На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

«Саламандра» в Петропавловске

Еще в 1960-е годы, до массового сноса деревянных домов в центре Петропавловска, на воротах или на стенах некоторых старинных особняков можно было увидеть  металлические таблички «Страховое общество «Саламандра».

Я видела такие знаки на воротах почти ушедшего в землю бревенчатого домика на углу улиц Мира и Пионерской и большого особняка со следами было и красоты на Ульяновской – в Татарской слободке, как называли это местечко в городе еще «в досюльные времена».

Возможно, о таком доме написал в дневнике будущий Николай II: «В окна выглядывали красивые татарки».
Таблички означали, что недвижимое имущество застраховано от огня в страховом обществе «Саламандра» и, если жилье или магазин пострадают при пожаре, хозяин сможет получить за его утрату или повреждение сумму, указанную им в договоре со страховщиками. Конечно, при условии, что клиент регулярно вносил в банк деньги.

Так как по всей стране чаще горели деревни, а тушить их было некому, то страховые агенты ездили по селениям и убеждали собственников недвижимости, как это выгодно – страхование имущества.
Символом товарищества, основанного в 1846 году в Санкт-Петербурге, стала ящерица — саламандра, которая, согласно старинным мифам, была настолько холодной, что не только сама не сгорала в самом сильном пламени, а гасила его. Девизом взяли выражение «горю, не сгорая».
Нам, казахстанцам, наверное, интересно узнать, что одним из трех учредителей первого в стране Страхового от огня товарищества «Саламандра» был оренбургский генерал-губернатор В.А. Перовский, освободитель крепости Акмечеть (ныне г. Кызылорда) от кокандцев, грабивших казахов и собиравших с них налог – заккят. За что? А просто так! Денег хотелось, но и от степной валюты — баранов — тоже не отказывались. Они же ловили в степи казашек как «для своих гаремов», так и для продажи в другие ханства.
При создании первого в стране частного страхового общества Василий Алексеевич находился в отставке по болезни и был свободен от военной службы, поэтому энергично взялся за создание нового дела. Партнеры, два немецких бизнесмена, избрали генерала председателем правления «Саламандры», и он оставался в этой должности до 22 апреля 1851 г., то есть до своего отъезда из Санкт-Петербурга по случаю повторного назначения оренбургским генерал-губернатором. За это короткое время соучредители сумели организовать успешную работу своего детища. Уставной капитал страхового общества составлял около 2 миллионов тогдашних рублей. Это были личные средства учредителей. Первая сделка Страхового товарищества «Саламандра» тоже приходится на 1846 год: 26 октября уже было застраховано на 100.000 рублей оборудование одной из фабрик Санкт-Петербурга.

Это было третье по величине страховое учреждение в Российской империи. Его таблички со слоганом «Горю и не сгораю» и барельефы «Застраховано в Саламандре» можно было встретить на многих домах в огромной дореволюционной стране. Особенно много страховых агентов разъезжало по Сибири и Степному краю, объясняя местным жителям, как это выгодно – приобретать страховые полисы-договоры с банками. В Петропавловске в 70-е годы ХХ века еще встречались такие таблички на воротах домов по ул. Ульяновской, в Зайсане. Да и в других сибирских городах тоже. Особенно много красивых деревянных домов было застраховано в Томске, совсем недавно перенесших страшный пожар.
Мы уже рассказывали, как часто горели российские города, а особенно села. Тайгу вообще не тушили, пока огонь не прекращался сам собой. Сначала страховали только от пожаров, но постепенно добавились другие виды имущественного страхования.
Особенно большое значение имело страхование рабочих от несчастных случаев за счет предпринимателей. Сейчас можно слышать только критику в адрес российских революций и революционеров. Почему-то забылось, как рабочие во время революции 1905 -1907 гг. сражались на баррикадах за свои права и завоевали 8-часовой рабочий день, больничные кассы, страхование жизни и многое другое, что сейчас считается само собой разумеющимся.

«Саламандра» была в числе первых не государственных, а акционерных обществ. Государственное страховое учреждение появилось в России гораздо раньше — в 1776 г., еще при Екатерине Второй. Оно долго было монополистом в этой отрасли.
Первым, по указу императрицы, в 1786 г. был учрежден Государственный заемный банк. Ему было представлено право «принимать на свой страх и риск каменные домы и фабрики». Для обеспечения залога недвижимости создали Государственную страховую экспедицию для страхования товаров, строений от огня. Причем новому банку разрешалось принимать в залог лишь ту недвижимость, которая у него же и застрахована. Это была настоящая государственная монополия.
Серьезный толчок российское страхование получило в конце XVIII столетия, когда в 1786 году императрица Екатерина II повелела Государственному Заемному Банку производить во всех городах страхование каменных домов, являющихся предметом залога в упомянутом банке. Подобное страхование распространялось также на фабрики и заводы.
Примечателен следующий шаг Екатерины II, имеющий политическое и экономическое значение: она запретила страховать российское имущество в иностранных компаниях – в целях сокращения оттока золота за границу.
Банковское и страховое дело при поддержке государства быстро и успешно развивалось. Но, как и в наши дни, многие россияне попадали в кредитные ловушки. В художественной литературе 18-19 веков часто встречается информация о разорившихся помещиках, чьи имения «заложены и перезаложены». Если взявший кредит не возвращал деньги в срок, то его имущество переходило в собственность банка и продавалось на аукционе – уходило с молотка. Такие печальные истории были описаны в романах И.С. Тургенева, Н.В. Гоголя, Л.Н. Толстого. Ну а если банк разорялся, то оставались ни с чем и его вкладчики.

Страховое дело было очень выгодно банкирам, наживавшим на кредитах и страховках огромные деньги. Довольно скоро сеть банков и страховых обществ охватила всю империю. К 1850 году даже в Сибири, где населения было все еще мало, трудно было встретить незастрахованное крупное предприятие, рудник, корабль или просто хороший дом. А пожары, ежегодно уничтожавшие имущество сибиряков, способствовали развитию страхового дела лучше всякой рекламы.
Так, в 1851 году, когда Петропавловск еще лежал в развалинах после последнего пожара, в акционерных страховых обществах было застраховано от огня имущества на 282 млн руб., в 1865 г. – на 886 млн руб., а в 1886 г. – на 4 млрд руб.

Государство и местные органы самоуправления старались поддерживать и контролировать деятельность финансовых организаций, следили, чтобы они вкладывали деньги в нужные стране предприятия, выполняли условия договоров с клиентами и не завышали тарифы. «Саламандра», например, покупала доходные дома в Санкт-Петербурге и в других крупных городах, сдавала в них квартиры, магазины или склады в аренду и зарабатывала на этом новые деньги, которые тоже могла давать в кредит. Так деньги зарабатывали новые деньги.

Общества страхования от огня пользовались большой популярностью. Постепенно к ним добавились другие виды имущественного страхования. Так, с 1844 действовало Российское общество морского, речного и сухопутного страхования. Начиналось оно на Балтике, а со временем распространилось на всю страну, в том числе, и на сибирские пароходства.
История личного страхования в России идет с 1836 года — от появления общества «Жизнь». Иногда были довольно оригинальные страховки, например, от разбития стекол в окнах. С 1831 существовало страхование от градобития, с 1839 началось страхование животных. Но когда слишком многие бедствия, например, лесные и степные пожары, часто поджигавшие и селения, обрушивались на какой-либо регион, страховщики теряли деньги, а дивиденды становились совсем небольшими. Однако «Саламандра» всегда была лидером среди других страховых обществ, особенно в наших краях.
Уже в конце девятнадцатого столетия товарищество открывает для себя новое направление в бизнесе – вкладывание денежных средств в российскую недвижимость — и к 1910 году владеет пятью домами в Санкт-Петербурге, а также бывшим домом Аргамаковой-Туркестановой на общую сумму под 2,328 миллиона рублей.
Что касается последнего объекта, приобретенного почти за 250 тысяч рублей, то вскоре на этом месте страховым обществом «Саламандра» было выстроено здание фешенебельной гостиницы «Савой», которая продолжает действовать и в наше время.
Параллельно со страховыми операциями, сибирские общества взаимного страхования выполняли в своих городах «общественно полезные работы»: содействовали укреплению пожарной безопасности — снабжали своих членов кровельным железом, помогали добровольным пожарным обществам, предоставляли ссуды страхователям и городским властям на строительство водопроводов, устройство электрического освещения, сигнализации, жертвовали внушительные суммы в помощь военным в период Первой Мировой войны (например, Ново-Николаевское общество — 8000 руб.) и т.д.
Бурное развитие страхового дела в Сибири было приостановлено Первой Мировой войной, а революция положила конец существованию как акционерных, так и взаимных страховых обществ. И только в наши дни негосударственное страхование в Сибири возродилось вновь.
После Октябрьской революции 1917 года страховое товарищество провело реорганизацию бизнеса, что помогло ему уйти от экспроприации большевиками.
О том, какие опытные финансисты руководили «Саламандрой», говорят их действия накануне Октябрьской революции. Предвидя развитие событий после 1917 г., руководство «Саламандры» спешно приступило к созданию дочерних фирм за границей и передаче им в качестве уставных фондов крупных капиталов. Сейчас сказали бы, организовало отток капиталов за границу и полностью вывело их из-под юрисдикции советского правительства. К декабрю 1918 г. этот процесс был практически завершен. «Саламандра» стала работать в Дании, Германии и Англии.
Деятельность «Саламандры» в Европе на протяжении 1920-х годов приносила прибыль, о чем свидетельствуют специальные отметки о выдаче дивидендов, сделанные на новых паях «Саламандры». После признания Данией СССР в 1925 г. правление «Саламандры» переместилось в Ригу. Однако в начале 1930-х финансовый кризис вынудил свернуть дела «Саламандры». При этом ее дочерние общества, уже утратившие прямую связь с первоначальным российским капиталом, продолжали проводить операции. Перестраховочная компания «Саламандра Ре» успешно работала на страховом рынке Дании вплоть до середины 1950-х, пока не была приобретена новыми владельцами и впоследствии присоединена к другому крупному страховщику, которого, в свою очередь, поглотила еще одна компания, являющаяся ныне одним из лидеров мирового рынка перестрахования.
Американское отделение «Саламандры», ставшее самостоятельной компанией, также успешно работало вплоть до признания Соединенными Штатами Америки Советского Союза в 1933 году. После этого начались многолетние судебные процессы: советское правительство требовало вернуть национализированные ею активы бывших российских страховых компаний. Суды завершились в его пользу в начале 1940-х гг., положив конец деятельности «Саламандры» и других страховых «осколков» российской империи.
Думается, что символ не горящей в пламени саламандры, выбранный когда-то в качестве названия страхового общества, полностью оправдал себя. Компания смогла не только выжить в вихре экономических кризисов, но и возродиться из огня революций, показав пример подлинно профессионального отношения к делу.
После развала СССР, каждая суверенная страна стала создавать свой институт страхования. Несмотря на то, что прежде все страны СНГ имели единую базу, страховое дело в каждом из государств теперь имеет свои отличительные черты. Страхование в Казахстане отличается от страхования у наших ближайших соседей — России и среднеазиатских государств. Например, в Республике Узбекистан предусмотрено, что право на проведение обязательного страхования имеет только государственная компания, которая аккумулирует большинство страховых платежей. В России страховые компании, занимающиеся особым страхованием, могут заниматься и страхованием жизни, что тоже способствует увеличению страховых резервов. Как ни странно, и сейчас, почти через два века со дня рождения «Саламандры», такие же, как тогда, проблемы тревожат и государство, и банкиров. В начале 90-х банки и разные ненадежные финансовые организации с громкими названиями, типа «Чародейка», «МММ», появлялись и исчезали со скоростью свиста вместе с акциями и деньгами вкладчиков. Сейчас телевидение ежедневно «радует» зрителей сообщениями о закрытии банков и о беспределе коллекторов, выбивающих долги у заемщиков банков, особенно микрокредитных.
С 1992 года по настоящее время в добровольном и принудительном (в судебном и внесудебном) порядке в Казахстане ликвидировано 135 банков. Нацбанк РК считает основными причинами лишения лицензий несоблюдение требований банковского законодательства.
Символом одного из больших страховых обществ, действующих одновременно с «Саламандрой», был якорь, который в свою очередь с давних времен олицетворял надежду. Наверное, и современным страховщикам и банкирам следует надеяться, что пройдет сложный период становления и будет создана устойчивая система финансирования.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *