На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Повесть о сбитом ангеле

В поисках человека Создатель поставил эксперимент…

Герои одной из самых скандальных и обличительных пьес современности «Dawn-Way» Олега Богаева заговорили на казахском языке. Драматург определил жанр своего детища как «Дорога вниз без остановок в одном действии». Чудовищный коктейль из крови, смерти, визжащих тормозов и ангельских труб предложили испить своим зрителям актеры Казахского музыкально-драматического театра имени С. Муканова. Послевкусие оказалось, как ни странно, весьма оптимистическим.

…На шоссе машина сбивает случайного прохожего. К счастью, не насмерть, но бедолага истекает кровью и практически не подает признаков жизни. Что делал этот странный чувак на заброшенном шоссе глубокой ночью, остается за кадром. Интереснее другое: как реагируют сбившие его люди — молодые мужчина и женщина, любовники? Как вы думаете, что они сделали? Попытались перевязать несчастному раны, остановить кровотечение? Решительно мимо! Поспешили доставить жертву в больницу? Как бы не так! Они сбежали. Просто сбежали, пока не застукали. Никому ведь не хочется садиться в тюрьму во цвете лет за какого-то там придурка, шастающего по ночным шоссе.

К тому же парочка сильно торопилась. У них заказан ужин в дорогом ресторане. Ах, скорее, скорее туда, в уютный гастрономический зал, где под сенью искусственных пальм и опекой предупредительных официантов можно забыть весь этот кошмар. Вычеркнуть из памяти, словно все это приснилось.

Падающего подтолкни, а упавшего – растопчи!

История повторяется ровно девять раз. Несчастного по очереди сбивают самые разные персонажи: полицейские на служебном «уазике», депутат с телохранителем на шикарном представитель-ском авто, жених с невестой, убежавшие с шумного торжества в их честь, чтобы предаться радостям экстремального секса на полной скорости, священник с муллой, торопящиеся в аэропорт на международную Мирную конференцию, богатая дама «в возрасте» с молоденькой суррогатной матерью ее будущего ребенка, врачи «скорой помощи», престарелая чета на старенькой машинке-развалюшке и, как апофеоз сгущающегося абсурда, слепые автолюбители — муж с женой.

По сути, перед зрительским оком проходит весь срез современного общества. Весь, да не весь. В пьесе Богаева двенадцать мини-новелл, сакральное число. В постановку мукановского театра не вошли еще четыре сценки-скетча – с дальнобойщиками, сбежавшими заключенными, режиссером с композитором и весьма добропорядочным семейством. Ни один из всех вышеперечисленных персонажей (ни один!) жертве так и не помог. Все предпочли смыться под шумок, не привлекая внимания. Даже служители культа и врачи «скорой». Правда, в отличие от других героев богаевской пьесы, до врачей и священнослужителей все-таки доходит, что сбитый – не вполне человек: за спиной у него обнаружились помятые и перебитые крылья. Разбитная врачиха «скорой» ставит бедолаге диагноз — «мутант, инфицированный вирусом птичьего гриппа». А вот священник с муллой сразу идентифицируют в жертве ДТП ангела. Но свой или чужой этот ангел? Над распростертым телом затевается целый теологический диспут:

СВЯЩЕННИК. Помилуйте… Наши ангелы – блондины. А этот брюнет!

МУЛЛА. Он лысый, заметьте.

СВЯЩЕННИК. Наши ангелы, как юноши с крыльями… А этому приблизительно сороковник. Он ваш.

МУЛЛА. Наши ангелы – тоже как юноши! И у них тоже два, а то и три, и четыре огромных, мощных крыла!

СВЯЩЕННИК. Он не наш.

МУЛЛА. Он не наш.

СВЯЩЕННИК. Тогда чей же он???

Растерянно смотрят друг на друга.

СВЯЩЕННИК (смотрит на часы). Через час самолет.

МУЛЛА. Мы опоздаем на Мирную конференцию…

СВЯЩЕННИК. Едем. Упокой душу раба…

«Дорога вниз…» — это пьеса о современных падших душах. И спектакль получился такой же острый, бескомпромиссный, актуальный. Главная его тема — борьба тёмного и светлого начала в человеке. К сожалению, лишь единожды это самое светлое начало возобладает – в скетче про старика и старуху. Выжившая из ума пара – единственные персонажи, которые хотят помочь сбитому ими ангелу. Но пока старички ходят за автоаптечкой, они напрочь забывают, чего хотели. Проклятый склероз!

Ангел так и остается лежать на дороге. Никому не нужный. Никем не оплаканный. Забытый, как мешок с барахлом в деревенском чулане…

А удача – награда за смелость

Постановкой богаевской «Дороги вниз…» режиссер Булат Абдрахманов может записать на свой счет большую творческую удачу. Для работы над таким материалом, действительно, нужна смелость показать зрителю трагедию духовной слепоты современников через призму современного же неформального языка и остро-соци-альных сюжетных окклюзий.

Огромное удовольствие получаешь от игры актеров, всех без исключения. А ведь «Dawn-Way» для любого актера – чрезвычайно энергоемкий спектакль: один артист здесь играет от двух до четырех самых разных ролей. Уникум Ербол Чукиров поставил своеобразный рекорд, за время постановки перевоплотившись пять (!) раз. Трансформация выглядела так: насквозь продажный сержант — пат-рульный — придурковатый мямля-жених — лицемерный мулла — престарелый супруг, проживший 50 лет в законном барке — Дьявол. Цепочка поражает воображение, не правда ли?

На редкость убедительны образы, созданные Нартаем Сарсебаевым (Любовник, Телохранитель, Священник, Слепой). Эффектный высокий красавец с модельной внешностью, Нартай выступил в этом спектакле не только в роли актера, но и переводчика, переведя на казахский сочный и колоритный язык богаевской драматургии.

Самых лучших эпитетов заслуживают актеры Мурат Кусаинов (Ушастый, Депутат, Врач, Ангел), Маншук Айтмухамбетова (Жена, Медсестра, Старуха), Макпал Жунусова (Любовница, Слепая). Молодая актриса Бибигуль Байгалиевой (Беременная, Невеста) раскрасила тонкими нюансами роль невесты: из разудалой панкующей девицы, что называется, «без тормозов» вдруг выглянула трогательная испуганная девочка, по расчету или по прихоти выходящая замуж за нелюбимого, и была показана вся трагедия этого ошибочного жизненного выбора.

Похвального слова заслуживает и оформление спектакля. Художник-сценограф Галия Кожахметова отказалась от всего лишнего: никаких отвлекающих деталей. Сценическое пространство практически «голое», из реквизитов только пара мощных прожекторов на заднем плане, должных изображать тормозящие авто, и дорожный знак, похожий на предупреждающий (вот только о чём?). «Перемена декораций» осуществляется молниеносно, лишь благодаря световому оформлению Алексея Шальнева. Такая подчеркнутая условность сценографии, на мой взгляд, вполне уместна и оправдана, поскольку внимание зрителя целиком и полностью сосредоточивается на актерских диалогах, а они сами по себе драматичны. Музыкальное оформление Балгабая Ниязова органично вплетается в сценическое повествование, делая спектакль полностью завершенным.

Вместо послесловия

Череда социальных масок в спектакле невольно наталкивает зрителя на мысли о вечном, повторяемости, смысле… или о бессмысленности сущего. В финале находится ответ на главный вопрос: оказывается, все происходящее – это всего лишь эксперимент, поставленный Богом. Собственно, ради эксперимента все здесь: и потустороннее заброшенное ночное шоссе, и израненный ангел на обо-чине, и эти такие разные люди. Как Сократ в свое время ходил средь бела дня с зажженным фонарем, ища человека среди людей, Бог в спектакле «Дорога вниз…» так же решил найти человека среди пестрой вереницы «человекообразных». Но, увы, не нашел.

«Полагаю, на этом мы кончим нашу комедию?», — торопит его Дьявол. Но Создатель не спешит. Он, по-прежнему, верит, что не окончательно выродилась еще человеческая порода, что не зря он создавал людей из праха земного, что вот-вот из-за поворота вынырнет машина, а в ней – человек… Человек, а не рациональное прямоходящее нечто.

Может быть, Господь старомоден и немного смешон в этой своей детской наивности, но Его вера передается и всем в зале. А вдруг? А может? Увы, если эта машина и вынырнет из-за поворота, но уже за рамками спектакля.

Поиски человека продолжаются.

Аууу, человееееек!..

Вера ГАВРИЛКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *