На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Валерий Рязанов: Исходил я немало дорог…

Тема очередного выпуска рубрики – «Сябры», и хорошо информированные почитатели их творчества сразу поймут, почему у нас на связи в Skype именно Сан-Диего. Итак, намеренно опуская не всегда уместную приставку «экс», вместе с нашими читателями – почитателями, как сказано выше,- мы рады приветствовать солиста легендарного ансамбля Валерия Рязанова, сообщает музыкальный обозреватель «Петропавловск.news».

— У расе халоднай занямеюць ножкi, дай жа данясу тябе я да той дарожкi!- упрашивал парень, наигрывая на гармонике.

— Ну тады перанясi, мiлы мой!- кокетничала густым сочным басом девушка.
А салавей спявал з вечара у далiне. И завалинка шумела о том, о сём…

И о том и о сём – и не только обо всём этом – спявал в «Сябрах» наш интернет-гость, на данный момент уже шестнадцать лет проживающий в США,- впрочем, в долгожданной беседе с ним речь пойдёт не только о всенародно любимом коллективе…

-Валерий, прежде всего скажите, кто сделал ту стильную диско-фанковую аранжировку «Соловья»?

— Делал её Коля Сацура – клавишник, музыкальный руководитель, бессменный аранжировщик,- как мы его называли: «Динозавр белорусской эстрады» (смеётся).

-А кто пел вместе с Вами, создавая такой великолепный комический эффект?

— Это Александр Коляда – он украинец, из Бердичева, там и живёт. Думаю, у него всё нормально, разве что борода, может, поседела слегка…(смеётся). Распутинский такой образ. Мы с ним очень хорошо дружили в коллективе, правда, работали вместе недолго, он потом ушёл. И съёмки для «Новогоднего огонька» были в Крылатском интересные. На «Огонёк» мы попали прежде всего благодаря Эдуарду Ханку,- в то время композиторы «толкали» тот или иной коллектив, как, впрочем, и коллективы «толкали» тех или иных композиторов, которые могли показать таким образом свои песни. Так же произошло и с Олегом Ивановым, который написал «Алесю», «Завалинку», которую я пел – это был уже 1986-й год. То есть это было хорошо и для нас, и для Олега, он приезжал на наши выступления, в частности, на «Песне года».

— До прихода в «Сябры» Вы работали в эстрадном коллективе «Дивоцвет». Наверняка он был незаурядный, если Вас там заприметил Анатолий Ярмоленко?

— «Дивоцвет» организовал на базе Куйбышевской филармонии джазовый музыкант, композитор, пианист Григорий Файн. Должен сказать, что в моей музыкальной карьере Гриша Файн сыграл очень большую роль – именно своим отношением к делу, очень образованный музыкант, в джазовом мире весьма известен. До сих пор ездит по гастролям, играет в джаз-трио, то есть барабаны – контрабас — фортепиано.
А наш коллектив в основном исполнял песни, написанные Григорием, и минимальное количество песен, на тот момент популярных. И ещё плюс ко всему мы квартетом играли джазовую музыку. «Дивоцвет» был необычен тем, что в нём участвовала танцевальная пара, а также мим и фокусник – вот такая была программа. Я прослушался и пришёл туда в 1980-м году, может, даже ближе к 1981-му, проработал там приблизительно два с половиной года. Маршруты гастрольных поездок проходили не очень далеко – Поволжье и далее до Москвы, вот в этих регионах. Приглашённый московский режиссёр Артур Вишневецкий поставил нам эстрадно-театрализованное представление «Обычная история» — сюжет был такой: два одноклассника встретились через много-много лет, они вспоминают былые времена, и на основе этого был построен весь спектакль. Специально для него подобрали песни, действие проходило то на уроке русского, то на уроке английского языка, потом перемена, ещё какие-то эпизоды – я сейчас уже не очень хорошо помню. Но если память мне не изменяет, на «уроке английского»  я пел «You`re my everything» — вещь обалденная, до сих пор у меня в репертуаре. И там были задействованы и танцоры, и мим – все участники коллектива. Вот с этой программой мы ездили, и как раз с ней работали, когда в Куйбышев, во Дворец Спорта приехали «Сябры». Так что я пришёл в «Сябры» немножко из другой музыки. Вообще я баянист по образованию, у меня всё в порядке было с этим делом, пятёрки, я очень много занимался. Но – любовь к гитаре…(смеётся). А в армии я играл на клавишных.

 

-Вы ведь ещё и бас-гитарист…

— На басе до сих пор играю. Да вот она, видишь…(берёт бас-гитару). Я тебе скажу, бас-гитара – уникальный инструмент. Здесь ежегодно “Bass Guitar Player Magazine” (журнал) делает такие, скажем, выставки, вот 4-5 ноября будет в Лос-Анджелесе. Езжу каждый год, очень интересно послушать музыкантов, всемирно известных басистов.

-А ведь если это была Куйбышевская филармония, непосредственно Вы наверняка общались с «Синей птицей»?

-Конечно. С Сергеем Дроздовым, Сергеем Лёвкиным, да и не только. Кстати, интересно получилось: «Синяя птица» из Гомеля, я из Самары, а вышло так, что они приехали работать в Куйбышев, а я наоборот уехал в Белоруссию, то есть они сюда, а я туда. Они же все были, таким образом, иногородние, жили в гостинице «Волга», а там в кабаке мои знакомые ребята играли, и я часто там бывал, ну и в филармонии часто пересекались. Если музыканты тусуются в городе, то в основном всех знаешь, тем более звёзд такого уровня, как «Синяя птица» — а это была действительно яркая вспышка на вокально-инструментальном небосклоне! — и как раз роль Дроздова здесь огромна.

-Когда Вы последний раз виделись с ним?

— Я приезжал в Минск в 2004-м году, ехал по своим делам, а как раз через несколько дней начинался «Славянский базар». И Анатолий Ярмоленко мне говорит: чего, мол, просто так, давай, заодно споёшь свою «Завалинку». А прошло всего три года, как я уехал,-практически по свежим, как говорится, следам. Вечером еду в автобусе, с группой артистов, там как раз ехал Сергей Дроздов и ребята из «Синей птицы», и мы с Серёгой всю дорогу (часа три) общались, это был наш последний, такой долгий-долгий разговор…Вообще на протяжении его музыкальной карьеры мы очень часто встречались, пересекались на фестивалях и так далее. Сергей был, конечно, уникальным человеком, и у него был уникальный голос.

-А с Мулявиным были лично знакомы?

-Да, посчастливилось. Мулявин – это ведь гений. Музыкант в высшем понимании!

 

-Владимир Георгиевич Вас к себе не приглашал?

— Как-то на одном из банкетов, когда пришло время попеть песни и гитара пошла по кругу, я спел свой романс, и он мне говорит: «Валера, так ты, оказывается, лирик, что ж я раньше-то тебя не слышал в этой твоей роли…Я тебя давно уже забрал бы!» Это было тогда, когда я уже начал свои песни писать.

-И сейчас пишете?

— Да, новые песни есть, например, на стихи Елены Туровой. Лена Турова замечательная поэтесса, в Минске живёт, с ней на сто процентов практически я сделал свой альбом. В общем, пишу. «Исходил я немало дорог, не искал себе лёгких путей, но всегда был в душе одинок без далёких, как юность, друзей…» (напевает). Конечно, я благодарен судьбе, что попал в «Сябры», и этот коллектив дал мне определённый толчок. Я работал рядом на одной сцене с очень известными музыкантами, участвовал в музыкальных передачах, и если провести аналогию со спортом, это была высшая лига. Но потом уже не хотелось стоять за спиной, рождались какие-то свои идеи, хотелось исполнять своё – то, что мне ближе. И больше всего хотелось, чтобы мне не мешали это делать, а кислород перекрывали явно: идёшь на радио – песню не крутят, идёшь на телевидение – песню не снимают. Когда я начал раскручиваться уже как Валерий Рязанов, это был 1999-й, 2000-й, 2001-й год. У меня был готов альбом, но я продолжал работу и в коллективе, всё так же ездил на гастроли, и некоторые свои песни пел там, однако они немножко не вписывались. А хотелось показать собственный материал – совершенно разный…

— Как часто сегодня представляется такая возможность?

— Здесь не так много есть мест, где ты можешь прийти и показать именно своё. Много лет я проработал в ресторанах, это основной вид деятельности. Также преподаю здесь гитару, бас, фортепиано, вокал, теорию музыки и композицию. Вообще в Сан-Диего музыкальный бизнес не очень, потому что здесь всё разрозненно, в Лос-Анджелесе другое дело, хотя, в принципе, сейчас этот бизнес вниз пошёл немножко. На мероприятиях пою «живака» — всё, что только существует, потом, у меня есть DJ System, ну ты понимаешь. А вот так, чтобы народ собрался и послушал бы тебя – да, делаются такие домашние концерты, но очень дорого снять зал. Мы-то раньше, когда там у нас ездили, не задумывались: а кто за это платит? Другая была система. А здесь есть хорошие залы, но аренда стоит пять тысяч долларов за полдня. Но всё-таки бывает, меня приглашают для участия в небольших концертах, где я могу спеть что-то своё – под гитару или фортепиано, и это здесь ценится!

Беседовал Дмитрий Авдеев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.