На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Тревожные дни Барселоны

Дурное дело нехитрое. Заводи грузовик — и вперед на толпу ни в чем неповинных туристов. Видимо, тот, кто в Барселоне посадил за руль 17-летнего балбеса и отправил давить людей на Рамбле, на самой популярной улице Испании, рассчитывал завоевать особую любовь коренных жителей страны к мигрантам. Но без преувеличения можно сказать: последние события вызвали в мире прямо противоположную реакцию.

Прошлой осенью моя маленькая семья тоже гуляла по той самой Рамбле, ничего не зная, как и тысячи других туристов, какие политические страсти сотрясают мирную, на первый взгляд, Испанию. Для нас ведь это одна из «цивилизованных европейских стран», как любят писать и говорить некоторые наши граждане, словно они сами недавно слезли с деревьев или живут в «дикой Азии».

 

Год назад там все было прекрасно для нас, организованных туристов. И октябрьское море еще было еще теплым. И пешеходная Рамбла через пол-Барселоны сбегала к заливу, к площади, украшенной высоченной колонной с фигурой Христофора Колумба. На бульваре чего и кого только не было! Там художники выставляли свои картины и прямо на глазах заказчиков создавали новые шедевры. Изображали знаменитые объекты культуры выкрашенные «золотой» или «серебряной» краской живые скульптуры. В тени деревьев торговали антиквары. В каждом доме – магазины или кафе. А сколько разных торговых палаток! Шаг влево или вправо, в переулок, – театры, музеи, храмы. Да и ближайшие кварталы – настоящие музеи архитектуры разных времен. Особенный предмет поклонения и любопытства – шедевры испанского модерна, созданные его основателем Антони Гауди. Некоторые ценители приезжают в Барселону только ради знаменитого собора Саграда Фамилия (Святое Семейство) или музея Дали, находящегося совсем рядом с Рамблой. А климат, а природа, напоминающая наш Южный Казахстан! Только у нас нет такого моря, как в Испании, и таких музеев. Нет у нас и пальм, в вершинах которых порхают и свистят зеленые «мигранты» – попугаи величиной с голубей. Кто-то когда-то завез птиц из Южной Америки, и они здесь прижились.

 

 

 

Среди прогуливающихся по широкой улице много пожилых людей. Это те самые пенсионеры, про которых у нас существует миф, что все европейские старики разъезжают по курортам Европы на свои огромные пенсии. Действительно, обитателей интернатов из Франции, Италии и Германии (возможно, и из других «цивилизованных стран») большими группами вывозят к местам отдыха за государственный счет. Только в межсезонье, когда путевки дешевле. Немало таких туристов гуляет по Барселоне и по другим небольшим курортам и в разгар сезона. Особенно много немцев. Они ездят на экскурсии или сидят в крошечных кафе в тени аллей. Некоторые в инвалидных колясках.

 

 

Казалось бы, все спокойно и даже благостно. Но некоторые тревожные сигналы все-таки были уже с первых дней нашего путешествия по одному из самых красивых городов Европы. Испания встретила нас множеством полосатых красно-желтых флагов. Они свисали с подоконников и с балконов домов, красовались в витринах магазинов, во всех курортных городках развевались над административными зданиями рядом с государственными флагами Испании и Европейского Союза. Даже майки для ребятишек и пляжные полотенца в лавках индусов и китайцев были в желто-красную полоску. Оказалось, в этом не только особая любовь к символам Каталонии. В стране Дон Кихота происходит, примерно, то же самое, что в 90-е годы в некоторых бывших республиках СССР: самая большая и богатая часть небогатой Испании — Каталония — стремится к отделению от остальной территории. И даже лозунги сепаратистов похожи. Главный из них – «хватит кормить столицу и чужие территории за счет Каталонии!» Не правда ли, мы тоже это уже где-то слышали? И не раз!
Оказалось, в середине сентября, как раз накануне прибытия на берега Средиземного моря последних в сезоне групп туристов, каталонцы решили устроить референдум по вопросу отделения Каталонии от Испании. Власти его запретили. Тогда 11 сентября более 400 000 жителей этой части страны, взявшись за руки, образовали единую цепь, которая протянулась по всем главным дорогам Каталонии и объединила 86 ее городов и поселков. Так отметили День Каталонии сторонники независимости этой провинции. Полосатые флаги на зданиях – это то, что осталось после праздника. Удивительно, но никто не разгонял демонстрантов слезоточивым газом, не поливал водой из пожарных машин, не лупил дубинками. Да и они не бросались на полицейских, следивших за порядком, не жгли машин и не били витрины, как это водится «во всем цивилизованном мире». Красно-желтые сепаратисты спокойно прошли по дорогам– и разъехались по домам. Фото этого марша долго украшали окна редакций оппозиционных газет.

 

Мы порадовались за каталонцев: какая  у них демократия, свобода слова и собраний! Но в тот же вечер телевизор в гостинице сообщил: в порту около сотни африканцев перелезли через ограду 7-метровой высоты и разбежались по стране. Теперь их ловят вооруженные полицейские. Дальше еще страшнее. Недалеко от берегов Испании сначала загорелось, а потом затонуло суденышко, в котором добирались до берегов Средиземного моря около 500 беглецов из стран Северной Африки. На экране ТВ показывали страшные кадры, как достают из воды утонувших женщин, детей… Оказывается, они считали, что плывут домой — на свою историческую родину, а их туда не пустили. Испания и без того переполнена «пришельцами» из разных испаноговорящих стран. Значит, не все спокойно в испанском королевстве?!

 

Это для нас они все испанцы, а в стране кого только нет. Кроме каталонцев, в ней живут кастильцы, галисийцы, баски, окситанцы, астурийцы, арагонцы, говорящие как на государственном испанском, так и на родных языках. И у каждого свои претензии к правительству, якобы ущемляющему их права. То какой-то из языков не объявляют официальным, то школы на нем не открывают, то мало льгот дают бедным несчастным малым народам. А Каталония обижается, что именно она, самая развитая часть страны, больше всех платит налогов, а потому кормит остальные регионы. Знакомая картина?
Сепаратистское движение в Европе очень сильное, особенно в Каталонии. Чуть ли не ежегодно проводятся опросы на эту тему. Так, при опросе 9 ноября 2014 года за независимость Каталонии проголосовали более 80% из пришедших на опрос 2,25 миллиона человек. Парламент Каталонии регулярно голосует за отделение своего региона от Испании — парламент страны с такой же регулярностью запрещает развал страны, а конституционный суд признает незаконными попытки Каталонии объявить независимость.
Очень скоро, в ноябре, будет очередной опрос. Обычно перед любыми выборами и референдумами в стране активизируется оппозиция. В условиях нынешнего мирового экономического кризиса сторонники каталонской независимости вспомнили старые обиды и заявляют, что их богатый регион вновь стал жертвой некомпетентного правительства в Мадриде. Вот в этих условиях на Испанию обрушилась всеевропейская беда — джихадистский террор, которого стране удавалось избегать 13 лет после взрывов четырех пригородных поездов в Мадриде в 2004 году, когда погиб 191 и было ранено 2050 человек. Тогда ответственность за теракты сначала была возложена на организацию баскских сепаратистов ЭТА. Однако расследование установило причастность к теракту подпольной исламистской организации. На сей раз удару подверглась сама Каталония, менее чем за два месяца до назначенного здесь — пусть и неофициального — референдума о независимости. Странно, какое дело джихадистам до суверенитета автономной области Испании?

 

 

Доморощенные политики забивают головы малограмотных людей тем, что некоторые территории современной Испании когда-то принадлежали африканским племенам. Надо вернуть их! Вот и рвутся незаконные мигранты на мнимую «историческую родину»! Сколько таких борцов за справедливость гибнет в пути, сколько живет в лагерях беженцев, уже несколько лет говорят и пишут СМИ всего мира. Конечно, иностранные туристы до поры до времени не интересуются политической борьбой в стране, куда они приехали отдыхать.
Однажды, гуляя по городку близ Барселоны, мы забрели в чистенькие, но чем-то необычные кварталы. Присмотрелись: по тротуарам катят детские коляски женщины, укутанные до бровей в черные балахоны, девочек вообще не видно на улочках. На ухоженных детских площадках бесятся, карабкаются на заборы и деревья, мчатся на роликах и велосипедах загорелые мальчишки, так похожие на наших казахстанских. Присмотрелись. Оказалось, реклама и ценники в магазинах, в основном, написана арабской вязью. Вот парикмахерская, на рекламе которой изображен чернокожий клиент с дредами на голове, а другой — с шаром кудрей.

 

 

 

Среди многоэтажек красуется мечеть, а рядом с нею – длинные грядки с помидорами. Оказалось, мы забрели в арабские кварталы курортного городка. После всех сообщений ТВ о событиях на Ближнем Востоке стало немного неуютно. Но никто на нас не обращал внимания. Много тут таких бродит! Привыкли.

 

Но и на Рамбле, в одном из переулков, оказалось, есть такой же арабский квартал, где поселились беженцы из Северной Африки. Там нищета, безработица, грязь.

Когда 17 августа 2017 года на заполненную гуляющими улицу Рамбла выехал белый фургон, за рулём которого был 22-летний Юнес Абуякуба, и стал давить людей, первыми переполошились мигранты из соседнего с местом происшествия арабского квартала. Матери стали прятать детей в подвалах мечети и соседних домов, отцы, боясь самосуда, закрывали окна и двери и готовились к самообороне. Террористам всегда кажется, что они уничтожают «неверных», не думая, как им самим и их народу аукнется взрыв или наезд автомобиля на людей. В трех последовавших один за другим терактах в Барселоне и ближайших к ней небольших городках общей сложности погибли 15 человек и пострадали 130. Около половины из них – местные жители, другие – туристы из 38 стран.
Через три дня после трагедии из Барселоны встали возвращаться домой потрясенные туристы. Среди них — студенты, однокурсники моего внука. Они рассказали, что в тот страшный день оказались именно на Рамбле, недалеко от места трагедии. Когда раздались крики и непонятный грохот, юноши и девушки не сразу поняли, что случилось. Ведь им тоже казалось, что в городе все спокойно, а полицейских почти нет.

— Мы услышали грохот и крики ужаса метрах в двадцати от нас, – рассказала Аня А. – Было так страшно! Сначала люди бросились прятаться в ближайшие помещения. Но с улицы неслись жуткие крики. И тогда убегающие бросились обратно. Из всех кафе и магазинов выскакивали сотрудники с какими-то лоскутами – кто с полотенцем, кто с фартуком или со скатертью, сорванной прямо со стола. Все старались оказать помощь покалеченным людям. Женщины перевязывали раненых и плакали… Мы тоже – от ужаса, жалости и неизвестности. Было столько крови на асфальте, на ступеньках и на стенах домов! Некоторых тот гад раздавил прямо на тротуаре или припечатал к стенам.
Буквально через пару минут появились полицейские и люди в штатском, но с пистолетами. Нам показалось или мы на самом деле видели окровавленный белый фургон. Примчались служебные машины и «скорые». Наши ребята стали помогать переносить раненых в машины. Улицу перекрыли, а нас, оказавшихся близко от катастрофы, полицейские быстро загнали в помещения и во дворы.

 

Студентки просидели на дворовых скамейках до 10 часов утра. Полицейские и люди в штатском проверили их документы, вызвали гида. Он отвез перепуганных путешественников в гостиницы.

Девушки не захотели продолжать отдых, хотя у них оставалось еще около недели. Через три дня они были дома и о дальнейших событиях узнавали из телепередач. О том, что убийца зарезал водителя припаркованной неподалёку машины и угнал еще один автомобиль. На нем террорист протаранил полицейский пост и вырвался за пределы оцепления, Другая группа террористов пыталась наехать на людей в пригороде. Там пострадали еще семь человек, но полицейские были начеку и расстреляли всех пятерых террористов.

 

 

В ходе расследования было установлено имя организатора побоища. Им оказался имам мечети каталонского города Риполь марокканец Абдельбаки эс-Сати. Он был дважды судим за нарушение миграционного законодательства. Отбывал срок вместе с преступниками, взорвавшими три электрички в Мадриде. Там он научился морочить головы молодым людям, рассуждая о том, чего хочет от них Бог, как хорошо им будет в раю, если они погибнут, убивая «неверных», словно сам недавно вернулся из командировки в потусторонний мир и точно знает все тамошние порядки. Как Абдельбаки эс-Сати стал имамом, пока неизвестно. Но он учил детей арабскому языку в школе при мечети, а подростков – мастерить бомбы. Учителем он явно был плохим. Или Всевышний покарал его. Оставшиеся в живых немногие террористы рассказали, что, в случае неудачи на улице Рамбла, имам планировал взорвать гордость Барселоны – храм Саграда Фамилия (полностью — Искупительный храм Святого Семейства).

 

Это чудо, сотворенное умом и талантом архитектора А. Гауди, каждый день привлекает сотни туристов. Жертв там было бы не меньше, чем на знаменитой улице. Но саманный домишко в крошечном городке Риполь, откуда родом большинство молодых людей, входивших в террористическую ячейку, взорвался. Имам, видимо, отправился прямо в объятия райских гурий вместе с несколькими своими подопечными.
Агентство Amaq сообщило, что ответственность за теракт взяло на себя «Исламское государство». В сообщении говорилось, что в результате нападения «убито и ранено более 120 крестоносцев и евреев». Откуда взялись в наши дни средневековые «крестоносцы», борцы за историческую справедливость не сообщили. На допросах следователи выяснили, что уцелевшие в бойне террористы, совсем молодые люди, очень плохо разбираются в исламе, не читали Коран, верили на слово имаму, что попадут в рай, если убьют как можно больше «неверных».

 

 

На другой день, как только полиция сняла оцепление, к месту трагедии потянулись люди с лампадами, свечами и цветами. Официальные лица почти всех стран мира прислали в Барселону свои соболезнования. Прервали отпуск король с супругой и глава правительства Испании. Люди, молча стоявшие у импровизированного мемориала, долго аплодировали первым лицам страны в ответ на их соболезнования всем пострадавшим и обещания принять все возможные меры для защиты подданных.

 

 

В тот же день стало известно, что ИГИЛ объявил следующей своей целью Италию. Туристы, побывавшие в этой стране, рассказывают, что в Риме сразу после теракта в Барселоне власти приказали установить бетонные ограждения у главных туристических объектов в Риме, Милане, Болонье, Турине и других городах сразу после теракта в Барселоне. В Болонье заборы установили на пути к базилике Сан-Петронио, где хранится датируемая XV веком фреска с изображением сцены из Данте, в которой пророка Мухаммеда ввергают в ад. Из-за нее в 2002 году собор пытались взорвать религиозные фанатики. Итальянские полицейские открыто, в полной форме и при оружии, дежурят на каждом углу.
Зло порождает новое зло. Не зря волновались обитатели арабского квартала близ Рамблы. Были попытки громить и поджигать мечети как в Барселоне, так и в других городах. Стены домов арабов неизвестные расписывают угрожающими надписями. А в Лондоне, переполненном мигрантами, участились случаи нападения на мигрантов. Парни в черных куртках и в шлемах подлетают на мотоциклах к темнокожим и обливают их кислотой. Иногда страдают обычные дворники, разносчики еды по заказам и другие рабочие.
Зачем мы рассказали эти дикие истории? А давайте вспомним, сколько раз в Казахстане задерживали тех, кого именуют религиозными фанатиками? А знают ли родители, чему учат их детей различные проповедники? Сколько раз наши правоохранительные органы задерживали непонятных людей с ножами, с огнестрельным оружием и даже с гранатами?
Разве не было в Казахстане перестрелок, нападений на полицейских, пограничников, таможенников и просто на обычных граждан?
Все это не что иное, как терроризм.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *