|
16 492 |

Корреспонденты Петропавловск.news продолжают поездки по отдалённым сёлам Северо-Казахстанской области. В преддверии Международного дня солидарности молодежи мы побывали в селе Жастар района Магжана Жумабаева, которое ещё в прошлом году называлось Молодёжным. И пытались найти молодёжь на родине великого поэта. Задачка оказалась не из лёгких.

Вчерашние школьники, уехавшие на обучение в райцентр Булаево, Петропавловск или в Россию, не хотят возвращаться в деревню, где нет работы, развлечений и перспектив. Основную часть сельского населения составляют пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Всё ведёт к вымиранию сёл региона.


На карте Северо-Казахстанской области мы нашли село с жизнеутверждающим названием – Молодёжное, ныне аул Жастар (с казахского языка – «Молодёжь»). Решили, что надо ехать туда, чтобы увидеть процветающее село, пышущее энергией молодости, где люди не просто существуют, а живут и радуются каждому дню.

Выдалась прекрасная погода. На улице +15°С, солнце греет. Дорога также нас порадовала. Правда, пришлось немного поплутать, поскольку навигатор несколько раз заводил в тупик.

Но жители райцентра – г. Булаево оказались довольно приветливыми людьми и объяснили, как проехать в Молодёжное.

Отметим, что расстояние от Петропавловска до пункта назначения составляет почти 140 км. К нашему удивлению, асфальт практически на всём протяжении до самого села – идеальный, с гладкой поверхностью и свеженькой разметкой.

Как нам потом рассказали жители, дорогу от Булаево к селу капитально отремонтировали в прошлом году — к 125-летнему юбилею со дня рождения нашего земляка Магжана Жумабаева. Если б не это событие, кто знает, сколько ещё лет местным жителям пришлось бить машины.

Это село основано в 1954 году. Сюда на целину приезжала молодёжь со всех уголков Советского Союза – работали, создавали семьи, оставались жить. Отсюда и название – Молодёжное.

Заехав в аул, мы поняли, что ничего жизнеутверждающего здесь искать не стоит. Нас встретили пустые улочки с заброшенными домами.

Дальше — развалины кирпичного строения, которое по кирпичикам разбирали рабочие. Как выяснилось позже, это когда-то был двухэтажный детский садик.

Напротив него – некогда крупная контора с огромной территорией, административным зданием, столовой и прочими сопутствующими постройками. Их пока не разбирают, но видно, что помещения не используются уже лет 20.

Аул Жастар

Едем по улице дальше, видим школу – огромное трёхэтажное здание.

Рядом памятник воинам Великой Отечественной войны, сохранившийся бюст Владимира Ленина.

При школе небольшая детская площадка, всё ухожено и покрашено.

За школой с левой стороны также зияющее пустыми глазницами окон здание – бывшая больница, по словам сельчан, закрывшаяся ещё в конце 80-х годов.

Остальные улицы села ничем не отличаются от предыдущих: на один жилой дом приходится, как минимум, пять, а то и больше брошенных. На одном из домов вывеска – медпункт.

Ну, хотя бы что-то есть для людей! Медицинскую помощь сельчанам оказывает фельдшер. По звонку приходит на вызов круглосуточно.

«Село жалко, аж плачу!»

В общем, Жастар — село неплохое. Здесь есть все условия для жизни – хорошая дорога, чистая питьевая вода и большие пастбища (что редкость для многих сёл СКО). Как говорят местные жители, если хочешь работать, к примеру, развивать крестьянское хозяйство – карты в руки.

Да и руководство района всегда идёт на встречу, лишь бы село не вымирало. Несмотря на это, многие не хотят оставаться в ауле, а молодёжь почти вся уехала. Теперь дети тянут за собой родителей. Кажется, этот поток уже не остановить….

Но есть в экс-Молодёжном истинные патриоты. Нам встретилась инициативная и радушная женщина Валентина Морозова, которая живёт здесь практически с самого основания – с 1957 года. Она закончила местную школу. Всю жизнь трудилась на благо села, которое считает родным. Работала механизатором, бригадиром тракторно-полеводческой бригады.

Была депутатом Верховного совета Казахской ССР в последнем созыве. В свои 67 лет эта энергичная женщина всё ещё работает. Она – социальный работник, ухаживает за шестью подопечными. Помогает деревенским старикам – прибирает дома, зимой носит дрова, чистит снег. Помимо этого Валентина вместе с мужем разводит хозяйство. Они держат лошадей, баранов, овец, корову, поросёнка, птицу. Это приносит хоть небольшой, но стабильный доход. Муж Валентины работает у местного фермера. В последнее время занятость только сезонная, да и зарплата небольшая.

Механизаторы получают примерно 45 тысяч тенге в месяц. Да и те почти полностью забирают кормами.

— На 45 тысяч можно прожить в селе?

— Да вы что, девочки, сейчас такие цены! Дрова купить – 33 тысячи машина. На зиму их надо три. Живём своим хозяйством. Немного обидно, что пенсия минимальная. При начислении не учли годы, которые я работала механизатором. Куда только не обращалась, даже Назарбаеву писала! Но закон есть закон, выше не прыгнешь. Уже смирилась. Ни на что не обижаюсь, лишь бы мир был, — говорит Валентина Морозова.

Всю жизнь Валентина трудилась на благо Молодёжного, добивалась, чтобы село росло, чтобы люди на земле работали – сеяли, пахали, детишек растили. Теперь у женщины за уголок, ставший родным, болит душа. Трое детей Валентины несколько лет назад уехали из села. Двое в Россию – в Кировскую область, третья — в Булаево. Причиной отъезда стала безработица и тяжёлые условия содержания хозяйства. Тогда в селе воды не было, приходилось ездить, как здесь говорят, на «отшиб» деревни по непролазной грязи. Но и на чужбине жизнь в сахар не превратилась – дети Валентины также разводят скот, работают на базах. Пенсионерка покидать этот край не собирается. Надеется, что местные власти примут меры по возрождению аула.


— Так мне село моё жалко. Бывает и плачу. Никуда ехать не хочу. Сейчас все разъехались, всё развалилось. Если школу закроют, то это будет боль, ещё семьи уедут. Есть такие разговоры, что останется только до 4 класса, — говорит сельчанка. — В селе можно жить, у каждого трактор и машина. В прошлом году дорогу сделали. Два года назад водораздаточную будку установили в центре села. Красота! Живи и радуйся. Люди дружные. Много интернациональных семей, смешанных браков.

Ещё одной проблемой села является отсутствие транспортного сообщения. Автобусы в деревню не заходят. Приходится выходить на трассу или нанимать местных таксистов, благо эта отрасль развита в каждом североказахстанском селе. Так безработные и свою «копейку» зарабатывают, и односельчанам помогают. Однако, судя по отчёту акима района Магжана Жумабаева Кайрата Омарова перед населением, с пассажирскими перевозками на вверенной ему территории проблем нет — из 66 населённых пунктов транспортным сообщением охвачены… все 100%.

Каждый ученик на счету

Около школы мы заметили несколько человек с граблями. Направились к ним с расспросами. Как выяснилось, это немногочисленные учителя во главе с директором вышли убирать территорию. Учеников не привлекали, говорят, дети сейчас нежные, зачастую и родители против субботников.

Почти весь педагогический костяк Молодёжной неполной средней школы составляют учителя со стажем. Самой молодой учительнице -Татьяне Викторовне 34 года.

Жители экс-Молодёжного приветливые и дружелюбные. Говорят, что живут в деревне хорошо, грех жаловаться. В основном все, кто остался здесь – трудоустроены, держат хозяйство, имеют неплохой доход. Живут в селе в основном пенсионеры и приближающиеся к этому статусу люди. Семей с детьми очень мало. В школе всего 14 учеников, в мини-центре – шесть детей. Настоящую молодёжь в возрасте от 18 до 29 лет в Молодёжном можно по пальцам пересчитать.

Хотя учителя уверяли нас, что жителей этого возраста в деревне нет, одну такую семью мы всё-таки нашли по детским вещам, развешанным на уличной верёвке.

Дверь в одном из домов аула открыла женщина с интересными чертами лица. Как оказалось, Ульяна Щепёткина (в девичестве Рохтымова, — прим. ред.) и ее семья – по национальности ханты, она родом из Ямала.

Со своим будущим мужем в 1980 году познакомилась в Сургуте, когда была на учебной практике. Влюблённая пара уехала на родину супруга – в Молодёжное на север Казахстана. Здесь прожили всю жизнь, воспитали детей, теперь нянчатся с внуками.

Сын Ульяны — Виталий Щепёткин вместе с женой Алиной чуть ли не единственные представители молодёжи в селе. Снохе 21 год. Работает она в местном акимате. Её муж — на базе у фермера. Они воспитывают 10-месячную дочь. Наличие работы, собственного дома, школы и садика «под боком» удерживает молодую семью в деревне.

Но если выпадет хоть одна карта из этого гладко сложенного домика, семья соберёт чемоданы, не задумываясь.

Такой картой может стать школа. Каждый год в селе ходят разговоры о её закрытии – учеников слишком мало. Сейчас за партами типовой трёхэтажной школы, рассчитанной на сотни учащихся, сидят всего 14 учеников, с первого по восьмой классы. Вообще школа девятилетняя, но в этом году девятиклассников нет. И будут ли в следующем – станет известно лишь в мае.

Получив аттестат, местные школьники продолжают обучение в колледжах Петропавловска или в Булаево. Бывает, в Советском, что в 30 км от Жастара, заканчивают 10-11 классы, но редко. Те, кто опасается сдавать ЕНТ, уезжают еще и в Россию, чтобы поступать на бесплатное обучение в вузы. Район Магжана Жумабаева как раз граничит с Омской областью.

Несостоявшиеся поселенцы

Понимая, что расформирование школы «убьёт» село, местные власти различными способами стараются сохранить учебное заведение. Два года назад в аул привезли 9 семей переселенцев из южных областей Казахстана, это оралманы, вернувшиеся на родину из Китая.

Приезжих в селе приняли радушно. Помогали не только чиновники – с жильём, работой, обустройством и документами, с приезжими, как с родными, возились все жители деревни, особенно учителя. Не скрывают, что семьи приехали без гроша в кармане. Многих приходилось обувать и одевать. Для детей в школе тут же организовали обучение на казахском языке.

Почти в каждой семье «южан» было по несколько детей. Пришкольный мини-центр заполнили до отказа. Сельчане радовались – школа работает, значит, всё будет хорошо. Но не тут-то было. Перезимовав в тепле и достатке, получив гражданство, они продали скот, которым успели обзавестись, бросили купленные для них дома и уехали.

— Они тут получили гражданство, документы и уехали назад на юг Казахстана. Для нас это было полной неожиданностью. Перезимовали ведь семьи хорошо. Дома им дали тёплые. С ними работали все, начиная от отдела занятости и заканчивая акимом района. Все радовались, думали, что останутся, село будет расти, — сетует директор Молодёжной неполной средней школы Светлана Лымарь. – Нам бы таких семей побольше, но чтобы оставались. Тогда появится перспектива.

Было, да сплыло

Некогда Молодёжное было процветающим селом с населением почти 2000 человек. Работал дом культуры, садик, больница, спорткомплекс, мясокомбинат, сливочный завод, пекарня, сеть магазинов. В школе было 700-800 учеников. Сейчас в Жастаре, по словам директора школы, всего 52 жилых дома. В них проживают чуть больше 100 человек.

В ауле нет даже приличного магазина – сельчане довольствуются небольшой торговой точкой на дому. На основной закуп ездят в райцентр Булаево за 50 км.

— В перестройку начали массово уезжать. Кто в Россию, кто в Германию. Почти весь Молодёжный уехал в сёла Тюменской области. Если две семьи уедут, у которых в общем пятеро детей, то школа лишится трети учеников. Остались самые стойкие, кто родился здесь, вырос и не хотят уезжать, — сетует директор школы.

Жизнь в селе теплится благодаря функционирующей школе. Постоянную работу имеют только учителя и прочие работники учебного заведения. Остальные перебиваются сезонными заработками – мужчины в поле, женщины – на току.

Учителя боятся даже допускать мысль о том, что школу закроют, но и не исключают её. Многие из них предпенсионного возраста. Поэтому местных детей холят и лелеют. Пока в селе есть детвора — преподаватели обеспечены работой.

— Что нужно сделать, чтобы удержать молодёжь в селе?

— Её сначала привезти сюда надо, — отвечают учителя.

Никто из местных родителей не радеет за то, чтобы дети остались жить в Жастаре. Дают им по возможности образование и отпускают, как птенцов, из отчего дома.

Директор школы признаётся, что всю жизнь мечтала жить в городе. По окончанию педагогического института по распределению попала в Молодёжное. Вышла замуж, родились дети. Сейчас её «птенцы» уже живут в Омске. Туда же в перспективе собирается переехать и она с супругом.

— Приехали в село с дипломом, вышли замуж и сидим. Мы отпахали в деревне всю жизнь, и в школе, и на хозяйстве. Сейчас хочется отдыха, хочется жить в городе, — в один голос говорят учителя.

Несмотря на то, что большинство жителей села, в том числе и учителя местной школы, мечтают уехать из Жастара, они не верят, что село вымирает. А может просто не хотят в это поверить.

По словам директора школы, они постоянно подают заявки на молодых специалистов. Ждут их с распростёртыми объятьями. Только вот желающих нет. Говорят, что аким сельского округа Магжан и аким всего района им. Магжана Жумабаева ведут постоянную агитацию, ездят в трудоизбыточные регионы Казахстана в поисках желающих переселиться. Обещают, что в Жастар приедут молодые семьи с детьми. Всячески стараются удержать жителей в селе.

— Мы ждём и надеемся, что приедут семьи с детьми. Для них есть все условия – дома имеются, школу готовим к следующему учебному году, белить будем. В школе тепло. Аким округа делает всё, чтобы не дать школе закрыться. Мы не обижены. Если бы семьи приезжали – мы только «за». Большинство учителей могут преподавать на двух языках. Село готово встречать переселенцев, — рассказывает директор школы.

Самая молодая учительница школы 34-летняя Татьяна мечтает уехать из села. Реализовать желание мешает отсутствие возможности. Ехать хочет ради образования детей, чтобы они общались с ровесниками.

 

Не поздновато ли?

В период расцвета в селе были многоэтажные дома, здесь кипела жизнь. Теперь от всего этого благолепия не осталось и следа. Миграция продолжается. Оставшиеся жители уезжают ещё и из-за отсутствия больницы. Ведь большинство из них – пожилые, а значит, нуждающиеся в постоянной медицинской помощи люди.

По словам местных жителей, скорую сюда даже не пытаются вызвать — пока доедет из Советского, что в 30 км, беда может случиться. При экстренной необходимости фельдшер вызывает местного перевозчика для транспортировки пациента в больницу с. Булаево. Так быстрее, чем дожидаться карету «скорой помощи».

P.S.

Несмотря на то, что народ медленно, но верно покидает аул Жастар, судя по отчёту акима сельского округа Магжан Н. Шахметова, центром которого является данное село, ставить крест на пустеющем селе не собираются.

В текущем 2019 году по программе «Развитие регионов» здесь планируют установить детскую игровую площадку. Её в селе не хватает. Помимо самолётика, карусели и турников советских времён, выкрашенных в однотонный зелёный цвет, для детских игр здесь нет ничего. Также в селе планируют осветить улицы, открыть центр досуга и спорта, принять меры по развитию подсобного хозяйства на личных подворьях, развивать предпринимательство.

Судя по всему, жители не лукавят, когда хвалят своих акимов. Если верить отчётам, они действительно пытаются удержать жителей в селе. Правда есть такое опасение, что немного поздновато. Если верить статистике, за 2018 год из района Магжана Жумабаева уехало 428 человек.

 

Продолжение темы:

Сёла-призраки: Жизнь североказахстанских деревень после упразднения

 

4 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи: