На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Лерой Гомез: Мне понадобилось пять лет, чтобы найти путь к вершине Эйфелевой башни…

Сорок лет назад… Всё чаще приходится называть эту цифру, когда речь идёт о каких-то важных, знаменательных вехах в истории популярной музыки. Время, время… Которое, однако, не властно над хорошей музыкой, передаёт корреспондент Петропавловск kz – ИА REX-Казахстан.

Итак, около сорока лет назад этот диско-коллектив, как принято говорить, ворвался на звёздный небосклон вместе с весьма оригинальными кавер-версиями “Don’t let me be misunderstood”, “House of the rising sun” и другими зажигательными хитами. Впрочем, относить эту музыку только к стилю диско было бы не совсем правильно, так как элементы фламенко в ней находятся далеко не на последнем плане. Думаю, вы догадались, что речь идёт о “Santa Esmeralda”, а герой сегодняшнего интернет-интервью «Петропавловск kz» — Лерой Гомез собственной персоной!

-Лерой, можно сказать, что задолго до “Santa Esmeralda” Вы уже были достаточно известным музыкантом в США и Канаде. Что побудило Вас переехать во Францию?

-Я выступал с группой “Tavares”, у нас были гастроли в США, Канаде и на Карибах. С группой я работал в течение пяти лет. Настал день, когда мы приехали в Италию, где я отметил свой 21-й день рождения. Как раз в этот день где-то в глубине души у меня возникло чувство, которое говорило о том, что пора двигаться дальше. Работа с “Tavares” была фантастическим опытом, и я многому научился у них. Для меня было трудно оставить этих ребят, ведь мы были как одна большая счастливая семья, но в аэропорту Милана я всё-таки попрощался с ними и сел на поезд в поисках новых приключений…
Я решил отправиться в Лондон, но по пути заехал в Париж на день или два, чтобы увидеть Эйфелеву башню. На второй день в Париже я получил предложение записать партию саксофона для музыки к фильму. Вот так, ни разу не оглянувшись на прошлое, я остался во Франции. Я был так занят, отыграв один концерт и принимаясь за другой, что мне потребовалось целых пять лет, чтобы найти мой путь к вершине Эйфелевой башни!

-С кем из знаменитых французских артистов Вы работали?

-Я много работал как сессионный музыкант. Вероятно, наиболее известными являются Патрик Жюве, Алекс Константинос, Жильбер Беко, Лоран Вульзи, F.R. David. Это только некоторые из тех, с кем мне довелось сотрудничать.
Малоизвестный факт — я также работал с группой под названием “Lafayette Afro Rock Band”. А песню “Hihachi” , которую я написал и записал с этой группой, сэмплировали более 75 рэп и хип-хоп исполнителей, а также Мадонна, Джанет Джексон и Эми Уайнхаус. Также мое соло саксофона в “Darkest Light”, ещё одной песне из того же проекта, активно сэмплировали “Public Enemy”, Ice Cube, Queen Latifah, и этот список продолжается. Так что вы можете сказать, что я являюсь крёстным отцом рэпа и хип-хопа…

-А участие в записи легендарного альбома Элтона Джона “Yellow brick road”? Это ведь наверняка было очень интересно…

-Забавно, что меня продолжают спрашивать о записи с Элтоном.
Дело в том, что в прошлом году была как раз такая просьба от Шерил Герман, главного редактора “Elton John World”. Читатели, которым это интересно, могут зайти туда, чтобы узнать эту историю целиком. Но если резюмировать в нескольких словах, это было сочетание везения (друзья верили в меня и буквально втолкнули тогда за дверь студии), а также того, что я просто оказался достаточно хорош для этой работы. А что касается остального – я подробно рассказал обо всём в моей статье “One Night On The Yellow Brick Road”.

-Первый же альбом “Santa Esmeralda” завоевал большую популярность. Почему Вы вскоре покинули группу, если не секрет?

— Не секрет. Оригинальная идея записи -“Don’t let me be misunderstood” в латинской версии, в ритме фламенко — была идеей моего друга, Сэма Чуэка. Сэм пошел к Николя Скорски и рассказал о своём замысле. Скорски пообещал, что будет работать с Сэмом в студии над совместной композицией. Но правда заключается в том, что он взял идею Сэма, после чего убрал того из проекта. Затем Скорски нанял Дона Рэя – в качестве аранжировщика, а также для того чтобы набрать музыкантов. Дон Рэй и я также были хорошими друзьями, и когда я услышал, что он делает аранжировки, согласился тоже работать над проектом.
Тем временем Сэм подал в суд на Николя Скорски за кражу его идеи. Рэй и я свидетельствовали в пользу Сэма, подтверждая, что всё началось благодаря ему, так что Скорски пришлось пойти на соглашение с ним. Конечно, Николя это не пришлось по вкусу, так пока я был на гастролях в Италии, он записал второй альбом без Рэя и меня, к тому же без упоминания на обложке, что оригинальный вокалист и аранжировщик были удалены из проекта. Диск был назван просто “Santa Esmeralda II “The House of the Rising Sun.“ А публике казалось, что она слышит прежнего вокалиста.
Так что причина проста — долгим судебным тяжбам я предпочёл расторжение контракта со Скорски. Я тогда подписал договор с “Casablanca Records” и переехал в Лос-Анджелес.
Как ни прискорбно, но в музыкальном мире Скорски пользовался устойчивой репутацией вора. Он воровал у каждого артиста, с которым когда-либо работал. В 2014 году он был найден в своей парижской квартире на кухне на полу мертвым, с перерезанным горлом. Но это уже совсем другая история…

-Правда ли, что сам Пако де Лусия записывался с “Santa Esmeralda”?

— Насколько я знаю, Пако никогда не работал на альбомах “Santa Esmeralda”. Все партии гитары фламенко сыграл блестящий гитарист Jose Souc, партии электрогитары записывал Slim Pezin который также был гитаристом и музыкальным директором у Клода Франсуа.
Для записи “Santa Esmeralda” приглашались наиболее «топовые» студийные музыканты, работающие во Франции в то время.

-Девяностые были сложным периодом для многих легенд 70-х, особенно в бывшем СССР. Какими они были для Вас?

-90-е для меня прошли просто здорово! Как я уже сказал ранее, после того как я ушел (или всё-таки точнее сказать, мне пришлось уйти), я переехал в Лос-Анджелес, где жил с 1980 по 1994 год. Вау, это было уже в прошлом веке! Так или иначе, я вернулся в Париж в 1994-м и начал широко гастролировать по Европе.
Казалось, все были счастливы, что я вернулся на сцену, в том числе и я!

-Сегодня “Santa Esmeralda” – в большей степени сольный проект?

-Да, сейчас я единственный участник проекта, в котором по-прежнему исполняются песни “Santa Esmeralda”. Когда мне нужна группа, я просто нанимаю музыкантов, чтобы они играли на заднем плане.

-Выступления в России или Казахстане в ближайшее время не планируете?

-В последний раз я выступал в России, боюсь ошибиться, около четырёх лет назад. Это было большое телешоу «Авторадио». В Казахстане тоже был пару раз, последний около трёх лет назад – выступал на частной свадебной вечеринке. С удовольствием бы вновь приехал и в Россию и в Казахстан, но мне нужен хороший агент. Кстати, у вас нет подходящей кандидатуры?

-К большому сожалению, нет. Но есть ещё один вопрос. Сочетание диско и фламенко оказалось весьма плодотворной идеей. Каких наиболее убедительных последователей данного стиля Вы бы назвали?

-Я рад, что у меня есть основания сказать: альбом “Santa Esmeralda” открыл дверь к успеху для «Gipsy Kings» и стал источником вдохновения для многих групп, таких как «Gloria Estafan», «The Miami Sound Machine». Песня “You’re my everything” также стала мировым хитом, её до сих пор играют на свадьбах по всему миру, до сих пор помнят в Китае и во всех странах Азии как классический evergreen. Как, впрочем, и в остальном мире.
Чувствую себя счастливым, что принимал участие в записях “Santa Esmeralda”, и по-прежнему люблю путешествовать по всему миру, исполняя эти хиты…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.