На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Кольцо Сталинграда на женской руке

Совсем недавно, в феврале 2018 года, была отмечена важная историческая дата — 75-летие начала коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. Это событие вошло в мировую историю как Сталинградская битва.

Известен вклад Казахстана в Победу над фашистской Германией. Но сегодня, в Международный женский день, невозможно не вспомнить хотя бы некоторых из наших землячек, сражавшихся радом с мужчинами даже в огне одной из самых страшных битв – Сталинградской.

Казалось бы, война и женщина — понятия несовместимые. Но судьба распоряжалась по-своему: по официальным данным, в рядах Красной армии во время Великой Отечественной войны насчитывалось свыше 800 тысяч женщин. Ведь, когда решалось, быть или не быть нашей стране, нашему народу, то, что казалось невозможным в мирные дни, становилось нормой во время войны. Хрупкие, на первый взгляд, девочки воевали наравне с мужчинами. Они не только выносили с поля боя и перевязывали раненых, но и стреляли, ходили в разведку, были отважными пулемётчицами, снайперами, зенитчицами, отвечали за связь.

Кряжевских М.Х. после войны. Г. Петропавловск 1946 г.

Командующий Сталинградским фронтом Маршал Советского Союза А.Ерёменко после войны писал в мемуарах: «Едва ли найдётся хоть одна военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как их братья, мужья и отцы».

Наши землячки тоже воевали. Так, совсем юной, едва окончив школу, долго не раздумывая, осенью 20 октября 1941 г. добровольно ушла на фронт Минигуль Хасановна Княжевских, Девушка окончила месячные курсы радистов в родном Петропавловске, а затем была направлена в Ташкент для дальнейшего обучения военной специальности. По окончании курсов в Ташкенте девушка стала радистом-стрелком второго класса и была направлена в распоряжение штаба Юго-Западного фронта, а там попала в артиллерийско-минометный полк №181. В 1942 г. дивизию, заметно поредевшую в боях, пополнили, переформировали в 87-ю стрелковую гвардейскую и перебросили в Сталинград.

«Вокруг шли бои. Небо было черным от самолетов. Волга кипела от взрывов. А нам нужно было ее переплыть. Кое-как мы это сделали», — вспоминала Минигуль Хасановна.

Оказавшись в Сталинграде, радистка Минигуль три месяца почти безотлучно находилась на наблюдательном пункте, расположенном в одном из домов Сталинграда. Под бомбежками и артобстрелами девушка передавала приказы и данные разведки полевым командирам (сейчас это выражение — «полевой командир» — имеет совсем другое значение, чем тогда). В Сталинграде Минигуль получила тяжелую контузию, но через 4 месяца лечения в госпитале снова вернулась в строй. Ее направили в состав 4-го казачьего корпуса 9-ой гвардейской дивизии. Там не раз приходилось ей ходить а в разведку. Однажды ночью завязался бой с власовцами, одетыми в форму советских солдат. Нашим бойцам с большим трудом удалось уйти. За участие в этой опасной операции Минигуль Хасановна получила медаль «За отвагу», как было написано в наградном листе, «за 11 убитых врагов». Со своей 9-ой дивизией дошла Минигуль Княжевских до Чехословакии, долгожданную Победу встретила в Праге.

Более половины всего медицинского персонала на полях Великой Отечественной войны составляли женщины — врачи, санинструкторы, медицинские сестры. Какой важной, опасной, но необходимой была работа военных медиков! От первой помощи, оказанной санитаркой, зависела жизнь солдата. Бывало, еще идёт бой, рвутся мины, свистят пули, а по передовой, в траншеях и окопах уже ползут девушки с санитарными сумками. Ищут выживших, стараются быстрее оказать первую помощь, укрыть в безопасном месте, переправить в тыл. Согласно правилам, доставка раненого в полевой госпиталь не должна была превышать шести часов. А если им сами удавалось выжить, то их награждали согласно приказу Наркома обороны №281 от 23 августа 1941 г. За вынос с поля боя 15 раненых с их оружием санитаров и носильщиков представляли к медали «За боевые заслуги» или «За отвагу», за 25 раненых – к ордену Красной Звезды, за 40 раненых – к ордену Красного Знамени, а за 80 раненых – к ордену Ленина. Работа военных медиков приравнивалась к боевому подвигу, а иначе и быть не могло, ведь первую помощь истекающим кровью оказывали чаще всего под обстрелом. Каждый боец и командир в бою знал, что сестра, «сестрица» — бесстрашный человек. Она не оставит в беде, окажет первую помощь в любых условиях, оттащит в укрытие, вынесет в тяжелую минуту на себе, спрячет от бомбежки в пути. Для миллионов мужчин в окровавленных шинелях эти молодые женщины стали поистине ангелами милосердия. Они оказывались на фронте по велению души и в пекле войны показывали чудеса самоотверженности.

Именно такой была Анна Андреевна Целых. Она тоже, окончив курсы медсестер, в марте 1942 добровольцем ушла на фронт.

Анна оказалась в мотострелковом полку. Дело было так. В пути поезд, на котором новобранцы ехали к линии фронта, разбомбили, и к Сталинграду им пришлось идти пешком. Шли в основном ночью — днем отдыхали. В одном из таких переходов неожиданно начался обстрел. Что тут началось! Крики, стоны раненых, никто не знает, куда бежать, где укрыться. Анна Андреевна вспоминает, что она провалилась в овраг, полный пропитанного водой снега, да так там и простояла до утра, не смея шелохнутся. Слезы катились градом от страха и беспомощности. Вот тебе и боевое крещение! Сначала бойцы растерялись — повозки разбиты, питания нет. Но вскоре их, пехотинцев, подобрали мотоциклисты 2-го мотострелкового полка, тоже продвигающегося к Сталинграду.

Анна Андреевна вспоминает, какими жестокими были бои за Сталинград, как много погибло людей:

«Наш батальон вел ожесточенные бои, мы несли большие потери. В сумерках на плащ-палатках мы, санитарки, выносили с поля боя раненых и отправляли в ближайший полевой госпиталь. Часто не хватало перевязочного материала. Тогда мы брали из вещмешков солдатские рубахи, рвали их на ленты для перевязок».

Однажды в машину, в которой находилась Анна Андреевна с ранеными, попал снаряд. «Машину разворотило, бойцов взрывом раскидало, меня саму тоже ранило. С тяжелыми ожогами я оказалась в военном госпитале. В части меня посчитали погибшей и родным направили похоронку с текстом «Пала смертью храбрых в бою». Но она выжила и после госпиталя снова попала на фронт. И вновь ранение и контузия…»

В ноябре 1943 г. воинская часть, в которой воевала Анна, участвовала в освобождении Киева. В ноябре 1944 г. израненная девушка вернулась домой — на родную станцию Поспелиха Алтайского края. Встречать ее сбежались все односельчане, родные плакали от радости. Ведь все считали ее давно погибшей. Ей было тогда всего 20 лет, но седина уже тронула ее курчавые волосы.

Сталинград оставил особый след в судьбе Анны. Уже после войны, там же, в Поспелихе, она встретила своего будущего мужа.

Целых А.А. после войны (с мужем)

Анатолий Целых, командир взвода разведки, боевой путь тоже начал под Сталинградом, принимал участие в его освобождении, а потом в составе 7-ой гвардейской дивизии громил врага до самых границ с Румынией, освобождал Венгрию, Будапешт, Берлин. Демобилизовался лишь в 1947 г. и после расформирования дивизии попал на станцию Поспелиха Алтайского края. В один из вечеров, придя в клуб на танцы, он заметил стройную красивую девушку. Они познакомились, разговорились, вспомнили фронтовые будни. Удивительно, как жизнь может соединять людей! Возможно, в Сталинграде они сражались плечом к плечу или в соседних окопах, но в огненном аду просто не заметили друг друга. Судьба свела их на тихой станции Поспелиха, а воспоминания о Сталинградской битве навсегда соединили два сердца. Через три месяца Анна и Анатолий поженились — вот тебе и сталинградское кольцо на нежной женской руке! В 1949 г. Анна и Анатолий перебрались в Петропавловск. Анатолий Васильевич 20 лет служил в милиции, а Анна Андреевна работала в банковской системе Петропавловска. Ее не стало на 91-м году жизни.


Город на Волге оставил свой след в жизни Веры Ракицкой. Она в 19 лет попала на Сталинградский фронт тоже из Петропавловска. «Война – это кровь. Море крови. Самое страшное для молодого фельдшера было терять однополчан. Молодые, полные сил ребята погибали или в одночасье становились инвалидами. В боях под Абганеровом, в Зетах и в Елках наша 29-ая стрелковая дивизия потеряла треть своей численности. Нас и тогда не отправили на отдых и переформирование. В дивизию вливались новые люди, и мы продолжали сражаться. В октябре дивизию прижали к Волге. Рассказывали, что фашистские танки приблизились к командному пункту. Бой вели все, кто мог держать в руках оружие, в том числе и раненые». Гвардии старший лейтенант Вера Николаевна Ракицкая прошла четыре фронта, после тяжелого ранения стала инвалидом, но и после войны продолжила работать медицинской сестрой в Петропавловской железнодорожной больнице.


Многие ветераны были благодарны врачу Лидии Николаевне Абрамовой. Сразу после окончания Омского медицинского института июльским утром 1942 года вместе с другими девушками — добровольцами в специальном прицепном вагоне Лидия выехала в сторону Москвы.

Там 15 августа 1942 г. врач Лидия Абрамова была направленна на Сталинградский фронт и воевала в составе сортировочного эвакогоспиталя 4581, в составе 62 армии под командованием В.И. Чуйкова. Здесь она получила первое боевое крещение: «Работа в госпитале не прекращалась ни на минуту, битва шла не на жизнь, а на смерть. С поля боя непрерывно поступали потоки раненных — всем нужно было немедленно оказывать помощь. Во время контрнаступления советских войск в Сталинграде мы работали и днем и ночью, нередко делали неотложные операции прямо в палатке при свете тусклого фитиля лампы из артиллерийской гильзы». Военврач, майор медицинской службы Лидия Абрамова прошла Сталинград, принимала участие в освобождении Украины и Белоруссии, Польши.

При освобождении польского города Лодзь, тогда почти полностью сгоревшем, в один из уцелевших от огня домов были собраны раненые бойцы для отправки их в тыл. Лидия Абрамова вместе врачом-хирургом с Катей Першиной зашли в это помещение. Оказав помощь раненым, девушки ненадолго отлучились, и в этот момент в дом попала зажигательная бомба. Все находившееся там погибли. Лида с подругой чудом уцелели. Она дошла до Победы, встретив ее в Берлине. До 1949 г. служила в Германии, затем была направлена в распоряжение Министерства внутренних дел и долго работала начальником медицинской службы исправительно-трудовых учреждений г. Петропавловска. Лидия Николаевна говорила: «Война ужасна, она убивает, разрушает, сжигает душу. Я и теперь помню ранящие сердце слова тяжело раненных солдат: «А я буду жить?». Многих удавалось вытащить, что называется, с того света».

Подвиг медицинских работников в годы войны вызывает восхищение. Благодаря их труду около 70% раненых были спасены, вернулись в строй или к мирной жизни.

Вера АНДРЕЕВА, специалист Северо-Казахстанского областного музейного объединения

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *