На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Тайное стало явным

Неожиданный поворот в деле Ивана Рожнова, которое по жалобе осужденных полицейских рассматривается сейчас в апелляционной судебной инстанции, грозит разрушить всю обвинительную базу. Главный засекреченный свидетель обвинения заявил, что отказывается выступать в суде, потому что его личность раскрыта, и он опасается за безопасность себя и своих близких.
Это дело с самого начала отличал колоссальный общественный резонанс. На 20-м году жизни школьный лаборант Иван Рожнов из деревни Ясновка потерял обе ноги после того, как в сильный мороз больше двух суток плутал по лесам, сбежав от полицейских. Парень утверждает, что на столь необдуманный поступок его толкнул страх перед людьми в форме, вынуждавших Ивана признаться в краже школьного ноутбука. Пропажу до сих пор не нашли, уголовное дело в отношении лаборанта прекратили за отсутствием состава преступления, а двое сотрудников Есильского РОВД сами угодили под следствие, а затем – и на скамью подсудимых.
На оглашении приговора полицейским присутствовали практически все журналисты города. Суд однозначно счел вину 38-летнего начальника отдела криминальной полиции Есильского РОВД Кайрата Сарсенбаева и 25-летнего оперуполномоченного Есильского РОВД Руслана Козырева доказанной. Оба признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 308 ч.4 п.«а» УК РК (превышение власти или должностных полномочий, совершенное должностным лицом) и получили по 5,5 лет лишения свободы каждый. Кроме того, судья Айдархан Жанаков постановил взыскать с осужденных Сарсенбаева и Козырева солидарно 500 тысяч тенге в возмещение морального вреда потерпевшему.
Вынося приговор, суд взял за основу показания Ивана и нескольких свидетелей, личности которых пришлось засекретить, дабы на них никто не мог оказать давления. Свои показания эти тайные свидетели давали в закрытом судебном заседании, в особой комнате и измененными при помощи технических средств голосами. Особое значение для обвинения имели показания свидетеля, выступающего под псевдонимом «Хан Виктор Алексеевич». Дело в том, что именно это лицо слышало нечто, заслуживающее внимание, однако отказалось рассказать об этом следствию под своим реальным именем. Более того, будучи опрошенным под своим именем, этот человек заявил, что ничего подозрительного вообще не слышал и не видел. А когда ему пообещали полную анонимность, «Хан» дал очень интересные показания, зафиксированные в протоколе допроса 22 апреля 2012 года: «28 января, между 18.30 и 19.00, находясь в школе, слышал, как из кабинета, где сотрудники полиции Есильского РОВД опрашивали Рожнова Ивана, раздался его истерический крик (здесь и далее выделено мной, — авт.) типа «Ааааааа» и потом вновь наступила тишина. Я понял, что Рожнова Ивана ударили, так как такой истерический крик бывает только тогда, когда наносят удар. На тот момент в фойе находились директор Филоненко, завуч Шакирьянова, сторож Черноусов и кочегар Воропаев, которые, обсудив, пришли к выводу, что Рожнова ударили сотрудники полиции. Также, насколько мне известно, в школе боятся говорить правду…».
В суде первой инстанции 31 октября 2012 г. тайный свидетель «Хан» также полностью подтвердил все сказанное следователю, дополнив свои показания следующей информацией: «Нам запретили об этом (о крике из кабинета – авт.) говорить, кто запретил – сказать не могу». Также свидетель заявил, что не может назвать тех, кто находился рядом с ним в фойе. Надо полагать, что, опасаясь репрессий, «Хан» пытался таким образом обезопасить себя.
Однако страховка, как показало время, оказалась ненадежной, и главный свидетель обвинения, возможно, вообще не появится в суде апелляционной инстанции! Об этом вашему корреспонденту сообщила мать потерпевшего. «Только вчера у нас был разговор, во время которого «Хан» сообщил, что отказывается ехать в Петропавловск, — рассказала Елена Рожнова. – Говорит: «Пусть, что хотят, со мной делают, я не поеду!». Он сообщил, что на него оказывают давление. Спрашиваю: «Кто?», — «Не могу сказать».
Между тем, свидетеля можно понять: сегодня за его безопасность вряд ли кто сможет серьезно поручиться. Несмотря на то, что постановление об обеспечении мер безопасности в отношении четырех свидетелей до сих пор действует, «Хана» и остальных «рассекретили» самым бесцеремонным образом.
«Сторона защиты осужденных открыто в суде назвала реальные фамилии указанных лиц. Таким образом, по сути, безопасность свидетелей стала чистой формальностью, — считают адвокаты потерпевшего Елена Игнатенко и Светлана Виневцева. – Вообще, возникшую ситуацию иначе, чем юридическим казусом, назвать сложно. Законом РК «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе» предусмотрена ответственность за разглашение сведений об осуществляющихся мерах безопасности только для лиц, которым эти сведения были доверены или стали известны в связи с их служебной деятельностью. Однако закон допускает разглашение таких сведений… иными лицами. Этим и воспользовались защитники подсудимых. Впоследствии в суде апелляционной инстанции они разгласили анкетные данные свидетелей, поставив под сомнение их показания. Это вынудило суд апелляционной инстанции повторно опросить указанных свидетелей. Безусловно, на сегодняшний день, гарантированная государством защита таких свидетелей сведена к нулю».
Более того, выступая в прессе, защитник осужденных адвокат Игорь Петровский, что называется, во всеуслышание сообщил, что свидетель «Хан» — это женщина и недвусмысленно намекнул, что ее можно привлечь к ответственности, ведь «будучи допрошенной под своим реальным именем, дав клятву суду говорить правду и только правду, будучи предупрежденной об уголовной ответственности за заведомо ложные показания, дала суду совершенно другие показания». Думается, благодаря таким публичным откровениям теперь все жители Ясновки смогут включиться в занимательную игру «Рассекреть тайного агента!».
Учитывая, мягко говоря, странности этой коллизии, адвокаты потерпевшей стороны задаются вполне резонным вопросом: а можно ли вообще требовать повторной дачи показаний от свидетеля, в отношении которого были разглашены его анкетные данные? И раз уж такое стало возможным, то не логичнее ли при оценке показаний таких лиц основываться на тех показаниях, которые были даны до разглашения их анкетных данных?
На сегодняшний день вывод суда апелляционной инстанции по данному делу будет во многом зависеть от правильности выбранного судом подхода в разрешении указанной проблемы, считают адвокаты Ивана Рожнова.
«Необходимо учесть, что круг свидетелей по данному делу составляют две группы — это сотрудники школы, находящиеся в подчинении директора М. Филоненко, и сотрудники Есильского РОВД — сослуживцы осужденных, — говорит адвокат Рожнова Елена Игнатенко. — У обеих групп есть свой интерес в сокрытии истинных обстоятельств по делу. Сам директор заинтересован избежать ответственности за допущенное им бесконтрольное нахождение полицейских в школе. Поэтому он отрицает незаконные методы со стороны осужденных в отношении его работника — Ивана Рожнова. С этой целью для придания убедительности своей позиции директор запретил подчиненным ему работникам говорить правду. Сотрудники полиции, не предпринявшие мер к пресечению незаконных действий в отношении Рожнова после его доставления в Есильское РОВД, также, по вполне понятным причинам, не заинтересованы в установлении истины по делу».
«Существенные противоречия в показаниях сотрудников Есильского РОВД позволили нам усомниться в их правдивости, — добавляет Светлана Виневцева. – Как следствие, нами были заявлены ходатайства о вынесении судом частного постановления. Несмотря на то, что суд при вынесении приговора критически отнесся к показаниями указанных лиц, тем не менее вопрос о привлечении их к ответственности так и остался открытым. Полагаем, что качественное отправление правосудия может быть обеспечено только при условии реагирования судом по каждому случаю дачи свидетелями заведомо ложных показаний».
Атмосфера, в которой проходит процесс в апелляционной инстанции, достойна отдельного упоминания. На последнем заседании было весьма многолюдно. Из того, как вели себя « болельщики» осужденных, автор сделал вывод, что эти люди менее всего хотят узнать Истину. На процесс в Петропавловск, по моему мнению, прибыла хорошо организованная «группа поддержки», призванная морально давать на потерпевшего. Постоянные смешки, ухмылки, реплики типа «Вот врет!» сопровождали едва ли не каждый ответ Ивана Рожнова. Судья Владимир Кириленко был вынужден призвать зал к порядку и потребовать: «Что смешного? Встаньте, кто там смеется!». Никто, конечно же, не встал, но толпа трусливо притихла. Удивительно, с какой выдержкой и достоинством в столь тяжелой для него моральной обстановке ведет себя 21-летний инвалид. Кстати, последующие заседания апелляционной коллегии пройдут, скорее всего, без Ивана Рожнова. По состоянию здоровья он вынужден срочно лечь в больницу: культи обеих ног гноятся, и врачи собираются еще «укоротить» пациенту ноги, дабы избежать худшего.
Вера ГАВРИЛКО,
фото автора

Один комментарий

  • гость

    невиновен, зачем убегал?? теперь строит из себя жертву

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *