На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Олег Аверин: «Мы искали свою золотую середину…»

После публикации интервью с Владиславом Мисевичем редакция Петропавловск kz — ИА REX-Казахстан получила массу положительных отзывов с просьбами продолжить тему творчества «Песняров». С удовольствием это делаем, тем более что поговорить здесь всегда есть о чём.
Весной 2000 года каналом «ТВ-6» был показан интереснейший концерт «Белорусских песняров», на тот момент недавно начавших творческую деятельность в качестве самостоятельного коллектива. Именно тогда я впервые услышал «Снег тополей» — чудесную песню в исполнении Олега Аверина. Певец, поэт, композитор, артист ансамбля «Белорусские песняры» — в нашем интернет-интервью.

— Олег, Вы пришли в «Песняры» из коллектива «Золотая середина». Что это была за группа, каким был репертуар и пели Вы там что-либо из «Песняров»?
— Ох… Простой вроде вопрос… Что это была за группа? Да… Мне в 1976-м было 15 лет. А ведь, как вчера… Танцевальный вечер в институте… Людей — не пробиться…»I Shot The Sheriff» … Репертуар — другая планета. «We believed we’d catch the rainbow, Ride the wind to the sun…» Парфён запевает «All by myself» — душа плачет. Я, совсем мальчишка, выбегаю на узкую сцену, на ногах черные деревянные колодки, пою «Doctor Kiss Kiss» … Что это была у нас за группа? Это была не группа. Это был кислород! Школа вкуса. Ежедневные репетиции. Территория инакомыслия. Остров свободы… Какие там к чертям «Песняры»? «Совок» мы не пели, да пусть меня простит Мисевич за откровенность. «Песняры» были лучше очень многих, но всегда хуже «фирмЫ», — так мы называли то, что любили единогласно. Вы сейчас подумали, что я говорю про хиты западной эстрады того времени? Да, мы их пели на высоком уровне. Но словом «фирмА» мы называли любую песню, у которой была «несовковая» душа! На русском, белорусском, на польском языке… Неважно! А «Песняры» тогда для нас были компромиссом между музыкой и советской властью. Очень профессионально исполняемым самобытным компромиссом. Ну, вот так мы тогда все думали! Как один.
— Если «Песняры» тогда казались компромиссом, то какими воспринимались «Скоморохи» и «Ариэль», и связаны ли какие-то яркие музыкальные впечатления с этими группами?
— Не буду придумывать ничего. Мы совершенно не интересовались творчеством советских ансамблей. Слышали иногда то, это, и все. Но слушали целыми днями разнообразную музыку на иностранных языках. Начиная с копирования, мы перешли к поиску своего компромисса — между “фирмОй” и собой. Искали свою золотую середину. Советские профессиональные ансамбли шли навстречу совковым требованиям, а «Золотая середина» на уступки идти не хотела, — поработав год в филармонии, уволилась и до последних дней гордилась своей самодеятельной честной независимостью. Тем более, позже получив на фестивале в Новополоцке первое место среди рок-групп республики.
— Тогда как состоялась Ваша встреча с Владимиром Георгиевичем, и последовало предложение работать с ним?
— А я бы никогда не ушел в «Песняры» из «Золотой середины”. Просто в конце 80-х руководитель группы и его брат уехали со своими семьями из страны навсегда. Группа прекратила свое существование, и я стал свободным музыкантом. Пел иногда на телевидении, писал песни другим исполнителям… Пожалуй, самым важным музыкальным событием для меня в то время было третье место на польском фестивале в Сопоте одного певца из Беларуси с моей песней «Вądź razem z nami». Все было хорошо тогда, замечательно, никаких проблем. Я случайно познакомился с Мулявиным на записи музыкальной программы. Ему, кстати, тогда был 51 год. А мне сейчас 54… Господи, каким же он мне старым тогда показался! Это был уже далекий 1992 год… Владимир Мулявин предложил мне написать песню для «Песняров». Я написал песню «Ночка цёмная» и получил предложение стать артистом ансамбля «Песняры». Вот так, если коротко. А уже надо сокращать! Годы вычеркивают второстепенное. Остаются только некоторые песни. Только некоторые…
— Хорошо, тогда о песнях. Были у «Золотой середины» песни, которые Вы принесли вначале в «Песняры», а теперь они исполняются «Белорусскими песнярами»?
— Нет таких песен, невозможно это. Они же на разных музыкальных языках! Нет, то есть, спеть с “Песнярами” можно! Только не надо. Кое-что всплыло в сольных моих рок-альбомах.
Когда уже пел в «Песнярах», некоторые песни, совсем другие, звучали в моей голове сами по себе. Приходилось иногда им находить приемных родителей. Так я передал песню «Зеркальце» Кристине Орбакайте. Она в тот момент уже закончила запись сольной пластинки. Но ее мама послушала песню и … песня вошла в альбом. И клип сняли. Вокальное вступление, кстати, теперь уже можно сказать, спел на несколько голосов Батыр Шукенов, ушедший, к сожалению, недавно из этого мира…
— Песня «Снег тополей» была написана после прихода в «Песняры» или раньше?
— Эта песня уже песняровского периода. Написана, образно говоря, «под ключ». Слова, музыка, аранжировка, вокальный клавир… Приятно вспоминать, как все собрались на студии, послушали мое исполнение, похлопали одобрительно меня по спине, покурили, встали к микрофону и спели по нотам все свои партии. Мулявину песня понравилась сразу, замечаний и исправлений не было… А что еще рассказывать? Лучше спеть. Приглашайте!
— На мой взгляд, очень удачна русскоязычная версия песни “How deep is your love”. С точки зрения вокала, что общего в аранжировках между “Bee Gees” и «Белорусскими песнярами», а в чём принципиальное различие?
— Мы спели те же ноты — это общее. А думали по-русски, когда пели, вот тут — принципиальное различие!
— Продолжаете ли Вы заниматься литературным творчеством после выхода книги сказок «Однажды, в одном королевстве»?
— Нет, сейчас не пишу. Требуется особое вдохновение. Подожду внуков!

сольные альбомы

1994 год

Золотая серединаОЛЕГ АВЕРИН 2005

Челябинск, 2014 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *