На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Александр Путятин

писатель-историк, Москва

Олег Пеньковский – изменник или патриот?

В мировую историю разведки полковник ГРУ Пеньковский вошёл как самый результативный «перевёртыш» – двойной агент, чья работа на вражеские спецслужбы нанесла наибольший урон родной стране.

По официальной версии, этот «иуда» сдал англичанам и американцам более 600 советских разведчиков (в большинстве своём – кадровых офицеров). За полтора года активной деятельности Пеньковский раскрыл Западу структуру и методы работы ГРУ, предоставил много ценной политической информации, а главное – выдал тайны ракетных войск СССР, сообщив места расположения пусковых установок. Он рассказал ЦРУ и МИ-6 об общем числе, составе и тактико-технических данных советских ракет, о стратегических планах Генштаба и намерениях руководства страны.

История предательства

Важно помнить, что всё это происходило в самое «горячее» время холодной войны. Противостояние между СССР и США достигло пика. Во время Карибского кризиса 1962 года стороны остановились в шаге от обмена ядерными ударами. Наличие натовского суперагента в советском руководстве было важным козырем в этой опасной игре. А надо сказать, что козырей у США и без того имелось немало. По ядерным зарядам СССР отставал от противника в десятки раз, по средствам их доставки – в сотни. Единственным «тёмным пятном» для американцев оставались советские ракеты: их характеристики были неизвестны ЦРУ, и это нервировало Кеннеди.

Пеньковский восполнил пробелы в информации – да так, что американцы вздрогнули от ужаса. Из представленных им документов следовало: в новейших видах вооружения СССР обладает огромным качественным перевесом, который сводит на «нет» количественное превосходство США. Советские межконтинентальные ракеты несут не одну, как американские, а десятки боеголовок. Англичане, которых больше интересовал европейский театр военных действий, тоже были обескуражены. «Ознакомление с материалами, переданными Пеньковским, не вселяло радости в сердца, – писал позже британский исследователь Гордон Брук-Шеферд в книге «Перелетные птицы». – Например, документы по новым советским тактическим крылатым ракетам показывали их огромную опасность для избранных натовских целей. Пеньковский раскрыл несколько десятков мест базирования этих ракет…» Пессимизм англичан понятен. Крылатую ракету и сейчас-то нелегко перехватить, а в начале 1960-х годов это считалось практически невозможным.

Сообщения Пеньковского не были похожи на пустую болтовню. В подтверждение своих слов он несколько раз передавал натовским «кураторам» микроплёнки со снимками документов. Иногда даже приносил их оригиналы. Американцы и англичане получили от него в общей сложности 111 плёнок (свыше 5500 секретных документов).

Казалось бы, откуда столько информации у обычного полковника, пусть даже и работающего в ГРУ? Однако Олег Пеньковский был очень «не простым» офицером. Его дядя – сослуживец и друг министра обороны СССР Родиона Малиновского. В начале 1960-х годов генерал армии Валентин Пеньковский занимал должность начальника штаба Белорусского военного округа. Кроме того, племянник во время войны вошёл в «ближний круг» к командующему артиллерией 1-го Украинского фронта Сергею Варенцову, который к началу 1960-х годов стал Главным маршалом артиллерии, Командующим ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск СССР. Натовцам было известно, что Олег Пеньковский вхож в семью начальника ГРУ Ивана Серова и пользуется покровительством его заместителя Александра Рогова.

Понятно, что с такими связями карьера должна катиться как по маслу. Долгое время так и было. В 30 лет Пеньковский получает звание полковника и должность в Главном штабе Сухопутных войск СССР. В 1949 году он поступает в Военно-дипломатическую академию, а после её окончания распределяется в 4-е (ближневосточное) управление ГРУ. В середине 1955 года его направляют в Турцию, старшим помощником военного атташе и резидента ГРУ. Однако отношения с новым начальством у перспективного полковника не сложились. В результате вместо генеральских погон он привёз из загранкомандировки характеристику: «Мстительный, злобный человек, беспримерный карьерист, способен на любую подлость». Кроме этого, резидент ГРУ сообщил начальству, что его сотрудники «застукали» Пеньковского на базаре при попытке сбыть ювелирные украшения.

Проштрафившийся офицер вылетел с работы – в распоряжение Управления кадров Министерства обороны, однако через несколько месяцев снова оказался в ГРУ. Его вторичный приём на службу санкционировал друг Малиновского Александр Рогов, заместитель Ивана Серова по кадровым вопросам. Понимая, что «турецкий эпизод» Пеньковского сослуживцы забудут не скоро, Рогов сразу же отправил его на Высшие инженерно-артиллерийские курсы Военной академии Ракетных войск стратегического назначения им. Ф.Э. Дзержинского.

Мотивы, версии, оценки

Закончив обучение, Пеньковский вернулся в 4-е управление ГРУ и стал готовиться к должности военного атташе в Индии. Однако судьба снова сделала ему «ручкой». На генеральскую должность был назначен другой человек, а Пеньковского отправили в 3-е (научно-техническое) управление – работать «под прикрытием» в Отделе внешних сношений Государственного комитета по координации научно-исследовательских работ при Совете Министров. Сотрудники этой организации устраивали визиты советских научных делегаций на Запад и приём иностранных учёных, инженеров и бизнесменов в СССР. Офицеры ГРУ и КГБ, служившие в комитете, попутно занимались научно-технической разведкой.

Пеньковский воспринял новое назначение как ссылку. Смертельно обидевшись на начальников и покровителей, он воспылал жаждой мести и…

…Здесь исследователи расходятся в оценках. Согласно официальной версии, принятой в СССР и на Западе, полковник Пеньковский предложил свои услуги иностранной разведке. Передав в США и Англию целое море секретной информации, он планировал в ближайшее время перебраться в «свободный мир», но 22 октября 1962 года сотрудники КГБ арестовали предателя. Спустя 10 дней в Будапеште был схвачен и доставлен в Москву его английский вербовщик и связник Гревилл Винн.

Их дело рассматривалось Военной коллегией Верховного суда СССР с 7 по 11 мая 1963 года. В результате Винн получил восемь лет заключения. Пеньковского приговорили к расстрелу. Процесс широко освещался в советской прессе, стенограммы его открытых слушаний позже были изданы отдельной книгой 100-тысячным тиражом. Казнь состоялась 16 мая в 16 часов 17 минут. ТАСС сообщил об этом на следующий день.

Параллельно с подготовкой судебного процесса шло служебное расследование в Министерстве обороны. По его результатам Главный маршал артиллерии Сергей Варенцов был отстранён от должности, снижен в звании до генерал-майора и лишён звезды Героя Советского Союза. Аналогичное наказание понёс генерал армии Иван Серов, не разглядевший предателя в своём ведомстве.

Западная пресса вовсю цитировала отчёт ЦРУ, в котором вербовка Пеньковского была названа «самой продуктивной и классической тайной операцией из всех, что когда-либо предпринимались… против СССР». Советский полковник поставлял так много ценной информации, что в США по ней работала специальная команда из 20 переводчиков и аналитиков. Особо подчёркивалось, что некоторые материалы, касавшиеся планов советского руководства, американская разведка сразу направляла президенту.

Выступая перед журналистами в 1971 году директор ЦРУ Ричард Xелмс заявил, что Пеньковский помог «силам мира» предотвратить третью мировую войну. Перебежчик Олег Гордиевский (до ухода на Запад он был полковником КГБ) утверждал, что Пеньковский точно назвал тип и количество ракет, размещённых на Кубе, чем помог США в их противостоянии с СССР. Известный историк разведки, профессор Кембриджского университета Кристофер Эндрю неоднократно называл Пеньковского «самым крупным агентом британской разведки в рядах советских спецслужб». В своей книге «Шпион, который спас мир», Джеролд Шехтер утверждал, что Пеньковский хотел войти в историю как «величайший шпион всех времен» и у него это получилось.

Однако время шло и сквозь хор восторженных откликов стали прорываться другие голоса. Скептики указывали, что представленные Пеньковским сведения на поверку оказались далеки действительности. В начале 1960-х годов на вооружении у Советской Армии были межконтинентальные ракеты Р-7 и Р-16 с моноблочными боевыми частями. Разделяющиеся боеголовки появились уже на следующих моделях, выпущенных в конце 1960-х годов. Для тактических ударов можно было использовать только ракеты Р-12 (именно их 14 октября 1962 года доставили на Кубу советские корабли), которые никак нельзя было отнести к классу «крылатых». Из многих сотен «выданных» Пеньковским «советских разведчиков» ни одного впоследствии не удалось арестовать за шпионаж – скорее всего, большинство из них не имело отношения к спецслужбам.

Первыми на сторону скептиков перешли работники английской и американской контрразведки. Сотрудник британского агентства МИ-5 Питер Райт открыто заявил, что Пеньковский не предавал свою страну. Советский полковник продолжал работать в интересах ГРУ, «скармливая» Западу дезинформацию. Питер Райт отметил, что американцы сначала отнеслись с большим подозрением к Пеньковскому и долгое время отказывались с ним сотрудничать. В США скептиков поддержал шеф контрразведывательного управления ЦРУ Джеймс Энглтон. Он заявил, что всегда считал Пеньковского опаснейшим из агентов КГБ.

Скептики были уверены, что суд над «предателем» – обычная инсценировка. После оглашения приговора Пеньковскому выдали паспорт на другую фамилию, помогли сменить внешность и место жительства. Кстати, эта точка зрения распространена не только на Западе. В современной России её придерживаются журналист Александр Хинштейн и разведчик Анатолий Максимов, какое-то время сам игравший роль «московского агента» канадской разведки.

Версия российских скептиков интересна тем, что позволяет объяснить все странности в поведении Пеньковского, перед которыми пасуют сторонники официальной точки зрения. Например: почему полковник согласился на такую мизерную плату за предательство или зачем ему понадобилось фотографироваться в форме английской и американской армий? Для чего было везти эти снимки из Лондона в СССР и почему он «работал» в Москве с таким пренебрежением к личной безопасности?

Поскольку версия предательства Олега Пеньковского изложена в сотнях книг и статей, подробно рассматривать её не имеет смысла. Зато изучение альтернативной – может представлять огромный интерес.

Пеньковский – агент КГБ?

Чтобы лучше понять ситуацию с вербовкой Пеньковского натовскими офицерами, нужно вспомнить, в каких условиях она проходила, и какие события этому предшествовали.

К 1957 году ведущим советским политикам стало ясно, что действия Никиты Хрущёва всё глубже заводят страну в тупик. У Молотова и Кагановича возник план отстранения его от власти. 22 июня на заседании Президиума ЦК КПСС – главного органа управления партией и страной – они открыто выступили против Первого секретаря, предложив ему «уйти по-хорошему». Прения показали, что большинство Президиума настроено «за» смещение Хрущёва, однако неожиданно в дело вмешались главы силовых ведомств – министр обороны Георгий Жуков и председатель КГБ Иван Серов. Они поддержали Хрущёва и заставили Президиум перенести обсуждение вопроса на Пленум ЦК. В результате в отставку отправилась «антипартийная группа Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувший к ним Шепилов».

Хрущёв вскоре «отблагодарил» спасителей – в свойственной ему манере. 29 октября 1957 года Жукова на посту министра обороны сменил Родион Малиновский. 10 декабря 1958 года участь Маршала Победы разделил и генерал Серов. Его отправили в Министерство обороны – руководить ГРУ. КГБ возглавил Александр Шелепин, занимавший до этого должность Первого секретаря ЦК ВЛКСМ.

Новые главы силовых ведомств были совершенно разными людьми. Они не походили друг на друга ни по возрасту, ни по жизненному опыту, ни по темпераменту. В отличие от прежней пары, Малиновский и Шелепин прежде не пересекались по службе, и Хрущёв был уверен, что они никогда не найдут общий язык. Считая обоих своими личными выдвиженцами, Первый секретарь был уверен в их лояльности… Он заблуждался. Когда в недрах ЦК созреет очередной заговор, Малиновский обеспечит ему военную поддержку, а Шелепин встанет во главе заговорщиков.

Однако это произойдёт только в 1964 году, а сейчас у силовых ведомств были другие заботы. Проведённая Хрущёвым реформа армии привела к серьёзному (более чем на 40%) сокращению её численности. Были выведены из эксплуатации и «утилизированы» тысячи современных танков и самолётов, порезаны на металлолом почти все крупные корабли. Баланс сил между СССР и США существенно изменился в пользу американцев, которые всё это время наращивали военные расходы.

Как следствие, к концу 1950-х годов резко возросло дипломатическое давление Запада на СССР. Было ясно, что скоро оно может перейти в военную плоскость. Соотношение сил – ужасающее. По ядерным зарядам США превосходили СССР в десятки раз, по средствам их доставки – в сотни. Но отступление – немыслимо! Первый же шаг назад может привести к распаду «мировой системы социализма». Ресурсы, которыми располагает СССР, уменьшатся вдвое. Исчезнет даже теоретическая возможность добиться военного паритета.

Единственная надежда – на феноменальную закрытость советского общества. Есть шанс, что в условиях информационного вакуума удастся убедить лидеров НАТО, что СССР гораздо сильнее, чем им кажется. Шелепину требуется обеспечить надежный канал дезинформации, по которому на США обрушится целый «водопад» лжи. Причем организовать всё нужно так, чтобы информация шла в обе стороны. Чтобы после каждого значимого «слива дезы» с Запада приходило подтверждение – её приняли за чистую монету. Для выполнения задачи требуется особый человек: смелый, умный, находчивый, артистичный, беззаветно преданный Родине. У него должен быть доступ к огромному массиву секретных сведений… И убедительные мотивы для перехода на сторону врага.

Шелепин перебирает варианты и останавливается на кандидатуре давнего знакомого – Олега Пеньковского. В 1941-1942 годах они плотно контактировали по работе. Шелепин в это время был Первым секретарём Московского горкома комсомола, а Пеньковский служил старшим инструктором по комсомольской работе Политуправления Московского военного округа. Изучив досье, Шелепин понимает, что Пеньковский – в то время он учился в академии РВСН – идеально подходит для отведённой ему роли. Боевой офицер. Был дважды ранен. Имеет пять орденов, восемь медалей. Связи в высших армейских кругах – на зависть многим. Есть и пара «дефектов», из которых можно «построить» мотив для перехода на сторону врага: безобразная ссора с начальником – военным атташе в Турции и тщательно скрываемое от сослуживцев белогвардейское прошлое отца.

Пеньковский самолюбив и амбициозен. Он мечтает не просто сделать карьеру в разведке, а добиться таких результатов, чтобы о нём заговорили как о суперагенте – самом лучшем, самом результативном, самом влиятельном… Желает вписать своё имя в мировую историю. Шелепин обещает предоставить ему такую возможность.

Первые попытки выйти на контакт с ЦРУ заканчиваются безрезультатно. Американцы отказываются иметь дело с Пеньковским, считая его предложения о сотрудничестве провокацией. Шелепин решает сменить тактику. Теперь Пеньковский уже не предлагает информацию, а фактически навязывает её.

В июне 1960 года он обращается на Москворецком мосту к двум американским туристам и попросит их передать в посольство письмо, где описываются известные только высшему руководству подробности об уничтожении 1 мая над Свердловском самолёта У-2 и захвате в плен его пилота Пауэрса. Ответа нет, а время поджимает…

Шелепин снова меняет тактику. Его агент оставляет американцев в покое и начинает бомбардировать письмами англичан. Упорство вскоре вознаграждается – на контакт с Пеньковским выходит сотрудник МИ-6 Гревилл Винн. Шелепин может быть доволен – первый тайм «большой игры» закончился в его пользу.

Понятно, что оба участника встречи находились «под масками». Пеньковский был одним из организаторов официального приёма для группы британских предпринимателей, в которую входил Вилл. Однако, скорее всего, оба участники уже отлично знали, с кем имеют дело. Шелепин мог вздохнуть свободно – первый тайм «большой игры» закончился в его пользу.

Официальная вербовка Пеньковского произошла 20 апреля 1961 года, во время его первой командировки в Лондон.

Винн пригласил советского полковника на встречу в отель «Маунт Ройял» и познакомил с коллегами – английскими и американскими разведчиками. Они сообщили Пеньковскому, что его письма дошли до ЦРУ и МИ-6. Для работы с новым агентом создана совместная англо-американская группа, с которой ему предстоит контактировать. Пеньковскому назначен оклад – 3000 долларов в месяц, после перехода на Запад ему будет сохранено воинское звание и предоставлена должность (на выбор) в структурах английской или американской разведки. Для работы он будет использовать псевдонимы – Янг и Алекс. По поводу денег Пеньковский не торгуется, а псевдонимы вскоре потребует заменить. Пусть лучше будет «Герой» – настаивает он… Кураторы соглашаются.

Это первый из «капризов» Пеньковского. В дальнейшем их будет ещё несколько. Главный смысл этого «взбрыка» в том, что он позволяет проверить: насколько значимой считают кураторы полученную от агента информацию. Ведь псевдонимы уже утверждены начальством, согласованы с кучей промежуточных инстанций. Менять их по прихоти агента – жуткая морока. Безропотное согласие исполнить «каприз» ясно показало Пеньковскому – его информацию в ЦРУ и МИ-6 считают достоверной и важной. Шелепин мог со спокойной совестью поставить «плюсик» против второго пункта  плана – его агент вошёл в доверие к «работодателям».

6 мая Пеньковский вернулся в Москву и приступил к «сбору агентурной информации». Снимки секретных документов, карт, чертежей и схем, аналитические справки и политические обзоры… Агент работает по-стахановски.

18 июля он снова прибывает в Лондон и находится там до 8 августа. За неполные три недели английская разведка проводит с «Героем» пять конспиративных встреч – по нескольку часов каждая. Агент передаёт кураторам 20 плёнок с отснятыми секретными материалами и массу устной информации о ракетных войсках СССР. Понятно, что это снова сопровождается «капризами». Пеньковский заявляет англичанам, что желает быть представленным королеве или премьер-министру! Пусть они лично поблагодарят «Героя» за помощь в борьбе с коммунистической агрессией. Ему не терпится примерить мундиры английской и американской армии, ведь скоро надо будет выбрать один из них…

«Прихоти» агента удовлетворяются практически полностью. В Москву Пеньковский увозит снимки, где он запечатлён в сшитой по спецзаказу английской и американской форме. Вместо аудиенции премьер-министр передаёт «Герою» личную признательность через шефа русской секции МИ-6. Шелепин может поставить в своём списке третий «плюсик». Придуманную им легенду о грозных советских суперракетах Запад проглотил, не подавившись.

Однако это ещё не всё… В самолёте по дороге в Лондон Пеньковский ухитрился познакомиться с женой и дочерью своего начальника – Ивана Серова. Женщины признались обаятельному попутчику, что практически не говорят по-английски, и он великодушно предложил поводить их по городу. Получилось нечто среднее между обзорной экскурсией и шоп-туром. Дамы в восторге от нового знакомого. Позже он навестит их в московской квартире Серовых – привезёт насколько сувениров из Парижа. Так начнёт исполняться вторая часть плана Шелепина – компрометация главы ГРУ в глазах Хрущёва.

Третья встреча с кураторами прошла в Париже, куда Пеньковский прилетел 20 сентября 1961 года. Встретившему его в аэропорту Ле-Бурже  Гревиллу Винну «Герой» передал 15 микроплёнок с новыми материалами. Затем кураторы провели с Пеньковским несколько встреч на конспиративных квартирах, чтобы задать уточняющие вопросы. Он сообщил, что не может гарантировать продолжение загранкомандировок и получил задание оборудовать 10 тайников, чтобы через них можно было быстро передавать добытые материалы в английское и американское посольство. В Париже Пеньковский не капризничает. Натовские разведчики хотят получать его информацию как можно быстрее, они готовы рисковать своими коллегами из посольств! Что это, если не доказательство возросшего доверия?

Шелепин довольно потирает руки: задуманный им канал «слива» отлажен и работает без перебоев. Теперь советское руководство может смело идти на обострение в вопросе Кубы – если возникнут сложности, новые сообщения «Героя» быстро вправят Кеннеди мозги! В загранкомандировки Пеньковский больше не рвётся: в этом нет необходимости. Он оставляет информацию в тайниках, проводит короткие встречи со связниками в Москве. Так гораздо удобней для КГБ. Меньше уточняющих вопросов – ниже вероятность разоблачения.

Во время одной из встреч Пеньковский предлагает в случае войны нанести упреждающий удар по важнейшим целям в Москве – зданиям Генштаба, ГРУ, КГБ и ЦК КПСС – заложив в них компактные ядерные заряды мощностью в одну-две килотонны. «Герой» берётся лично провести диверсантов к местам минирования. Его кураторы на предложение не реагируют, и Шелепин понимает, что компактных зарядов у американцев нет.

Параллельно развивается интрига против Серова. По установленным в СССР правилам, все офицеры ГРУ, посещающие западные посольства, должны согласовывать свои визиты со Вторым главным управлением КГБ. Однажды Пеньковский «забыл» это сделать. Контрразведка, естественно, возмутилась.  Руководству ГРУ пришлось извиняться перед смежниками. Во Второе главное управление ушло примирительное письмо за подписью Серова с просьбой замять недоразумение. В КГБ сделали вид, что инцидент исчерпан, но «на всякий случай» пустили за Пеньковским «наружку».

Шелепин к тому времени уже ушёл на повышение – стал Секретарём ЦК, курирующим силовиков. Операция по сдерживанию амбиций США подходила к завершающему этапу, и скоро в неё должно было включиться Министерство обороны. КГБ возглавил соратник Шелепина по комсомолу Владимир Семичастный. Ему осталось самое простое: организовать «сливы» последних порций информации и провести образцово-показательный арест «Героя».

Пеньковский сообщил кураторам, что Советский Союз отправляет на Кубу 40 ракет средней дальности Р-12, которые по прибытию на место будут нацелены на США. Вскоре ЦРУ получает подтверждение – воздушная разведка обнаруживает строящиеся стартовые площадки. Аналитики идентифицируют их по схемам и чертежам, которые раздобыл Пеньковский.

Надобность в агенте-двойнике отпадает, и его выводят из игры. 22 октября следственная группа арестовывает «Героя». Сыщиков возглавляет первый заместитель председателя КГБ генерал-полковник Пётр Ивашутин. На квартире у Пеньковского следователи изымают «Минокс», отснятые плёнки, шифроблокноты и прочую шпионскую атрибутику… Доказательств для суда – более чем достаточно.

А в это время по другую сторону Атлантики заканчивается заключительная стадия «большой игры». 27 октября 1962 года советские ПВО сбивают американский У-2, залетевший в воздушное пространство Кубы. Мир замирает в ужасе. Все уверены: со дня на день последует ответный удар. Однако созданная Шелепиным легенда о суперракетах работает без сбоев. Кеннеди занимает сдержанную позицию. В ночь на 28 октября он обещает Хрущёву не нападать на Кастро. В результате стороны идут на компромисс: СССР выводит ракеты средней дальности с Кубы, а США – из Турции и Италии. Чтобы Кеннеди мог сохранить лицо, американские ракеты покидают стартовые площадки на два месяца позже советских и без газетной шумихи.

Международная обстановка приходит в норму, и у Шелепина появляется возможность спокойно довести до конца вторую часть плана. Ивана Серова отстраняют от должности – за вопиющие повалы в работе. 18 марта 1963 года во главе ГРУ становится Пётр Ивашутин.

Теперь никто не сможет помешать Шелепину готовить смещение Хрущёва. Однако, это уже совсем другая история…

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

4 комментариев

  • василий

    В детстве я читал, в одной из наших шпионских книг, как наш засланный казачок за свою работу потребовал личную расписку от президента США. И ему ее дали! Возможно, эту книгу как раз и написал Пеньковский после своего «расстрела». Как его «сжигали», рассказал суворов. В общем — честь и хвала нашим разведчикам!

  • garri190263

    Согласно духовному закону (Веды), тот, кто изменил присяге есть изменник и не важно чего он хотел !

  • Русич

    Бред сумасшедшего и просто детский понос.. Пеньковский не просто сдал ракетные секреты и многое другое.. Он сдал полностью ПВО Москвы, где было самое новое и современное.. Чтобы восстановить потребовалось 7 лет не меньше… Все эти версии пришли из-за бугра… Так как и рассуждения о великом менеджере берия и о мудром и великом сталине… И вот наша демшиза и сталинисты клюнули на эту ложь и теперь долбят, как дятлы с погнутыми клювами…

  • Сергей

    Как сказала бы кэрролловская Алиса, комменты всё чудесатее и чудесатее….

    Байка и супершпионе Пеньковском, который сдал американцам секреты Московского округа ПВО — из того же «достоверного» источника, что и слух о продаже Аляски Екатериной II. Один придурок ляпнул глупость, другие дебилы поверили. Во-первых, за все годы службы Пеньковский никогда к ПВО никакого отношения не имел. Во-вторых, за каждый блок переданной им на Запад информации кто-то из руководителей Минобороны получил «по шапке». За информацию о ГРУ — сняли с должности со скандалом, понизили до генерал-майора, лишили звания Героя СССР и отправили в Среднеазиатский округ генерала армии Серова. За сведения о ракетах — примерно то же самое «огрёб» Командующий ракетными войсками и артиллерией маршал Варенцов. А кому «выдали на орехи» за мифические секреты ПВО Москвы? Ась… Нет ответа.

    Теперь давайте подумаем, кому был выгоден миф о том, что Пеньковский сдал эту систему американцам? Похоже, только Вашим работодателям, дорогой ЦРУсич… Как подтверждение версии Ричарда Хелмса и его преемников… Кстати, как там погода с Бахрейне?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *