На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Понимаешь лишь с годами, или Двадцать лет спустя

«Мой путь прост» — называется одна из песен Юрия Антонова, чей первый диск-гигант на фирме «Мелодия» был выпущен 35 лет назад, — принимая во внимание тернистость этого пути, ремарка «лишь в 1983-м» вполне уместна. Тем не менее, дата внушительна, и именно она послужила поводом для написания очерка ведущим музыкальной рубрики Петропавловск.news.

Очередной эффектный удар по райду, и «летающая» тарелка — то немногое, что сохранилось из отжившей свое установки, — с грохотом приземляется на пол, а внизу, прямо под нами, с минуты на минуту начнется пара в хорклассе. Несмотря ни на что, мы «при исполнении», и лишь появление дирижера-хоровика («Чтобы сейчас же были на месте!») прерывает песню Антонова на припеве. Обидно, хотя вряд ли тянули на оригинал. А хотелось — как на пластинках «Аракса». И, конечно, «Аэробуса» тоже…

«Честно говоря, не помню — давно это было. Но скорее всего нет…», — последовал ответ Евгения Маргулиса на предмет наличия в репертуаре «Аэробуса» концертных версий. «Старались максимально повторить студийное звучание», — добавил Сергей Рудницкий. Смею надеяться, мой вопрос был скорее уточняющим, нежели праздным, ибо по многочисленным свидетельствам это самое звучание было столь высококачественным, что иной раз ошибочно принималось за фонограмму, — и лишь забытый текст позволял убедиться в обратном, как нельзя лучше оправдывая поговорку «нет худа без добра».

А жизнь идет своим чередом, и если ты начал с упоением лупить по струнам вступление из «Не забывай» еще лет в десять, лишь с годами понимаешь, что браться за него следует, не прельщаясь кажущейся простотой. Что над снятым лет в пятнадцать соло Тимура Мардалейшвили не двадцать, а уже пару лет спустя придется корпеть заново — со всеми мелизмами, артикуляцией и безуспешными попытками выдать гитарные премудрости точно так же — особенно в 13-14-м тактах…

«Согласен, соло непростое, снимал я его не один день. Но когда все правильно, в тех же позициях и нюансах, это кайф», — отозвался Геннадий Гимазетдинов по поводу гитарной партии «От печали до радости», придуманной Виктором Зинчуком — когда-то в свою очередь пришедшим в один из сопровождающих составов. К коим «Аракс», следует лишний раз оговориться, не принадлежал, — а что касается подбора на слух (тем более не абсолютный), не так чтобы сразу поддается и вступление к «Анастасии», и причиной тому не один только кадансовый оборот — столь характерный для классико-романтической гармонии. Однако, если вернуться к эпохе относительно недавней — и далеко не самой плохой — то, о чем рассказывает Вадим Голутвин, также понимаешь лишь с годами…

«Повторяющееся предложение на коду «Двадцать лет спустя» представляет собой ряд синкопированных фраз, исполняемых в пределах четырех тактов: первые три — трехчетвертные, а последний — двухчетвертной. Две акустические гитары играют каждая свою независимую партию: одна — двухголосную (ее хорошо слышно, когда «за первым разом» играет одна гитара), вторая — одноголосную. В принципе это хоть и не сложная, но полифония и полиритмия.
Вся моя электрогитарная игра на пластинке «Колокол тревоги» записана на дешевеньком Fender musicmaster (родном, не мексиканском), который сперва принадлежал Тимуру, а потом перешел ко мне. Я бы сейчас был счастлив иметь такую гитару!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *