На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Петр Подгородецкий: «Равнодушных после наших выступлений нет!»

Если от Петиной игры смело можно было убавлять, то к игре Зайцева хотелось что-то все время добавить.
— Андрей Макаревич, из книги «Все очень просто»

На мой взгляд, ни убавлять, ни прибавлять здесь ничего не нужно. Достаточно назвать имя – Петр Подгородецкий. Один из лучших клавишников не только за всю историю нашего рока, но и когда речь идет о Музыке в принципе. Пианист, вокалист, композитор, шоумен, писатель, заслуженный артист Российской Федерации, в прошлом клавишник группы «Машина времени» – в эксклюзивном интервью специально для «Петропавловск kz».

— Петр Иванович, какие исполнители на клавишных инструментах оказали на Вас наибольшее влияние?

— Оскар Питерсон, Рэй Чарлз, Стиви Уандер, Кит Эмерсон.

— Количество концертов при советской филармонической системе «зашкаливало». Случалось Вам «переигрывать» руки?
— За годы учебы в музыкальном училище я играл достаточно сложные музыкальные фортепианные произведения, после которых клавишные партии, играемые мной в «Машине Времени» — просто детский лепет, поэтому с такой проблемой я никогда не сталкивался. Если у кого-то из моих коллег это случается, совет только один — получить хорошее классическое образование.

— Одна из самых любимых многими вашими поклонниками песен, сочиненных Вами – «Ах, что за луна». Расскажите, пожалуйста, о том, как она появилась.
— Мне очень нравилась песня «Никитский ботанический сад» и я хотел ее петь на концертах, но Андрей Макаревич говорил: «Кто что написал, тот то и поет», это, собственно, и послужило стимулом для написания песни.

— Памятная многим литературно-музыкальная композиция «Маленький принц» была целиком составлена уже из готовых на тот момент песен?
— Одно к другому притянуто за уши. Песни уже были написаны и существовали сами по себе. «Машине Времени» нужно было выходить из подполья и как-то легализоваться на сцене, и чтобы к коллективу не было претензий, «Маленький принц» служил некой ширмой.

Наше сообщество в Вконтакте. Подпишись, чтобы быть в курсе новостей!

— Немного о фестивале «Тбилиси – 80». Было тогда предчувствие, что это выступление станет «звездным часом» «Машины времени», к которому она так долго шла?
— Абсолютно нет. Мне казалось, что на фоне таких групп, как «Диалог», «Гюнеш», «Интеграл», «Магнетик бэнд» Гуннара Грапса наше выступление смотрелось достаточно бледно.

— Как и многие музыканты тех лет, Вы работали не только в рок-группах, но и в вокально-инструментальном жанре. Если не секрет, почему Вы выбрали именно коллектив Игоря Гранова среди других ВИА?
— Это было в 1984 году и уже после работы в группе « Воскресенье», на тот период он был единственный, кто предложил мне работу.

— Понимаю, что второй уход из «Машины Времени» для Вас, возможно, до сих пор — «больная» тема. Как и многие, не одобряю выбор Макаревича. Но все-таки, возможен ли в принципе хотя бы еще один Ваш выход на сцену в составе «Машины»? Может быть, в рамках какого-нибудь юбилея…
— Не знаю. Юбилейных концертов уже было много после моего ухода и предложений в них поучаствовать мне не поступало, мне и самому малоинтересно играть ставшие уже легендарными песни именно составом «Машины Времени». В своих сольных выступлениях я их все равно играю со своим коллективом, и они звучат гораздо интереснее.

— Кстати, несколько слов о Вашем новом коллективе…
— Мой коллектив называется «БамБей», это Сергей Андрошин (гитара), Дмитрий Червец (бас), Павел Зюзин (барабаны). Ребята — все профессиональные музыканты, в свое время игравшие в разных известных коллективах, все поющие, так что мы работаем и равнодушных после наших выступлений нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.