На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Виниловый каталог, или Музыкальное чтиво ко дню рождения

Эпизоды опубликованных некогда нами интервью, где, в частности, шла речь о той или иной пластинке, стали своеобразными штрихами к начавшему выходить позднее отдельному циклу. Некоторые из данных фрагментов – в сегодняшнем выпуске по случаю очередного дня рождения «Винилового клуба», сообщает ведущий музыкальной рубрики Петропавловск.news.

«Симфония любви» — один из самых моих любимых альбомов. Три трека с него наиболее полно отражают мой внутренний мир и мои эмоции. Это “Golden Earrings”, “Nuages” и “Melodia”, которую мы написали вместе с отцом».
(Франсис Гойя, 19.09.2013)

«Альбом назывался «Только благодаря тебе», я записывал его в Нашвилле, США, на родине кантри-музыки. Это было очень здорово и интересно – играть с кантри-музыкантами итальянские песни о любви. Эксперимент был успешным, и сами песни на альбоме отличаются иным звуком и ритмической основой. Я люблю стиль «кантри», хотя не могу назвать себя его подлинным поклонником».
(Пупо, о записи пластинки, вышедшей затем по лицензии на фирме «Мелодия» в 1985 году, 17.10.2013)

«Альбом “Souvenirs”- наверно, один из самых моих любимых, принадлежащих к легкому, развлекательному периоду моего творчества. “From Souvenirs To Souvenirs” — мой самый большой хит, по мнению публики теперь уже в бывшем Советском Союзе. Самые же мои популярные мировые хиты – “Forever And Ever” и “Goodbye My Love Goodbye”.
(Демис Руссос, 26.06.2014)

«Мы знали о том, что были очень популярны в СССР. Наш лейбл “CNR” сотрудничал с русским лейблом, который назывался «Мелодия». Так наши записи и оказались в России – именно там наибольшую известность приобрели “Ding-a-Dong” и “I’m alone”. Но у нас было еще много песен, ставших хитами в Нидерландах и других странах Европы».
(Гетти Касперс, солистка группы “Teach-In”, 23.04.2015)

«В первые годы существования группы мы, можно сказать, были представителями “Deep Purple”, “Led Zeppelin”, “Jethro Tull”, “Uriah Heep” и многих других. Сделали немало каверов. Но постепенно мы нашли наше собственное лицо. Когда мы записывали диск, вышедший в СССР (1977 год – прим.авт.), у нас впервые появился синтезатор, а также меллотрон. Поэтому стало возможным создавать необычные, даже странные звуки. А для того чтобы записать композицию «Путешествие к центру Земли», мы использовали различные предметы – стекло, бумагу, противень и «бормотание» воды, придумывая специфическое звучание. Причем с большим резонансом и эхом включали все это в песни…»
(Дитер Бирр, лидер группы “Puhdys”, 13.03.2014)

«Завтрак в Америке» — продолжение нашего развития в период с 1973 по 1978 годы, наш наиболее успешный, «хитовый» альбом в США. Похоже, нам тогда удалось добиться удачной комбинации классического рока и поп-музыки, что обычно любили во всем мире. Это был мировой бестселлер 1979 года. Материал накапливался, развивался нами достаточно долгий период времени – практически десятилетие. Например, заглавная “Breakfast in America” была написана задолго до того, как кто-либо из нас путешествовал по Соединенным Штатам. Мы играли так называемый «софисто-рок» (сложный, изысканный – прим. авт.). Нам хотелось быть мелодичными и одновременно лаконичными, если говорить о музыкальном языке. Мы также хотели, чтобы наша музыка была гармоничной и ритмичной, приятной, доставляющей удовольствие. Но при этом сложной, изысканной и утонченной!»
(Джон Хелливелл, участник классического состава группы “Supertramp”, 21.08.2014)

«Это было так давно, я уже мало что помню… Работа как работа, на фирме «Мелодия» писали. Все аранжировки Юры Чернавского. Хорошие ребята принимали там участие. И дудки хорошие…Серьезная работа была очень – первый нон-стоп-диск в Советском Союзе, — (показывает конверт с названием на белом фоне) был такой первый, самый «топовый» вариант, эксклюзивный. Вот это как раз было самое качество, вот такой вот диск… Ну а вот знакомый…(показывает конверт с более привычным оформлением). Такой у всех есть, а вот этого белого нет. Там был сигнальный вариант, первый, для узкого круга, подарочный…»
(Аркадий Хоралов, о записи гиганта «Кружатся диски», 28.08.2014)

«Это было, если не ошибаюсь, в 1975-м году, я был на студии «Мелодия», с «Добрыми молодцами» писали пластинку. И вдруг меня позвали к телефону, я очень удивился, думаю: кто меня в Москве может позвать к телефону на студии? На том конце провода сказали, что это Татьяна Сашко, супруга Тухманова, чем я был совершенно поражён, это для меня было неожиданно. Она предложила мне приехать к ним домой. Я приехал, они сказали, что у них есть две баллады, которые были написаны тогда же, когда и песни для диска «По волне моей памяти», и что эти баллады очень сложные, поэтому не нашлось вокалиста, чтобы записать – там был очень большой диапазон. И гитарист Борис Пивоваров предложил меня. «Добры молодцы» были во Львове, он услышал меня на концерте, потом львовские музыканты, хорошие ребята, пригласили меня на сейшен к ним в клуб. Я там немножко попел, и он меня услышал, не знакомился со мной, но предложил меня Тухманову на эти две баллады. Я спел несколько песен, потом Давид Фёдорович с Татьяной Алексеевной показали мне одну из баллад и говорят: «Могли бы спеть кусочек?» Там был 4-дорожечный магнитофон, Тухманов записал меня и сказал: «Это нормально, а вот это вы можете спеть?» (там как раз был фрагмент высокий). Я спел, он говорит: «Отлично». И мы стали готовиться к записи, подготовка заняла две недели, бэк-вокал должны были петь девочки, которые пели на альбоме «По волне моей памяти». Я сказал: «А давайте я спою!», хотя ни разу не пел бэки (смеётся). Тухманов мне: «А вы можете?» Я ему: «Да». Так решили, что бэки буду петь я. Потом началась запись на студии фирмы «Мелодия», по-моему, было четыре смены. Приблизительно вот так всё происходило…»
(Александр Евдокимов, о записи миньона «Памяти гитариста. Памяти поэта», 26.02.2015)

«Фрадкин нам привёз несколько клавиров новых сочинённых им песен, над которыми мы с Виктором Кудрявцевым (бэк-вокал) и начали работать. Надо сказать, что для работы над этими песнями Марк Григорьевич прослушал достаточно много вокалистов и свой выбор сделал на мне… Не то чтобы там он влюбился в меня как в вокалиста, а просто, видимо, более подходящей кандидатуры он не нашёл, не услышал…Репетировали мы в пансионате для членов Союза Композиторов, в Репино. Работа продолжалась где-то неделю-полторы…Марк Григорьевич там жил в уютном деревянном домике, в котором находился маленький кабинетный рояль.. Надо сказать, что автор песен был достаточно дотошным во всём, все мелочи выверялись и оттачивались до того уровня, когда он считал уже все дело завершённым…Что получилось потом, уже весной 1980 года узнали все любители музыки… Пластинка вышла полуторамиллионным тиражом. Правда, не все песни вошли туда, видимо, формат «сорокопятки» не позволил вместить туда весь материал…Лето 1979 года было жаркое и мы, вместо того чтобы поехать куда-нибудь купаться и загорать, ездили Марку Григорьевичу с фруктами, переданными для него Киселёвым, на внимательное ознакомление с песенным материалом, выверяя всяческие нюансы по фразировке и звукоизвлечению. Песен было четыре, это «Красный конь», «Время тюльпанов», «Песенка про «Жигули», и «Баллада о ленинградских пожарных». Аранжировки сделали Игорь Романов и Боря Аксёнов. Записывали мы их, как и положено профессионалам, сначала отдельно инструментал, а потом уже и накладывали голоса на готовую фонограмму. Магнитофон был студийный, 24-дорожечный, западногерманский «Штудер» (по воспоминаниям Бориса Аксёнова, магнитофон был 16-дорожечный – прим.авт.), запись производилась в здании Капеллы, что находилась на ул. Желябова…
Всё проходило в нормальной рабочей обстановке, с замечаниями, спорами, доказыванием своего виденья того, над чем работаем. Конечно, эта работа запала мне в сердце, она легла мне в душу на всю жизнь, так как это серьёзная, настоящая работа по звукозаписи.. И я постарался её спеть так, как просил Фрадкин, и как смог сам услышать и увидеть то, о чём рассказывается в этой песне…»
(Игорь Дембовский, солист группы «Земляне», 14.08.2014)

«Однажды мы открывали концерт “Deep Purple” в Великобритании, и Ричи Блэкмор делал саундчек сам. Я нахально подключил свою гитару, он сыграл фрагмент, а я скопировал. Это было что-то вроде гитарной дуэли. Мне показалось, он был впечатлен, после чего Ричи спросил, есть ли у нас контракт на запись. Я ответил, что нет. Он сказал, что сведет нас с продюсером их хита “Hush” (это был Дерек Лоуренс). Потом Дерек представил нас главе “Decca” Дону Шейну, в Лос-Анджелесе. Кстати, так как “Decca” стала выпускать наши записи во всем мире, это также послужило важнейшим фактором нашего долголетия. Нашу музыку услышали в гораздо большем количестве стран, чем если бы мы подписали контракт с филиалом в Великобритании. “There’s The Rub” – хороший альбом. Еще мне очень нравится “New England”, но, наверно, все-таки “Argus” стал наиболее решающим для нас. Тогда все группы и все музыканты много экспериментировали, расширяя музыкальные границы. И виниловая пластинка на самом деле рассматривалась как цельное утверждение той или иной группы, а не просто как набор песен. Самое главное, что после Второй мировой войны поколение было очень многочисленным и начало влиять на жизнь всего общества, с помощью музыки в том числе. Это все еще довольно большая демографическая группа, и этим отчасти объясняется долговечность таких коллективов, как наш. Наше поколение требовало этого, хранило верность своим любимым командам и побуждало нас быть продуктивными. Поддержка – вот в чем все дело в данном случае…»
(Энди Пауэлл, лидер группы “Wishbone Ash”, 21.08.2014)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.