Александр Путятин

историк, писатель, г. Москва

Александр Путятин

историк, писатель, г. Москва

Прообраз Джеймса Бонда, серб Душан Попов. Бывал ли он в Петропавловске?


Петропавловск.news многогранная редакция. Сегодня мы расскажем вам немного о Джеймсе Бонде и его прообразе. Ответственность за такой материал взял на себя наш спецкор из Москвы Александр Путятин.

17 февраля 1952 года в особняке «Золотой глаз» на Ямайке отставной британский разведчик выложил на стол пачку чистых листов. «Ян Флеминг. Казино «Рояль» – вывел он наверху страницы. – К трем часам ночи запах табачного дыма и пота становится невыносимым. Нервное напряжение игроков – тугой клубок алчности, страха и сосредоточенности – достигает пика…» Так началась серия романов о Джеймсе Бонде, вымышленном агенте 007, регулярно спасающем мир от «коммунистической угрозы».

Усадьба «Золотой глаз».

Книгу о супершпионе ждал грандиозный успех. Главный герой у Флеминга получился – просто на загляденье! Сильный, смелый, находчивый. С ярко выраженной харизмой. На страницах романа он выглядел и действовал, как живой человек… И неудивительно. Ведь у Джеймса Бонда был реальный прототип – серб Душан Попов. Коллеги из МИ-6 называли его «самым важным и успешным агентом, который работал на Британию во время II Мировой войны». Попов достиг блестящих успехов в тайных операциях, за что получил от английского правительства множество наград, включая орден Британской империи. Но он никогда не участвовал в борьбе против СССР, а перед войной успел даже посидеть в тюрьме по обвинению в коммунистической пропаганде.

В РЯДАХ «ЗОЛОТОЙ МОЛОДЕЖИ»

Родился Душан 10 июля 1912 года на территории Австро-Венгрии. Он был вторым из трех сыновей Милорада и Зоры Поповых. Вскоре семья перебралась в Дубровник, вошедший к тому времени в состав югославского королевства. Поповы были богатыми людьми и стремились дать детям лучшее образование. Начав обучение в сербской школе Дубровника, Душан продолжил его в английском интернате, а аттестат о среднем образовании получил в парижском лицее. Затем был юридический факультет Белградского университета и работа над докторской диссертацией в немецком Фрайбурге.

В Германии у власти были нацисты, но университетские традиции еще сохранялись. Душан активно участвует в дискуссиях «Клуба иностранцев», где зарубежные студенты спорят со сторонниками Гитлера. Диспуты организует его друг Йоханн Йебсен. Он снабжает Душана информаций о темах дискуссий, чтобы иностранцы приходили на них подготовленными не хуже, чем агитаторы Геббельса. Душан выступает с речами в защиту демократии, публикует статьи с критикой нацизма.

В свободное время друзья раскатывают на шикарных автомобилях, встречаются с красивыми женщинами, устраивают роскошные вечеринки. В общем, ведут себя так, как и положено плейбоям тех лет. Это помогает им установить связи в среде «золотой молодежи», представители которой вскоре займут высокие посты в Западной и Центральной Европе.

Йебсен, немец с солидной долей датской крови, рано остался сиротой. Он скромен и застенчив, а поэтому первую скрипку в их дуэте играет решительный и энергичный Попов. Приятели демонстративно посещают принадлежащие евреям кафе, смело идут на конфликты с тупыми гитлеровскими прихвостнями, и даже задирают полицейских.

 

Долгое время их защищает поддержка влиятельной родни. Однако летом 1937 года Душана арестовывает гестапо. Расчет прост: молодой серб только что защитил диссертацию и собрался на отдых в Париж. Значит, ни в Германии, ни на родине его никто искать не станет. А когда родственники хватятся, вмешиваться будет поздно. Сфабрикованные улики плюс показания «соучастников» – а если повезет, то и чистосердечное признание обвиняемого – позволят отбить любое давление югославских дипломатов. Однако Йоханн не бросил друга в беде. Ему удалось сообщить отцу Душана, что его сына обвиняют в принадлежности к компартии, а это – верная дорога в концлагерь.

Милорад Попов задействовал свои связи в правительстве. На следующий день премьер-министр Югославии Милан Стоядинович связался с Германом Герингом. Душана освободили и выдворили из страны. Он понимал, что обязан Йоханну жизнью, и поклялся прийти ему на помощь по первому зову!

Милан Стоядинович

РАЗВЕДЧИК ПОНЕВОЛЕ

Возвратившись на родину, Душан создал адвокатскую контору, обслуживавшую судостроительные и судоходные компании. Он быстро оброс солидными знакомствами. Среди друзей преуспевающего юриста много видных аристократов и промышленников. В их числе даже герцог Кентский, сын короля Георга V. В Европе уже бушует война. Югославское правительство получает от Германии предложение о сотрудничестве и собирается его принять.

В стране назревает протест, и адвокат-антифашист готов к нему присоединиться. Однако 4 февраля 1940 года приходит телеграмма от Йоханна: «Необходимо срочно встретиться тчк предлагаю 8 февраля отеле Сербский король Белграде». Через четыре дня друзья сидят за столиком в столичном кафе. Йоханн признается, что он теперь сотрудник абвера, которому поручили завербовать Душана. На это пришлось пойти, чтобы избежать отправки на фронт. Душан готов помочь, если их работа на абвер будет идти под контролем МИ-6, с которой сотрудничает его старший брат Иван.

В посольстве Великобритании Душан подробно излагает свою историю. После двухдневной проверки англичане принимают его услуги. В МИ-6 новый агент числится под псевдонимом «Трицикл», а в абвере – «Иван».

Сначала немцы поручают ему составить список французских знакомых, которые будут сотрудничать с оккупантами после победы рейха. МИ-6 помогает Душану сделать эту работу с учетом английских интересов. В абвере результатом довольны. Теперь «Иван» должен перебраться в Лондон и организовать в Британии собственную разведывательную сеть. С помощью англичан задача была успешно решена.

Сеть «Мида» снабжает абвер «ценной» информацией. Готовит ее «секция ХХ» британской МИ-5 во главе с оксвордским профессором Джоном Мастерменом. В своих послевоенных мемуарах Душан писал: «Мы поставляли немцам утонченную смесь правды, полуправды и лжи – той правды, которая не имела для нас никакого значения, и той лжи, которую наши враги никак не могли проверить».

Когда 6 апреля 1941 года Гитлер напал на Югославию, «Трицикл» добился у англичан согласия на сотрудничество с разведкой ее правительства в изгнании. На соотечественников, как и на британцев, он работает бесплатно. Все расходы – за счет абвера.

К этому времени «Иван» возвращается в нейтральную Португалию, а в Британии появляется наездами. В Лиссабоне связь с ним осуществляет Элизабет Сарба, однако в абвере подозревают, что их отношения с Душаном вышли за рамки служебных. «Ивана» переводят в подчинение резиденту Людвигу фон Кастрофу. Агент и его новый куратор быстро находят общий язык. У них много схожих интересов: азартные игры, красивые женщины, спортивные машины.

В Лиссабоне Душан часто встречается с Йоханном Йебсеном, который сообщает о положении дел в Германии. В числе прочего он передает Попову документацию и оборудование для создания микроточек – секретной немецкой технологии, которая позволяет пересылать важнейшую информацию обычной почтой и практически без риска.

Душан регулярно ездит в Лондон, налаживая «взаимовыгодный обмен информацией». По линии МИ-6 его работу курирует певица кабаре Фридл Гартнер. По замыслу руководства она должна была играть роль «сдерживающего фактора», контролируя его поведение в Лиссабоне. Вскоре в МИ-6 заподозрили, что «сдерживание» переросло в любовную связь, и даму-разведчицу сменил в этой роли Ян Флеминг.

Будущий создатель Джеймса Бонда прибыл в Португалию, когда Попову удалось убедить абвер, что лондонская разведсеть пополнилась тремя известными аристократами. При поддержке фон Кастрофа «Иван» получил от немцев деньги, «потраченные» на их вербовку: более восьмидесяти тысяч долларов! Сумма, по тем временам, фантастическая. Именно эти деньги, поставленные на кон в лиссабонском казино «Паласио», сделали первую встречу Попова и Флеминга незабываемой… Настолько, что десять лет спустя она стала завязкой первого романа «Бондианы».

ПОД «КОЛПАКОМ» У ГУВЕРА

Душану было что праздновать. Ведь кроме денег он получил от абвера новое задание: создать нелегальную резидентуру в США. Была у него и информация, способная убедить американцев в пользе будущего сотрудничества. Во время последней встречи Йоханн Йебсен сообщил, что японцы интересуются результатами недавней бомбардировки гавани Таранто. В ночь на 12 ноября 1940 года палубные самолеты с английского авианосца «Иластриес» нанесли торпедные и бомбовые удары по стоящим там итальянским судам, выведя из строя три линкора и потеряв всего лишь два бомбардировщика.

Незадолго до отплытия в США немцы попросили Душана собрать информацию об американской базе на Гавайях, но самому там появляться не советовали. Раньше они так же запрещали агентам поездки в британские города, которые будут бомбить самолеты люфтваффе. Сомнений не осталось: японцы готовят внезапный удар по Перл-Харбору!

Эдгар Гувер

МИ-6 уведомила ФБР и лично Эдгара Гувера о прибытии двойного агента. Казалось, все идет наилучшим образом… Однако рекомендации англичан не произвели на Гувера впечатления. Вся его карьера строилась на борьбе с организованной преступностью, в которой агент-двойник воспринимался как шпион врага. Создавать в США разведсеть абвера – пусть даже мнимую – глава ФБР запретил категорически. То же касалось и стран Латинской Америки.

Сообщение о готовящемся нападении на Перл-Харбор Гувер посчитал дезинформацией, призванной отвлечь внимание США от главного – европейского – театра военных действий. Подозрительный агент-двойник был взят под плотную опеку ФБР… Любая попытка установить контакты в правительственных кругах могла закончиться арестом.

Что оставалось Душану? На помощь англичан он рассчитывать не мог. Пришлось выкручиваться самому. «Трицикл» старательно играет в США роль «киношного» суперагента. Ведет полнокровную светскую жизнь: шикарные отели, роскошные автомобили, французское шампанское, русская икра, красивые женщины… Деньги абвера льются рекой.

У него закручивается роман с голливудской актрисой Симоной Симон, знакомой еще по Парижу. Эта любовная связь позволяет объяснить отказ от запланированной абвером поездки в Рио-де-Жанейро, где его ждет лиссабонская кураторша Элизабет Сарба. Уехать в Бразилию без согласия Гувера значит нарваться на арест. А шеф ФБР не желает слышать о «Трицикле».

Наконец Душану удается добиться встречи. 24 сентября 1941 года Гувер разрешает краткий визит в Рио, но после этого «Трицикл» должен вернуться в Европу. Немецкие шпионы в Америке главе ФБР не нужны – даже те, что сотрудничают с англичанами.

О нападении на Перл-Харбор Душан узнает по пути в Лиссабон. Рейд японских авианосцев, о котором он предупредил за несколько месяцев до войны, стал для Рузвельта неожиданным. В результате два линкора, два эсминца и минный заградитель были уничтожены, три линкора затонули, остальные суда получили серьезные повреждения. Американская авиация лишилась 188 самолетов, еще 159 требовали серьезного ремонта. Людские потери составили 2403 человека убитыми и 1178 ранеными. Япония заплатила за это 29 самолетами. 64 человека погибло, 1 попал в плен.

Перл-Харбор

Грандиозный провал ФБР и разведки флота вызвал реорганизацию американских спецслужб. По совету Уильяма Стефенсона, возглавлявшего британскую разведку в западном полушарии, Рузвельт поручил эту работу своему другу – нью-йоркскому адвокату Уильяму Доновану. В свое время он возглавлял американскую миссию при штабе Колчака, и о тайных операциях знал не понаслышке. 13 июня 1942 года Донован возглавил Управление стратегических служб (УСС) при Комитете начальников штабов, после войны преобразованное в ЦРУ.

НА ГРАНИ ПРОВАЛА

В Лиссабоне Душана ждал неласковый прием. Провал американской миссии заставил абвер усомниться в преданности «Ивана». Выкрутиться помогла репутация бабника и плейбоя. Немцы посчитали, что внимание ФБР привлеки его кутежи и любовные похождения. Решение агента – не рисковать под плотным «колпаком» американской контрразведки – было признано правильным, хотя и не идеальным. В общем, потихоньку все уладилось…

Уже после войны, когда были рассекречены многие документы, Душан узнал, что британская МИ-5 к тому времени раскусила немецкие шифры. Из телеграмм, курсирующих между Лиссабоном и  Берлином, англичане знали, что абвер подозревает «Ивана» в предательстве, но сообщать ему об этом не стали. Ведь предупреждение могло заставить Душана выйти из игры. К тому же, оно грозило раскрыть немцам глаза на то, что их коды расшифрованы. Выпутываться из ситуации «Трициклу» пришлось самостоятельно. Что ж, таковы правила этой смертельной игры…

Успешно пройдя проверку абвера, Душан снова выезжает в Лондон. Немцев интересует, когда союзники планируют открыть второй фронт, и где будет высадка десанта. Узнав об этом, англичане подключают «Трицикла» к операции «Фортитюд», что в переводе значит «Сила духа». Задача: скормить абверу дезинформацию о времени и месте высадки англо-американских войск.

Сначала Душан сообщил немцам, что союзники продолжают придерживаться периферийной стратегии. После Африки и Италии их следующей целью станет Норвегия. Затем прислал письмо о том, что высадка планируется в Кале, а слухи о десанте в Нормандии – дезинформация.

Отправляясь в очередной раз в Лиссабон, «Трицикл» везет для передачи фон Кастрофу подготовленные в МИ-5 подробные «планы» англичан. В них искажено все: место высадки войск, их состав, вооружение и оснащение, направления следующих ударов. 9 марта 1944 года британская разведка перехватывают телеграмму португальской резидентуры абвера, в которой сведения, доставленные Поповым, оцениваются как полные и достоверные.

Когда Душан снова отправляется в Лондон, фон Кастроф советует ему избегать районов, которые будут обстреляны снарядами ФАУ-1 и ФАУ-2. «Иван» с благодарностью принимает эти знаки вернувшегося доверия, и сразу же доводит информацию до англичан…

Беда пришла нежданно-негаданно. За пару недель до начала «Оверлорда» ситуация в Лиссабоне меняется кардинально. Гестаповцы арестовывают Йоханна Йебсена. Официально его обвиняют в растрате казенных денег, но «Трицикл» чувствует, что это – только предлог. Через несколько дней исчезает старший брат Душана, Иван Попов. Младшему, Владимиру, удается бежать.

Британская разведка в панике. Ведь Йебсен знает об операции «Оверлорд». Если он «расколется», высадка союзников окажется под угрозой. Ивану Попову об «Оверлорде» не известно, но его откровенность грозит провалом «Трициклу». Душан всеми силами старается спасти друга и брата. Но вытащить из гестапо удается только Ивана. Йоханн умирает под пытками. Все тайны Душана он уносит в могилу…

Однако пришла беда – открывай ворота… Адмирал Канарис, высоко ценивший донесения «Ивана», арестован как участник заговора против Гитлера. Абвер распущен. Всех его сотрудников переводят в РСХА (Главное управление имперской безопасности). Гиммлеровские костоломы тщательно перетряхивают ряды вчерашних «смежников», ищут крамолу.

Душан Попов попадает к ним в руки одним из первых. Его допрашивают с применением «сыворотки правды». Гестаповцы уверены: противостоять ее действию невозможно. Особенно, когда препарат вводят «лошадиными» дозами… Однако Душану удается переиграть палачей! «Вы хотите знать, не переметнулся ли я к англичанам? – хрипит он, корчась от боли. – Пока нет, а стоило бы! Ведь вы подозреваете всех и не верите никому. А это – верный признак грядущего краха! Жаль, поздно я это понял. Вернуться бы хоть на полгода назад…» Гестаповцы видят: препарат действует. Агент озлоблен арестом, оскорблен недоверием, но он – не предатель… И Душана освобождают. Через несколько дней он исчезает из Португалии.

К ЖИЗНИ БЕЗ ТАЙН

Миссия «Трицикла» закончена. Для победы над нацизмом он сделал все, что в человеческих силах. Скоро можно будет возвратиться к мирной жизни. Но прежде ему надо найти того, кто выдал гестаповцам Йоханна Йебсена. Кураторы из МИ-6 считали Душана прирожденным разведчиком. И они не ошиблись. Найти предателя ему удалось. Если верить мемуарам, Душан избил его до полусмерти, но не смог убить. Ведь война к тому времени закончилась!

«В утробе моей словно взорвался вулкан, – пишет в своей книге бывший «Трицикл». – Мне показалось, что я выблевал все, что вынужден был проглотить и пережить за эти страшные пять лет, я выблевал все свои грехи, стыд и боль. И почувствовал себя пустым и… свободным!» Правда это или нет, сказать сложно. Ведь если предатель и не пережил последней встречи с Душаном, опытный юрист не стал бы сообщать об этом в мемуарах.

Второй акт возмездия был не таким кровавым. Перед возвращением в мирную жизнь Душан отправил письмо Эдгару Гуверу, в свое время обвинившему его во лжи, пустозвонстве и шпионаже на Германию. Напомнив главе ФБР об их встрече 24 сентября 1941 года, «Трицикл» спросил: что чувствует человек, виновный в гибели 24 сотен моряков Перл-Харбора, и не снятся ли они ему по ночам?

После окончания войны Душан возобновил адвокатскую практику. Помимо прочего, его фирма помогала вернуть имущество, отобранное или похищенное нацистами. Только в Германии ей удалось выиграть в судах более 1,5 тысяч подобных дел. В политике Душан поддерживал социалистов. Он был уверен, что их идея «Соединенных штатов Европы» способна навсегда избавить человечество от войн. В 1951 году в Париже при участии Душана был подписан Договор о Европейском объединении угля и стали. В 1957 году его преобразовали в Европейское экономическое сообщество.

Семейная жизнь отставного разведчика была спокойной и счастливой. Его жена, шведская красавица Джил, до появления «Бондианы» не подозревала о бурном шпионском прошлом супруга. Душан никогда не гордился тем, что стал прототипом книжного суперагента. «Он все преувеличил, – говорил Попов о произведениях Флеминга. – Это забавно и совсем нереально… Если бы я пил даже в два раза меньше, чем Джеймс Бонд…  абвер быстро разоблачил бы меня и ликвидировал… разведчик вроде киношного агента 007 в реальной жизни не продержится и 48 часов». При этом Душан не отрицал, что Флеминг верно подметил важные детали в его поведении.

Бывший агент МИ-6 умер во Франции 10 августа 1981 года от рака. К тому, что его шпионские секреты стали достоянием гласности, Душан относился философски: «Может быть, вам покажется, что я противоречу сам себе, – писал он в мемуарах, – когда я… утверждаю, что не верю в необходимость тайн. Особенно если речь идет о государственных тайнах. Хорошо, я согласен, иногда они нужны для того, чтобы как можно лучше завершить какое-нибудь дело, но тогда их надо снабдить грифом «временные»… человек имеет право знать все о том, от чего зависит его судьба».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ