты считаешь, почему, будучи столь яркой и мелодичной, музыка Camel всё-таки не для миллионов, а, скажем так, сотен тысяч?

— Думаю, дело вот в чём. У групп, которые находят обширную аудиторию и при этом принадлежат к миру прогрессивного рока, есть синглы на радио. Yes, Genesis, ELP, Jethro Tull…у всех них было несколько успешных синглов, которые донесли их музыку до более широкой аудитории. Музыка Camel весьма мелодична и мощна, но, за исключением нескольких вещей, таких как “Drafted”, возможно, никогда не подойдёт под формат, который потребовался бы для воспроизведения в эфире. Для меня Camel так же хороши, как любая из только что упомянутых групп, однако, в отличие от этих артистов, у Camel не было яркого вокалиста – такого как Питер Гэбриел, Иэн Андерсон или Джон Андерсон. Также в их творчестве много соло и инструментальных секций, которые затруднили бы трансляцию.

— Как много городов вы объездили с туром, как принимала публика, и какого примерно возраста она была?

— Я совершил два тура по мотивам «Снежного Гуся», первый с Гаем ЛеБланом, и второй (после того как Гай, к сожалению, скончался от рака) с Тоном Шерпензилом. Не помню точно, сколько городов, но что-то около тридцати. Также я провёл третий тур, где больше внимания уделялось “Moonmadness”, это плюс ещё пятнадцать шоу. Таким образом, в общей сложности я отработал с Camel порядка полусотни концертов. Как бы я хотел, чтобы их было больше! Реакция всегда была фантастической. Фаны Camel – они ведь невероятно страстные, а поскольку никто не знал, будет ли группа когда-либо снова гастролировать, приём был восторженным, я бы даже сказал, катарсическим как для группы, так и аудитории. Я видел на концертах людей всех возрастов, но, полагаю, большинство из них были мужчинами старше сорока – из тех, кого, наверное, и ты наблюдал на большинстве выступлений команд этого жанра.

— Не мог бы ты назвать музыкантов, которые, на твой взгляд, сегодня являются последователями Camel?

— Я знаю, многие современные проговые исполнители испытали влияние Camel. Среди моих любимых: Big Big Train, Steven Wilson, Frost, Neal Morse/Transatlantic, Marillion, Opeth, The Flower Kings… Все эти ребята делают отличную работу…но ни один из них на самом деле не звучит как Camel. Я очень дружен с членами BBT и Marillion, и знаю, что Стив Ротери большой поклонник творчества Энди Латимера, как и Стивен Уилсон, Ройне Штольт и Микаэль Акерфельдт. Заодно отмечу влияние Camel на мою собственную музыку, с моей командой I and Thou!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ
Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ