На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Трагедия на Транссибе

Поезда Новосибирск — Адлер и Адлер — Новосибирск по два раза в неделю проходили через наш Петропавловск и особенно популярны были летом. Они следовали через полстраны в южные курортные края, а сибиряки всегда любили погреться на горячем солнышке. Ехали на берега Черного моря отпускники с чадами, считавшиеся богачами. Иногда целые вагоны закупали для детей, отправлявшихся в знаменитые пионерские лагеря, сообщает Петропавловск.news. Могли оказаться в поезде счастливые дембеля, с нетерпением ожидающие встречи с родными и любимыми. Да мало ли кто еще следовал » с милого севера в сторону южную» и возвращался после отдыха домой — в сибирские и уральские города.

Поезда останавливались и на многих больших и малых станциях. Они не были скорыми. По официальным сведениям, в ночь на 4 июня 1989 года в 38 вагонах ехали 1284 пассажира, из них около четверти — дети.
Поездка поначалу ничем не отличалось от любой другой. Но на 1710 километре Транссибирской магистрали, на перегоне Улу-Теляк-Аша, произошло такое, что вошло в историю страшнейших железнодорожных катастроф мира и стало национальной трагедией в доживающем свои последние месяцы СССР.
Никогда раньше эти два поезда не встречались в глухом местечке за пять километров от ближайшего населенного пункта. Но в ту ночь оба поезда опаздывали. Тот, что шёл в курортный Адлер, задержался всего на 20 минут: проводники одного из вагонов сняли с поезда роженицу. Следовавший в Сибирь состав по каким- то техническим причинам тоже задержался на целых три часа. Так оба состава впервые встретились на 1710 километре , а там!
Именно там около часа ночи (по местному времени и в 23 по московскому) грянул взрыв такой силы, что жители даже довольно дальних от железной дороги селений приняли огненный смерч над лесом за взрыв атомной бомбы. Тогда все СМИ много лет писали о происках американцев, сбросивших на японские города Хиросима и Нагасаки в сентябре 1945 года две атомные бомбы, что позволило им считать именно себя победителями во Второй мировой войне. Да и сейчас они так же считают, хотя война тогда уже закончилась и никакой необходимости в уничтожении японских городов не было. Взрывы атомных бомб часто показывали в документальных фильмах на уроках военной подготовки в школах и демонстрировали в кинотеатрах. Нам казалось, что мы все знаем об атомных бомбежках Японии, об испытаниях ядерного. Оружия на тихоокеанских островах, поэтому и пришло в головы свидетелей аварии мысль именно о них. Вопреки обыкновению скрывать такие происшествия, о катастрофе под Уфой советская пресса сообщила сразу, правда, довольно кратко. В газетах «Известия» и «Правда» были опубликованы соболезнования родным и близким, погибших в крушении поездов. Более подробно рассказал о случившемся на 1710 км популярный журнал » Огонек» . Помнится описание трупов сгоревших людей — почерневшие от огня, они походили на жителей Африки, написал журнал. Невозможно было представить себе около двух тысяч лежавших на скрюченных рельсах взрослых и детей, живьем горящих в вагонах тех, кто не успел из них выбраться. А как передать тошнотворный запах горящих и разлагающихся тел? Некоторых из них взрыв забросил в окрестные леса и болота. Погибших искали, но находили далеко не всех. От некоторых не осталось даже косточек, только горстки серого пепла… Поэтому точно было неизвестно количество жертв катастрофы. Кроме ехавших по билетам пассажиров, были и безбилетные «зайцы», и люди, заплатившие лично проводникам. Как их было сосчитать?
Сейчас изданы воспоминания выживших, хотя и изувеченных при взрыве и в жутком пожаре, свидетелей и жертв крушения. Написали свои краткие мемуары спасатели и жители ближайших селений. Их жутко читать.
Расследование шло несколько лет. И вот что выяснилось.
Обычно говорят и пишут о газовом облаке, взорвавшемся над долиной в тайге под Уфой, точнее, в десятке километров от уральского городка Аша. Оказалось, что там, где, как в школьном задачнике, встретились два поезда, в километре от железной дороги, проходила зарытая в землю труба магистрального продуктопровода Западная Сибирь — Урал — Поволжье. По ней планировалось перекачивать в южные регионы нефть, но руководство Миннефтепрома почему- то передумало и решило переделать трубу под газобензиновую смесь, более легкую и летучую. При реконструкции трактор (или ковш экскаватора) повредил трубу. Никто не заметил, что в ней образовалась почти двухметровая щель, из которой стала вытекать газобензиновая смесь. Она заполнила низину в лесу и под железной дорогой. Дальше … Уж сколько домов и других объектов было разрушено взрывами газа в разных городах, не счесть! Сколько врезов в такие трубопроводы делают разные мошенники, чтобы воровать горючее! Для взрыва достаточно искры выключателя или спички, чтобы газ, вытекающий из обычной газплиты, разнес многоэтажку, сжег деревянный дом или даже нефтяную платформу в море, где тоже погибли сотни людей. Но чтобы сразу два поезда! Для этого нужно было особо талантливое разгильдяйство! Один не заметил, что поезда опаздывают и встретятся в газовом облаке. Другой не среагировал на замечание машиниста, что из лесной долины пахнет какой- то химией. Диспетчеры, заметившие, что давление в трубе упало, не стали выяснять причину этого, а поддали жару — усилили давление , и газ с новой силой потек под железную дорогу. А потом — взрыв, ужас и отчаяние среди сотен трупов обгоревших, но еще живых людей, уцелевших в адском огне. «Мы ходили по разбросанным взрывом трупам», написал один из добровольных спасателей, примчавшийся из недалекого села. Итог этого ужаса таков. На месте происшествия было обнаружено 258 трупов. Более 800 человек с ожогами разной степени были отправлены в ожоговые центры — в Ашу, Уфу, Челябинск и в Москву. Оттуда же поступала спасательная техника и медики- специалисты по лечению ожогов. К сожалению, почти половина из 800 пострадавших скончались в больницах.
Сила взрыва была такова, что ударной волной часть вагонов отбросило на несколько метров от полотна железной дороги. Семь вагонов из 38 сгорели полностью. Рельсы были закручены взрывом в фантастические спирали. Спасательные работы велись в темноте или при свете фар машин, освещавших выгоравшие вагоны, в которых сгоревшие живьем люди остались лишь в виде теней на бывших полках и стенах вагонов. Родные при опознании погибших узнавали своих близких по сохранившимся личным вещам. Но и это было нелегко: от погибших почти ничего не оставалось: золотые украшения легко плавились и застывали в виде капель. Одного сгоревшего мужчину жена опознала по связке ключей — больше от него ничего не осталось.

Сгорел лес на территории 250 кв. га. С вертолета был виден только черный круг выгоревшей земли. В больницах не хватало обезболивающих препаратов — медикам приходилось выбирать, кого еще можно спасти, а кто безнадежен, таких оставляли умирать без помощи. Не было носилок — люди, прибежавшие из соседних сел на грохот взрыва, уносили пострадавших на кусках рыболовных сетей. Использовалась вся возможная, даже сельскохозяйственная, техника.
И все же. … Все же…
Лето 1989 года было похоже на нынешнее — жара стояла невероятная. Хотя спасатели обшарили всю округу, разыскивая останки погибших, очень скоро воздух стал наполняться не только запахом гари , но и тления не найденных ранее тел. Снова пришлось обследовать территорию сгоревшего леса, искать и находить детские косточки. Детей в поезде погибло около 200 . Поезда пускали по параллельным дорогам, пока убирали следы крушения и хоронили в братской могиле урны с прахом погибших. К ней уже 30 лет каждый год 4 июля приходит траурный поезд с родственниками тех, кто похоронен на 1710 километре Транссиба, протянувшегося от Москвы до Владивостока. В последние годы там установили 8-метровый памятник. Своими очертаниями он напоминает две фигуры скорбящих о погибших людей.
Зачем мы публикуем рассказ об этом ужасе? Затем, чтобы он не повторялся. Нельзя сказать, что из случившегося не были сделаны выводы. Беда объединила медицинских работников разных стран. Помощь пострадавшим тогда приходила из разных стран . Койки для обожженных и специальные препараты — из Японии и Франции.
Крушение показало, что в стране плохо поставлена противоожоговая служба — были построены новые спецбольницы и подготовлены специалисты и техника для них. Кроме того, после крушения была создана, по отзывам иностранных специалистов, лучшая в мире служба МЧС.

И главное. Во время спасения людей, пострадавших в страшном пожаре, свои лучшие черты проявили добровольные помощники врачей и спасателей: обычные рабочие и колхозники, они без чьих-либо указаний, рискуя собственными жизнями, бросились на помощь погибающим в огне людям. Приютили спасенных и их приезжавших в незнакомые города родных у себя дома, кормили нечаянных гостей и одевали тех, кому это требовалось. А когда врачи сказали, что обожженным надо больше пить, жители городка Аша, натащили в больницу столько домашних компотов, что банками с напитками были уставлены все подоконники и полы в палатах и коридорах.

Тогда еще не употреблялось так часто, как теперь, слово » волонтер», но и без этого горожане добровольно помогали медработникам ухаживать за пострадавшими Не зря говорится, что друг познается в беде. До сих пор проходящие мимо 1710 км дают печальный сигнал в память о погибших в катастрофе.

Один комментарий

  • Стыдно журналисту не знать историю второй мировой и вставлять свои домыслы и даты в сентябре 1945 даже вторая мировая закончилась а тут про бомбёжку не надо в школу а не на сайте статьи писать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *