На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Люди уезжают из Казахстана не только в поисках высоких зарплат

Тема эмиграции из Казахстана является довольно болезненной для официального внутриполитического дискурса и поэтому не столь широко освещается в казахстанских средствах массовой информации, хотя, по сути, отток населения из республики является секретом Полишинеля.

Итак, процесс оформления документов на переселение в Россию, осуществление которого возможно на территории Казахстана, нами детально описан, — и вновь наступил момент для подведения некоторых итогов. Соведущий данного выпуска – постоянный консультант рубрики Илья Намовир, чей аналитический материал предлагается вашему вниманию в первой части; далее следует авторская колонка корреспондента Петропавловск kz, являющегося участником Госпрограммы переселения.

Голосование ногами

Так, по словам эксперта Независимого исследовательского Совета по миграции стран СНГ по Казахстану и Центральной Азии Елены Садовской, по официальным данным с 1991 года по 2016-ый из Казахстана эмигрировало 3,6 миллиона человек, из них – более 2 миллионов безвозвратно. Основная часть уехавших – специалисты с высшим, незаконченным высшим и среднеспециальным образованием, то есть, помимо чисто арифметических демографических потерь наблюдаются «утечка мозгов» и потеря квалифицированных кадров в сельскохозяйственном и индустриальном секторах. По одной из экспертных оценок, например, отток специалистов с высшим и незаконченным высшим образованием за период с 1991 по 2005 гг. составил 200-250 тысяч человек, а денежные потери, вызванные этим оттоком, оцениваются в сумму от 100 до 125 миллиардов долларов.
И если к 2011 году численные потери населения были восстановлены за счёт высокой рождаемости и приезда оралманов, то ущерб в виде колоссально ухудшившейся в результате отъезда среднего класса социальной структуры, некоторого сокращения этнического многообразия и дефицита квалифицированных кадров в промышленности, сельском хозяйстве, образовании, здравоохранении и других секторах вряд ли будет когда-либо в полной мере компенсирован.
Что касается причин миграционных настроений, то это отдельная большая тема, о которой можно говорить много и долго. Вкратце же можно опереться, к примеру, на официальные исследования Казахстанского института политических решений от 2010 года. По их данным, в качестве причин эмиграции главенствуют материально-экономические условия жизни (30,5%) и низкие зарплаты (12,2%), но невозможность дать качественное образование (26,6%), отсутствие перспектив занятости и профессиональной карьеры (25,5%), ухудшение межнационального климата (19,2%) также присутствуют среди факторов, усиливающих желание уехать, либо отправить детей на обучение или жительство в другую страну.
Также, говоря о миграционных процессах в Казахстане, нельзя не коснуться этнического аспекта миграции, поскольку по данным КИПР эмигрировать из страны хотели бы порядка 25% респондентов (причём в городах в два раза больше, чем в сельской местности), столько же хотели бы отправить своих детей на постоянное место жительства за границу, и особенно сильны подобные настроения в Алматы, а также северных и центральных областях – то есть в регионах, где сконцентрировано «русскоязычное» население. Ну и никуда не деться от того факта, что 80% из уезжающих – это этнические русские, уезжающие, как не сложно догадаться, в Россию, с которой у Казахстана за последние 19 лет сложилось отрицательное миграционное сальдо уже в 1 миллион человек.
То есть, если тезисно суммировать всё вышеизложенное, то можно сказать, что экономическая, социальная и национальная политика в Казахстане не устраивает значительное число жителей страны, которые, не видя способов повлиять на изменение этой политики, «голосуют ногами».

Главный редактор информационного портала «Русские в Казахстане» Илья Намовир


 

А вы попробуйте!

Возможно, ознакомившись со своеобразным дневником переселенца, одни читатели сочтут его лейтмотивом агитацию к переезду из Казахстана в Россию; другие, напротив, увидят в нём лишь антирекламу. Надеюсь всё же, кто-то усмотрит и поиск золотой середины, где, как известно, находится истина, — во всяком случае, делая данную серию материалов, мы стараемся быть объективными. Хотя личный опыт – вещь субъективная, и здесь вынужден констатировать, что процесс переселения, увы, до сих пор осложняется всеми доступными на данный момент способами, в результате чего эффективность программы, мягко говоря, вызывает сомнения. Во всяком случае, на заданный мной в Консульском отделе в Астане вопрос: «Что это за программа, если она не отработана как следует?» ответа не последовало. Да и не является ли программа сама по себе не более чем «разыгрыванием карты», говоря проще, имитацией заботы о соотечественниках? Для чего и нужно определённое количество «проживающих за рубежом»…
На мой взгляд, главное в том, что проблему пытаются решать полумерами, и сама постановка вопроса: «Кого считать русским?», периодически возникающего на тех или иных обсуждениях по поводу приоритета в приобретении российского гражданства – от желания «заболтать» суть дела и от нежелания внести действительно реальные изменения в ситуацию. Тут уж, как сказал поэт:

«Парня в горы тяни – рискни,
Не бросай одного его,
Пусть он в связке одной с тобой –
Там поймёшь, кто такой»

Между тем, если перечислить одних только переехавших в Россию из числа моих знакомых, коллег – список получится внушительный, причём люди это вполне самодостаточные, но утратившие здесь дальнейшие перспективы для себя, а главное (по их собственным словам) для детей. Есть (их единицы) вернувшиеся обратно – исключительно по финансовым причинам. Есть и те, кто лично для себя повода для отъезда не видит. Однако в любом случае развивать тему придания русскому языку статуса второго государственного (учитывая мировой опыт с большим количеством оных) вряд ли имеет смысл, так как в ближайшее время ожидать этого не приходится, да и мои потенциальные оппоненты выставят десятки контраргументов. У меня же в ответ найдётся лишь один, каким бы банальным он ни показался: русские в одночасье оказались самой разделённой нацией в мире вследствие преступного развала великой страны, и что-что, а возможный упрёк в виде поговорки: «В чужой монастырь со своим уставом» в данном контексте, по-моему, неуместен. Но это опять-таки, как ни банально, тема отдельного разговора.
Ещё одна причина, по которой многие вынуждены уезжать в поисках лучшей жизни – невероятных масштабов протекционизм и семейственность при трудоустройстве (что, впрочем, возможно и не в такой степени, но имеет место и в России). На памяти одно из моих наблюдений во Временной рабочей группе в Астане: Казахстан собирался покидать молодой программист, проведший пять месяцев без работы. Но вспоминается и другой эпизод из общения с представителем данной профессии, который (будучи выпускником СКГУ и имея за плечами стажировку в США), проработав несколько месяцев в Новосибирске, понял, что просто не «тянет» этот уровень по сравнению с местными специалистами. Однако и образование в Казахстане – тема отдельного разговора и даже нескольких…
Что касается меня лично. С апреля 2015 года, после того как закрылась студия позитивного творчества “LimeOn A.R.T.” (Астана), где я работал – несмотря на многочисленные попытки, я не имею постоянной работы ни по первой (музыка) ни по второй (иностранный язык) специальности. Подчеркну – речь идёт, естественно, не о какой-либо престижной, высокооплачиваемой, руководящей (и так далее) работе, а о работе по специальности вообще. Притом не скрою, что и ранее вакансии мною находились с титаническими усилиями. Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь, и вполне возможно, что, имея два высших образования, стаж в Астане и Петропавловске (за время которого не получил ни одного дисциплинарного взыскания), в регионе вселения я тоже могу не «потянуть». И это далеко не единственная преграда на пути к адаптации в России. Но когда всё исчерпано на одном месте и есть хотя бы малейший шанс хоть на какую-то перспективу в другом, остаётся одно – уезжать. Проведённый опрос среди наших респондентов, оставшихся в РФ, показывает: о переезде, несмотря на все трудности, пока никто не пожалел. Как резюмировала консультант нашей рубрики сезона 2013-2014 гг. Анастасия Князева, переехавшая в Старую Руссу и ныне уже два года как проживающая в Санкт-Петербурге: «Главное – личное желание и напористость». С чем категорически согласен – иначе не достиг бы даже тех более чем скромных результатов, что имею на данный момент. И на вопрос, чего я добиваюсь, публикуя эту серию, могу ответить так: того, чтобы русский мог беспрепятственно и в кратчайшие сроки получить паспорт Российской Федерации на том простом основании, что он русский. Без «дразнилок» в виде дарения российского паспорта отдельным представителям западного бомонда. И без отговорок типа: «Коррупцию никто не отменял». А вы попробуйте!

Дмитрий АВДЕЕВ


От редакции:

В последнее время в Россию стали уезжать пенсионеры и инвалиды, потому что в соседнем государстве гражданам полагаются значительно больше соцвыплаты.

Самые способные дети — те же выпускники Назарбаев школы в Петропавловске  — уезжают в Европу и Америку на бесплатное качественное обучение.  Многие выпускники простых школ Петропавловска  с легкостью поступают в российские вузы. Ну и разумеется, выпускники гимназий и лицеев изначально нацеливаются на обучение за пределами Казахстана. Очевидно, что большинство этих детей не вернутся на родину. Проблем с поступлением практически не возникает. Представители вузов сами приезжают сюда за студентами. За рубежом им предоставляют общежития, стипендии, поэтому редкий родитель отказывается от возможности дать ребенку хорошее высшее образование с почти гарантированным трудоустройством. Тем более, что это обучение обходится дешевле, чем на родине. Так утекают мозги.

Но в соседнюю Россию в последнее время уходит из Казахстана и капитал — меняют постоянное место жительство богатые люди, умеющие зарабатывать деньги. Вполне состоятельные казахстанцы, в том числе и бывшие политики, и  не только русские, обдуманно, все взвесив и сравнив, съездив на «разведку», переезжают в крупные города России, чтобы заниматься бизнесом или работать в гоструктуре и партиях, коммерческих структурах. Там рынок в разы превышает казахстанский, говорят они, больше возможностей. К тому же, многим в южной части страны надоедает, что ни один вопрос не решается без «агашки». На родине они продают дома и прибыльный бизнес, потому что, по их же словам, нет у этого бизнеса стабильности и уверенности в завтрашнем дне.

Взять хотя бы пример с мелким бизнесом, когда в Петропавловске у бизнесменов вдруг забирают кафе в парке, ларьки, бутики на привокзальной площади, при этом не выплачивая компенсации вовсе или отделавшись небольшой. Можно понять и мелкого индивидуального предпринимателя, купившего десяток велосипедов, которому вдруг запрещают бизнес на наработанной точке. Это примеры на уровне города, на уровне страны — они значительнее. Люди не возмущаются, потому что бояться «связываться с властью» — себе дороже.  А потом тихонько уезжают из города или из страны в поисках лучшей жизни…

И в силах каждого акима на местах — от сельского округа до городов и областей,  — изменить этот микроклимат и чемоданные настроения. Было бы желание и политическая воля.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *