На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Валерий Ярушин: «Надо идти дальше!»

В одном из прошлых номеров в интервью с Юрием Лозой мы упоминали группу «Ариэль», сыгравшую знаковую роль в его творческой биографии. В Петропавловске ансамбль, к сожалению, расколовшийся на два состава, не был аж с 1979 года.

Герой одной из песен Пола Маккартни в шутку спрашивает: «Будешь ли ты меня любить, когда мне будет 64?» Руководителю «Ариэля», внесшему в его становление решающий вклад, заслуженному артисту РСФСР Валерию Ярушину 12 июня исполнилось 64, и он любим несколькими поколениями зрителей. Некоторые из них до сих пор пытаются разобраться в причинах распада любимой команды, некоторые, устав от затянувшегося конфликта, не берутся судить, кто прав, кто виноват. У каждого из участников «Ариэля», разумеется, тоже свое мнение на этот счет. Хотя и те, и другие нет-нет да и вспомнят с ностальгией времена, когда «золотая» ариэлевская шестерка в составе: Ярушин — Каплун — Гуров — Антонов — Шариков — Гепп значила в музыке, пожалуй, то же самое, что легендарная тройка Михайлов — Петров — Харламов – в хоккее…

— Валерий Иванович, не раз мы, любители Вашего творчества, обсуждали этот вопрос. Так что же такое все-таки «Ариэль» периода с 1970 по 1989 – фолк с элементами арт -рока или арт-рок с элементами фолка?

— Сейчас об этом можно спорить до хрипоты. В начале 70-х годов словом «рок» пользовались для обозначения, в основном, рок-н-ролла и (так называемого) андеграунда. Яркие представители «Beatles» , «Deep Purple»… В 1972 году на конкурсе в Лиепае, где мы получили 1-ю премию, нас назвали группой «биг-бита». Поэтому ваши версии «арт-рока» появились позже. Но после удачных гастролей в ФРГ в 1981 году в местной прессе мы фигурировали, как «фолк-рок-группа». Пожалуй, это самое удачное определение нашего стиля.

— Тогда же одна из газет Кёльна написала, что «Ариэль» «пахал» фольклор глубже «Песняров». Сегодня, увы, всевозможные балаганы с золотыми кольцами опошлили русскую народную песню. Встречали молодых ребят, которые экспериментируют с настоящим фолк-роком?

— В то время я мечтал, чтобы наш стиль с годами превратился из мелкой речушки в полноводную реку… К моему великому сожалению, это ручеёк высыхает. Мне присылают музыканты из глубинки записи похожих форматов. Но это не более чем опыты. Настоящая фольклорная музыка осталась незыблемой в русских народных хорах. Честь и хвала им за это! А где сейчас последователи Покровского с этническим стилем? Да, мы с «Песнярами» двинули мощно в разработке народных песен. Это было и модно, и красиво! Вместо гармошек и балалаек вдруг стали звучать электронные инструменты. Вспомните те, кто постарше – какие мощные стили рождались в 70-е? Появились рок-оперы, рок-оратории! “Pink Floyd” дали толчок космической музыке!

Но в СССР…подчёркиваю – «но….» в нашей стране существовала жёсткая идеология неприятия многих прогрессивных стилей, обзывая их буржуазными и ненужными нашему зрителю. Как в такой ситуации поступать? Вот тут-то и выручил наш фольклор. Он был вне политики. И фантазия музыкантов и аранжировщиков раскрепощалась именно здесь. И правы те, кто отличал нас от «Песняров». У белорусов всё шло от классического песнопения. У «Ариэля» от рок-н-ролла и поп-музыки. И нас не путали – мы шли каждый своей дорогой.

Володя Мулявин – великий музыкант! Такие кружева плёл! Современным музыкантам этого даже не хочется достигать. Электронная революция затормозила скрупулёзную работу музыкантов. Появились шаблоны, которые можно изобретать с помощью нажатия кнопки, а никак не с помощью вдумчивых глубоких мыслей, требующих большого профессионализма. Наступило время ФОРМАТА. В русских песнях на эстраде вернулись сафьяновые сапоги, парча, цыганское ухарство. Об экспериментах забыли. Откуда возьмётся интерес, если криминальный шансон опошлил всё русское?!

— Арт–фолк– рок– сюита «Русские картинки» когда–то взорвала музыкальные умы. Недавно у Вас появились «Русские картинки – 2». Чем, на Ваш взгляд, принципиально отличается продолжение от оригинала?

— Десять лет назад я вновь «заболел» группой «Pink Floyd”, посмотрев концерт Роджера Уотерса в «Олимпийском». Тут же родилась идея создания своей песенной сюиты «Чёрная звезда», где вместе с музыкой сочинял и сценические эффекты, писал сценарий. Но, поискав спонсоров, сдулся… Понял, что даже написав гениальную музыку, народ не пришёл бы на мой подобный концерт. Если на Западе это развивалось равномерно, и они не знали, что это такое — «худсовет», то наша музыка не имела традиций. Группа «Автограф» попыталась поработать в этом направлении, но поддержки у зрителей не получила. Мне могут возразить: «А как же моя крупная форма — рок-опера «Емельян Пугачёв», рок-оратория «Мастера», «Слово о полку…» ? Это было интересно, но после запретов они не записаны даже на пластинки. Откуда народу черпать знания?…

В конце концов, рок-оперы превратили в «мюзиклы» — современные оперетты и рок ушёл на второй план. Теперь о моей новой работе. После неудачного проекта «Чёрной звезды», я задумал продолжение моей значимой работы 1976 года – «Русских картинок». Уже зная, что это не будет коммерческим проектом, всё-таки решился на подобный шаг. Каждый нормальный художник мечтает создать что-то непохожее. Пусть пока немодное, но очень интересное. С годами приходит осмысление, называемое мудростью. Она заключается в том, чтобы не делать лишних движений в жизни при максимальном эффекте нужности людям. Может, это корявая мысль, но она не даёт мне покоя. Уже 10 лет я живу в московском регионе и жизнь резко отличается от провинциальной. Москва слезам не верит, но если ты что-то представляешь из себя, ты будешь иметь работу. За те годы, что прошли с тех времён первых «картинок», изменился стиль жизни всего народа. Поэтому удивлять прежними приёмами игры и сочинений не стоило. В новой сюите я решил представить, если можно так выразиться, «слуховой вернисаж».

Десять песенных композиций, как живописные картины, изобразят разные эпохи России. Это княжеская Русь («Скоморох»), пушкинская («Дуэль»), современные песни и баллады. А также мой знаменитый парафраз на тему русской народной песни «Отдавали молоду». Это третья редакция обработки, где я решил использовать женский бэк-вокал, который с блеском исполнила моя дочь Алёна. Участие в записи двух виртуозов: Алексея Страйка – гитариста и Алексея Баева – барабанщика украсили сюиту. Стилевая особенность произведения: «классик-фолк-рок». Именно на этих «трёх китах» построены «Русские картинки-2». В увертюре проходят все темы сюиты, как предвосхищение. Занятно, но при повторном слушании она вдруг превратится в финал…

— Ваша дочь Алена уже зарекомендовала себя как очень талантливая певица. Но телеэфир сегодня, как известно, доступен не всем. Не было у нее мысли принять участие в проекте «Голос»?

— Алёна послала заявку, но оптимизма на этот счёт она вместе с папой не испытывает. Просто очень много подводных камней на этом пути…. Посмотрим.

— Когда-то участники «Ариэля» мечтали о том, что их дети создадут «Ариэль – 2000». Конфликт родителей отразился на их отношениях? Общаются между собой?

— Это было бы возможно при условии дальнейшей творческой жизни. Но она прекратилась в 1989 году, и после размолвки это не могло даже быть в принципе. Предмет ссоры вы уже знаете из моей книги «Судьба по имени Ариэль». Нарушены все творческие планы. Я впервые вам поведаю то, что у меня могло было бы быть все впереди, не случись этого коллективного предательства. Был готов сценарий песенного спектакля четырёх композиторов «Ариэля», в котором могли бы участвовать и дети. Четыре получасовых части концерта – вначале песни Льва Гурова, потом Сергея Шарикова, Геппа и мои. Постепенно хотел отказаться от надоевших «Магнолий» и прочих кабацких песен, превратив их в середине концерта в попурри, по одному куплету. Но…жизнь порой непредсказуема.

Наше сообщество в Вконтакте. Подпишись, чтобы быть в курсе новостей!

— На Вашем сайте часто вспыхивают жаркие дискуссии, приходилось читать довольно спорные заявления наподобие: «Ариэль» на фоне западных групп выглядел, как «Смоки» на фоне «Лед Зеппелин»…

— Так можно дойти до маразма. Сравнивать русскоязычную музыку с англоязычной глупо и неграмотно. Так можно и польскую рок-музыку и болгарскую «размазать». Каждый народ привносит в международный язык рока что-то своё, национальное. И это главное. Но если ты поёшь на английском – будь любезен – соответствуй великим группам Запада. Поэтому я с удовольствием пою кавера «Битлз» на родном, английском. Хотя сравнение со «Смоками» мне нравится. Почему бы нет? Это тоже великая группа.

— «Ариэль» очень дружил с «Песнярами». А случалось ли так, что с кем-нибудь из коллег по вокально-инструментальному цеху отношения не складывались?

— Мы ни с кем не воевали! Скажу даже больше – дружили со всеми. Тогда были большие гала-концерты и мы часто встречались за кулисами, а потом в гостинице закрепляли дружбу не одной «рюмкой супу»… Единственное, что нас отличало от москвичей – стабильность состава. Если бы мы родились в столице, нашу группу разобрали бы по косточкам. Там солисты тусовались очень часто. Сергей Беликов, например, пел в 3-х группах: «Самоцветы», «Аракс» и «Весёлые ребята».

— Оглядываясь назад, в те звездные 70-80-е, по Вашему мнению, в чем Ваша наибольшая удача и наибольшая ошибка как руководителя?

— Не знаю, моя ли удача в том, «Ариэль» в золотом составе дожил до 19-летия?… Наверно, так сложилась ситуация. Но свою неудачу считаю малодушие в кардинальных решениях. Моя сентиментальность привела к тому, что музыканты, что называется, сели мне на голову и руководили мной последние 3 года. Но в то время я мечтал, что после присвоения мне звания «Заслуженный артист» мы заживём по-новому, и ко мне опять начнут прислушиваться. Помню слова Андрея Макаревича после распада: «Зря ты стремился к какому-то рекорду стабильности состава. Надо было избавиться от двух-трёх паршивых овец и было бы всё нормально». Но в то время всё было в руках барабанщика, моего бывшего друга.

До этого момента он чувствовал так же, как Макаревич, призывая убрать негодных. Но потом остался с ними. Такого случая я никому не пожелаю. Если бы друг заявил, что остаётся со мной, я уже готовил речь о том, что Льва Гурова попрошу остаться, а остальным сказать «спасибо» и расстаться. Сейчас идёт холодная война уже 24 года! Семь раз в течение этих лет я пытался восстановить хотя бы часть коллектива. Уже двоих нет в живых. Один бросил активную музыкальную жизнь. И оставшийся дуэт не желает и поэтому «разбитую посуду» склеивать нет уже смысла…

Не хочется на грустной ноте заканчивать интервью. Жизнь идёт своим чередом. Я радуюсь успехам моей Алёны. Хотя у неё очень сложный путь. Сын Олег с Наташей подарили мне внука Ванечку, который в скайпе кричит : «Деда- а-а!» Скупая мужская слеза говорит: «Не всё ещё потеряно в этой жизни. Надо идти дальше!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.