|
18 605 |

Село Успенка района Магжана Жумабаева Северо-Казахстанской области расположено в благоприятном месте для ведения сельского хозяйства. Здесь есть школа, магазин, почта, клуб. Только некоторые жители называют деревню «забитым кишлаком» и с пессимизмом смотрят в будущее. Корреспонденты Петропавловск.news приехали сюда после отзывов сельчан в нашем инстаграме @pkzsk, чтобы разобраться в причинах хмурого настроения местных жителей.

Это село образовано, как пристанище для переселенцев из Воронежской и Пензенской губерний около 130 лет назад. Местность была удобной для земледелия и ведения домашнего хозяйства – пресное озеро, пастбища, сенокосы, поля. Спустя 15 лет после основания здесь выстроили церковь. Освящали её в престольный праздник Успенье – отсюда и название — Успенка.

В советские годы село входило в состав совхоза «40 лет Казахстана». С тех пор начался рассвет видавшего виды поселенья – были здесь и пожары, и голод, встречали переселенцев. Со временем оно стало крупным животноводческим пунктом. Старожилы вспоминают, как на огромные базы завозили коров и тёлок из Эстонии и Латвии. Однако с началом перестройки и приходом нового директора, завёлся мотор разрушительной машины, который до сих пор не останавливается.

От некогда крупного села с численностью населения в несколько тысяч человек в Успенке осталось чуть больше 400 жителей. В школу ходит 41 ученик. В некоторых классах по 2-3 ребёнка.

Детского сада нет уже больше 20 лет, до ближайшего банкомата – 15 километров, вызвать карету «скорой помощи» даже не пытаются.

Озёрная или ржавая?

Но всё это мелочи, главная беда деревни – отсутствие чистой питьевой воды. Сельчане страдают как от сомнительного качества источника жизни, так и от его удалённого местонахождения. К тому же покупают подозрительную живительную влагу за баснословные деньги. Кто не готов платить, в 21 веке пьют воду из озера, изобретая самодельные фильтры для очистки воды.
При въезде в Успенку, где ещё нет жилых домов, можно заприметить бугорок, издалека напоминающий замаскированный танк. Сверху торчат ржавые трубы – словно дула, поверхность сооружения покрыта засохшей травой и мхом. Огорожено оно кусками искривлённого ржавого металла, вокруг валяется мусор, тут же пружинный блок старого дивана, зола…

Пункт выдачи воды. Успенка

Такие декорации чудесно подошли бы для съёмки военного фильма, но как выяснилось, описанный бугорок – это вовсе не засекреченный объект, а пункт раздачи питьевой воды в Успенке!

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Пункт раздачи воды в Успенке, район Магжана Жумабаева, Северо-Казахстанская область

Публикация от Новости Петропавловск.news (@pkzsk)


Даже в упразднённом селе Матросово Жамбылского района, где проживает всего несколько семей, пункт выдачи воды ухоженный и главное чистый (фото ниже).

По словам старожила села Николая Коробейникова, централизованного водопровода здесь нет ещё с прошлого века. В начале 70-х годов в деревню провели трубы, установили водонапорную башню. По всей Успенке были колонки – люди горя не знали. В годы перестройки за водопроводом никто не ухаживал, всё пришло в запустение. То ли из-за порывов труб, то ли из-за того, что ёмкости никто не чистит, бывает, что вода идёт ржавая. Как отмечают сельчане, за несколько дней простоя, на стенках фляг образуется слизистый налёт.
— Трасса старая, часто порывы бывают. Нередко вода бежит ржавая. Тем, кто живёт в центре или на окраине – ехать за водой два-три километра. Живу близко, но пешком воду не вожу – на мотоблоке, — рассказывает бывший водопроводчик Н. Коробейников.

Воду отпускают только с 10 до 12 часов, и то не каждый день. Фляга воды стоит 15 тенге. Двухчасовой график работы «отпускающего» воду, видимо, за вредность на таком антисанитарном производстве компенсируется двумя выходными в неделю – среда и воскресенье.

 

Мастер класс: самодельный фильтр для воды

Из сложившейся ситуации сельчане нашли выход, он же приработок безработным: имеющие лошадей жители, развозят воду во флягах по соседям. Правда цена живительной влаги при таком сервисе вырастает в несколько раз. Привезённая к дому 40-литровая фляга воды вместо 15 стоит уже 100 и больше тенге. У кого нет возможности ежедневно платить за воду по 400-500 тенге, пользуются ресурсами местного озера. Причём не только в технических целях, но и в качестве питьевой. Зимой топят лёд и снег. Приноровились очищать озёрную воду самодельными фильтрами.
— От полторашки (пластиковая бутылка, — прим. авт.) отрезаешь дно. Ставишь в трёхлитровую банку, как воронку. Активированный уголь заворачиваешь в марлю, кладёшь в горловину и фильтруешь. Получается вкусная нормальная вода, — рассказывает секреты выживания в селе коренная жительница Успенки Любовь Данилова. — В день надо три-четыре фляги. Животные пить хотят. Дорого покупать. Из озера берём, благо, вода чистая. Зимой лёд и снег топим.
Ещё одна проблема Успенки – транспортное сообщение. Сюда не заезжает ни один автобус. Чтобы съездить, например, в райцентр г. Булаево на базар, в больницу, снять с карточки пенсию, нужно либо нанимать местных перевозчиков, которые берут за услугу 1200-1500 тенге с человека, либо идти до трассы четыре километра пешком и ждать автобус. Частникам из-за нескольких пассажиров заезжать в Успенку невыгодно.


Несладко приходится успенцам, работающим за пределами села. Ежедневно они совершают многокилометровый марш-бросок. Выбора нет, так как в селе работа только сезонная, особенно для женщин.
— Забитый кишлак здесь. Выживаем, а не живём! Автобуса нет. Никакой автобус сюда не заезжает. Шесть лет пешком хожу. До трассы — четыре километра. Иду пешком 40-45 минут. Зимой в семь часов утра выхожу. В полдевятого надо быть на работе. Я одинокая женщина. Фамилию мою не пишите, а то дом ещё сожгут, — говорит одна из жительниц Успенки.
Многие жители мечтают уехать из деревни с солидной 130-летней историей.

Успенка

Покидать родное село не хотят только пенсионеры. Сегодня в селе остались те, у кого нет возможности переехать. Продать дом в Успенке можно максимум за 200 тысяч тенге. А купить, например, в Булаево далеко не всем по карману. Домик в райцентре стоит 3,5-4 миллиона тенге.

«В деревню не хочу – делать тут нечего!»

Так говорит молодежь, которая уже уехала из Успенки. Окончив школу, местная молодёжь поступает в колледжи или ВУЗы в Булаево или Петропавловске, кто-то уезжает за знаниями в Россию. Причина в том, что многие бояться сдавать ЕНТ. В родное село, где нет ни работы, ни досуга, ни перспектив, уже никто не возвращается. Приезжают к родителям только на выходные и каникулы.

У многодетной мамы Нины Кун четверо детей, самому младшему – полгодика.

Его старшая сестра уже учится в городе, а брат заканчивает 11 класс Успенской средней школы. Планирует поступить в ВУЗ в Петропавловске. Потом думает получить ещё одно образование. Женитьба у молодого человека в далёких планах, только когда встанет на ноги. Возвращаться в село с двумя дипломами о высшем образовании также не собирается.
Из достопримечательностей в Успенке – школа, магазин, дом культуры, почта, небольшая станция техобслуживания. Кажется, что свой досуг при хорошей погоде дети всех возрастов проводят вокруг одного из сельских домов неподалёку от школы. Эту часть села все называют «центром». Здесь собираются от мала до велика – ничего толкового не делают, сидят, кто на чём придётся, ведут беседы. Никто не играет в мяч, не прыгает на скакалке. Такое ощущение, что жизнь в этой деревушке остановилась.
Между тем в Успенке есть дом культуры. По словам местных жителей, там иногда проводят дискотеки. Но желающих потанцевать мало по простой причине, что людей «танцующего» возраста в селе с каждым годом становится всё меньше. Помимо дискотек в клубе никаких мероприятий не проводят.

Женихов нет!

На улице Молодёжной встретили молодую девушку (как символично!) Кристину Иванову. Живёт она в Успенке с самого рождения. Окончила местную школу, дальше учиться не пошла – нужно вести домашнее хозяйство, ухаживать за трёхлетним братиком и мамой, которая болеет. Девушка призналась, что с удовольствием уехала бы из села, только некуда, никто нигде не ждёт с распростёртыми объятьями.

Впрочем, и в деревне, говорит, скука смертная. Из развлечений только интернет в телефоне да дискотека один раз в месяц. Почти все ровесники Кристины уехали из Успенки в поисках лучшей жизни, поэтому 20-летней девушке общаться не с кем.
— Работы нет. Женихов нет. Все мелкие (младшего возраста, — прим. авт.). Зарабатывают отец и старший брат. Работают на деляне, — рассказывает немногословная девушка Кристина.
Жизнь без общения с ровесниками наложила на местную молодёжь свой нелепый отпечаток. Ещё нигде мы не встречали детей, которые бы отворачивались от фотоаппарата или убегали, завидев камеру. Никто здесь не задал коронный детский вопрос: «А по телевизору покажут?». Такое ощущение, что жизнь здесь замерла ещё в 90-е годы. Родители трудятся целыми днями, чтобы прокормить и выучить своих чад. Дети же словно ждут момента, когда уедут из своего «кишлака».
В Успенку после замужества из Булаево приехала Марина Речковская (на фото слева). Молодая женщина воспитывает 11-летнего сына, следит за домом и скотиной — держит коров и жеребят. Летом работает на току.— Работа только сезонная. Зимой на хозяйстве. Молоко надоишь – сдашь. Вот копейка. В прошлом году по 70 тенге принимали за литр. В этом корова ещё не отелилась, молока нет. В школе детей мало, по два-три человека в классе. На будущий год всего два первоклассника, — рассказывает Марина.
Благо в селе есть пастбища. Это даёт возможность местным жителям быть «самозанятыми», то есть вести своё хозяйство. За одну голову пастух берёт в месяц 1800 тенге. Пайщики за землю получают от фермеров по 500 кг зерна на пай. По словам сельчанки Любови Даниловой (на фото справа), тонны зерна, которую она получает за свои два пая, хватает, чтобы прокормить птицу – только и всего.
В Успенке есть медпункт и фельдшер. Случись что-то экстренное, скорую помощь сюда даже не пытаются вызвать. Едут с местными перевозчиками в районную больницу.
Детский сад в Успенке закрыли ещё в 1998 году. Здесь нет даже пришкольного мини-центра. Хотя в селе Жастар (бывшее Молодёжное) района Магжана Жумабаева даже для шести воспитанников работает мини-центр с неполным днём пребывания — делается всё для развития детей всех возрастов, несмотря на то, что их мало.

— Раньше было много молодёжи. Работа была в совхозе. Два клуба было. Два года назад в ДК сделали ремонт. Есть культработник, а толку нет, даже на танцы никто не ходит. Деревня-то большая, но народу мало. Молодёжь уехала вся. А что здесь делать. Старший сын как уехал в Кемерово учиться, там женился, там и остался. Внук поедет в Омск, тоже не вернётся, — рассказывает житель села Николай Коробейников.

Денег нет

Дочка ещё одного жителя Успенки — Василия — учится в петропавловском колледже на повара-кондитера. Назад в деревню возвращаться после учёбы не хочет – работы для неё тут нет.
— А если кафе открыть, посетители будут?
— Если только в долг наливать, в долговую яму вгонять, вгонять, а потом дулю покажут — и всё. Денег нет у населения в кафе ходить!
Развал крупного села с развитым животноводством начался в перестройку. Развалившиеся базы, где выращивали племенных коров, завезённых из дальнего зарубежья, не восстановили до сих пор. В планах руководства села в этом году провести водоразводящую сеть в само село. Возможно, в скором времени водораздаточный «бугорок», напоминающий катакомбу, останется в прошлом, и сельчане забудут о проблемах с водой, как о страшном сне. Вторую проблему – с транспортным сообщением тоже не сложно решить. Если частники не хотят заезжать в село из-за отсутствия выгоды, можно сделать билет от Успенки до Булаево немного дороже. В любом случае это будет дешевле, нежели сейчас жители платят частнику по полторы тысячи тенге. К тому же упростит жизнь сельчанам, которые каждый день ездят на работу в райцентр и ради экономии в любую погоду совершают многокилометровый марафон.
Жизнь в Успенке вертится вокруг Булаево. В райцентр, что в 15 километрах от села, ездят на базар и в магазины за продуктами, там же покупают одежду и обувь, получают медпомощь в больнице. Даже за пенсией, кто получает её по карточке, приезжают сюда.
Власти пытаются сохранить сёла Успенского сельского округа, по крайней мере, так они говорят в своих отчётах. К примеру, в планах на этот год намечено благоустроить населённые пункты, сократить количество самозанятого населения путём создания рабочих мест и повышения зарплаты. Только молодёжь, давным-давно вставшую «на лыжи», пожалуй, никаким «мёдом» уже не удержишь.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Побывали в районе Магжана Жумабаева. Скоро напишем подробности.

Публикация от Новости Петропавловск.news (@pkzsk)

4 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи: