На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Виниловый клуб: Синяя птица и алые паруса

Первый выпуск «Винилового клуба» состоялся благодаря Роберту Болотному и Дмитрию Галицкому – речь шла о миньоне «Синяя птица в Лужниках», конечно же, с упоминанием одноимённого гиганта. Данная тема получила продолжение ровно через год, и весьма символично, что ещё год спустя в нашем заседании принимает участие Михаил Болотный. С помощью же Ольги Зарубиной мы сегодня обратимся к творчеству Андрея Богословского и ВИА «Музыка» — опере «Алые паруса»,-сообщает ведущий рубрики Петропавловск kz

Часть первая. Хоть записка не подписана…

Наверное, вряд ли кто-то из пришедших 28 мая 1999 года на студенческую дискотеку, услышав песню «Записка» в исполнении нашего ВИА, мог бы точно сказать, с какой она пластинки, кто её автор и какие коллективы её исполняли. Но, как и за четверть века до того, пары кружились в «медляке», что сегодня, учитывая вновь прочно укоренившийся интерес к жанру, уже не было бы чем-то удивительным. Не скрою, «Наедине с собой» — мой любимый диск «Синей птицы»,-во многом благодаря уникальному мелодическому дару Сергея Дьячкова в сочетании с богатейшими гармоническими изысками. Кстати, довольно сложными для анализа и подбора на слух…
Итак, слово Михаилу Болотному:
«Песни Сергея Дьячкова были в репертуаре ансамбля всегда, и вообще он был для нас очень близким человеком. Мы знали, какой у него потенциал и мечтали выпустить альбом его музыки. А после выпуска альбома мы пригласили на работу скрипичный квартет – это было необходимо в концертах, так как на запись диска был приглашён струнный ансамбль Большого театра, и нам хотелось максимально приблизить концертное звучание к звуку на пластинке. Кто был звукорежиссёром – сейчас уже не помню, то ли Рафик Рагимов, а может, Саша Синицын. Во время записей Сергей всегда был с нами, участвуя как автор и музыкант. Что касается музыки, мне кажется, это один из лучших дисков, хотя коммерчески, может быть, не самый удачный. Я и сейчас считаю Сергея гениальным композитором, а такие его песни, как «Зачем ты вернулся» и «Давай уедем в дальние края» — это нечто необыкновенное и многими до сих пор не понятое…»

Часть вторая. Плыть под алыми парусами…

Поколению 70-х, помимо оригинала, хорошо известна русскоязычная версия хита “Early in the morning” (“Vanity Fare”) в исполнении ВИА «Музыка», отличительной чертой которого была струнная группа по аналогии с “Electric Light Orchestra”. Однако главное, чем был знаменит коллектив – опера-феерия «Алые паруса», судьба которой (к сожалению, как и её создателей) оказалась довольно сложной. Тем не менее, её художественные достоинства дают основания претендовать на то, чтобы вызвать интерес и в наши дни…

Рассказывает Ольга Зарубина:
«Струнную группу ансамбль «Музыка» имел в составе всегда. Мы записывали песни на радио и иногда исполняли в концерте, но основной программой была рок-опера, которая, кстати, всегда проходила на «ура» при аншлагах. Моим партнёром был Сергей Станишевский, исполнявший роль Грэя. Почему пластинка вышла только через несколько лет и то не в моём исполнении – не знаю, но что-то слышала о сложных отношениях между отцом и сыном Богословскими.

У нас был профессиональный музыкальный руководитель Николай Воробьёв, который и создал эту группу, своё детище. Но его подставили…Однажды Михаил Якон, один худрук из «Москонцерта», остался без своего коллектива (что там произошло, я точно не знаю, но ему срочно нужна была работа). И вдруг мы узнаём, что Воробьёва увольняют якобы за кражу микрофонов – бред какой-то, он бы никогда на это не пошёл, слишком любил своё дело, которому отдал практически всего самого себя. Ему предложили уволиться по собственному желанию, что он и сделал незамедлительно. Мы все были в шоке от происходящего и с напряжением ждали: что будет с нами? И вот он появился, небольшого росточка, с юмором и с саксофоном в руке. Что-то ёкнуло у меня внутри, почувствовала: конец пришёл нашей замечательной рок-опере. И не ошиблась… Он сразу же начал менять репертуар на стиль «фьюжн», который был непонятен не только зрителю, но и нам самим. Начались безрадостные гастроли по стране…правда, было много концертов из-за его связей, но творчество закончилось. Не прошло и несколько лет, как наш коллектив развалился. Первой ушла я. Якон, правда, пытался ездить с моим именем на афише, пока не напоролся на серьёзные неприятности. Видно, этот человек был мастер разваливать ансамбли…
Позже я узнала страшную правду о том, что случилось с Колей Воробьёвым. Он ушёл работать…могильщиком – видимо, хорошо платили. Но я представляю, чего ему это стоило. А Андрей Богословский ушёл из жизни несколько лет назад. Когда он лежал в больнице, отец его даже не навещал, так я слышала. Вот такая грустная история…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *