|
21 485 |

Немногочисленные жители упразднённого села с гордым, чуть ли не городским названием Иверск Тарангульского сельского округа Есильского района Северо-Казахстанской области, что всего в 120 километрах от Петропавловска, почти полгода живут отрезанными от мира. Деревеньку упразднили в марте 2019 года, присоединив оставшихся в нём жителей к селу Тарангул, отдалённому на 20 километров, рассказывает корреспондент Петропавловск.news.



Кроме электричества от благ цивилизации здесь ничего не осталось. Из достопримечательностей лишь памятник погибшим солдатам в войне с фашизмом. На единственной уцелевшей улице – три жилых дома. Вокруг них пустыри от разобранных подворий да груды металла – «останки» от действующего здесь ещё в прошлом году крестьянского хозяйства.

Деревушка с городским названием

Заинтересовало название села — Иверск, пожалуй, больше подходящее для города. Найти историческую справку о происхождении этой деревни не удалось.

Единственной зацепкой стал корень слова «ивер», что со старинной новогреческой и церковнославянской транскрипции «ибер» или «ибериец» значит «грузин» или житель Иберии. Возможно, когда-то в эту местность переселились грузины. Наши догадки подкрепляет наличие в Тарангульской школе грузинского этнокультурного объединения «Сакартвело». Наверняка, в годы рассвета село было процветающим, хлебосольным, здесь звучали мелодичные песни на языке переселенцев. Теперь же здесь царят безнадёга и разруха.
Сейчас «останки» прежней бурной жизни села, а также закрытую в прошлом году животноводческую базу от охотников за металлом – или «копателей», как называют их на местном сленге, охраняет житель — Виктор Савчук.

Мужчина переехал в Иверск в 1995 году. Работал в крестьянском хозяйстве пастухом, потом «переквалифицировался» в сторожа. В прошлом году вышел на пенсию. Говорит, пока есть работа, из деревни не уедет, хотя есть куда – имеется дом в Покровке. Занятие не особо сложное – охраняй, да зарплату получай, поэтому и не уезжает. К тяготам жизни в заброшенной деревеньке давно привык. Пенсию получает в райцентре — Явленке, что по прямой дороге в 45 км от Иверска, по полевой – на 20 км короче.
Дядя Витя, как зовут его здесь, довольно продвинутый по местным меркам сельчанин. Он единственный, у кого есть компьютер да ещё и интернет. Даже страничка в «Одноклассниках». Говорит, интернет выручает в случаях, когда нужно что-то смастерить, а сам не может придумать, как это сделать.


В 90-е годы в Иверске проживало около 200 человек. Тогда здесь работала средняя школа, был клуб. Потом началась массовая миграция населения в Германию, Россию или соседние крупные сёла.

Школу сделали начальной, затем и вовсе закрыли. К 2009 году в селе оставалось чуть больше 20 человек. Сейчас здесь официально живут всего три человека – это Виктор, да Николай и Нина Катины.

Третья волна развала

Ещё в одном доме последние два года проживает Светлана Военгард со своим мужем Валерием. Но они уже купили дом в соседнем Двинске, и в скором времени переедут. Уверены, что хотя бы сезонная работа для них там найдётся.

— Приехали сюда из Корнеевки, потому что была работа на животноводческой базе. Сеяли поля, была техника. Рабочие приезжали, человек по десять. Жили у нас. Я им готовила за небольшую плату. Фермер продукты привозил. Но всё развалилось в прошлом году, — рассказывает Светлана Военгард.

Сейчас её муж Валерий пасёт коров в соседнем селе. Добирается до места работы на выданной ему под ответственность лошади. Это единственное средство передвижения жителей села. Конечно, помимо «своих двоих». Только они не подводят в любую погоду. Работы для Светланы здесь нет. Как и многие сельские женщины, она занимается подсобным хозяйством, домом и огородом.
Местное крестьянское хозяйство минувшей зимой уже не работало. Поэтому дороги к селу «нынче» никто не чистил за ненадобностью до самого февраля, пока иверчан не решил навестить аким сельского округа. Чиновник с медсестрой приезжали к Катиным – это брат и сестра. В Иверске они живут давно, переехали сюда из Штыровки, которая вымерла лет 30 назад.

20 километров за спичками

Нина Катина — инвалид первой группы, она совсем не ходит. Очевидно, что женщине нужен постоянный медицинский контроль. Но о такой роскоши мечтать в упраздненном селе не приходится. Благо Николай ухаживает за сестрой.

Местные жители привыкли к автономной жизни, поэтому рассчитывают только на свои силы. Делают продуктовый и медикаментозный запас на зиму.
— К зиме готовимся конкретно. Закупаем всё мешками — муку, сахар, масло пятилитровками, чай. Картошку сами сажали. Крутили консервы из овощей. Мясо своё, — делится секретами выживания в отрезанном от цивилизации селе Светлана Военгард.
Но ведь всего не предугадаешь. Бывает, что-нибудь закончится раньше времени, например, чай или спички. Без этого продовольствия сельчанам не прожить. Хочешь, не хочешь, приходится идти по сугробам в мороз до Тарангула 20 километров!
По рассказу Светланы, её супруг после Нового года два раза совершал такой марш-бросок. Выходил с рассветом, возвращался к вечеру.
Чистой питьевой воды в закрытом селе нет уже давно. Берут её из скважины. Но она там она солёная и потому используют ее обычно только для хозяйственных нужд, хотя бывает, что и пьют. Есть и колодец, где живительная влага вкуснее и мягче. Сельчане уверены, что вода хорошая, поскольку кишечными расстройствами никто не страдает.


Хлеб иверчане пекут сами, причём даже мужчины. На Пасху Светлана пекла куличии, а дядя Витя красил яйца.
Местные жители друг за друга горой, живут дружно, во всём помогают. Если кто собрался в магазин – берёт заявки на продовольствие. Наверное, по-другому в забытых деревнях не выжить.


Страшно представить, что будет с Катиными, когда село покинут Военгарды, да ещё и дядя Витя уедет, если работы для него не станет. Может, тогда власти всё-таки переселят больных людей, нуждающихся в постоянном медицинском уходе, в село с нормальными условиями для жизни?

Профессия такая!

Помимо местных жителей, особенно в тёплое время года, в деревне постоянно обитают «копатели». Они приезжают сюда из соседних сёл в поисках металлолома, который собирают на заброшенных подворьях. Когда набирается несколько тонн, вызывают машину и вывозят. Таким образом выживают в сёлах люди, у которых нет работы. Тут, как говорится, сам себе хозяин. Благо заброшенных поселений в округе много.

Непокорённая дорога на Леонидовку

Почти в два раза ближе к Иверску, нежели Тарангул, находится село Леонидовка. По словам иверчан, по сравнению с их деревней, там «целых» три жилых улицы, есть немного молодёжи, начальная школа и небольшой магазинчик на дому.
По официальным данным в 2009 году в деревне проживало 170 человек. Из отчёта акима сельского округа узнаём, что в 2018 году здесь был построен животноводческий комплекс, рассчитанный на 1000 голов КРС. Несмотря на это, жители Иверска за продуктами предпочитают ходить в отдалённое село, где и ассортимент шире, и цены не так кусаются.
Наши корреспонденты решили посмотреть, как живут в Леонидовке, где ещё теплится жизнь. Мы рискнули пробраться туда по указанной иверчанами полевой дороге.

Но, не проехав и километра, погрязли передними колёсами во влажной почве.
Романтичные виды этого края, где с одной стороны – чистое поле, а с другой густая лесная чаща, недолго радовали наш глаз. После нескольких попыток водителя выбраться из грязи при помощи подручных средств, стало понятно без подмоги тут не обойтись. Перспектива ночёвки в поле никого не радовала. Звать на помощь местных жителей смысла не было, поскольку из транспорта в деревне только одна «лошадиная сила».


Водитель отправил нас в лес за крупными ветками деревьев, из которых он собирался сделать подложку под колёса автомобиля, а сам взялся за домкрат, чтобы приподнять увязшее в грязи колесо. Мы, как дровосеки, правда, одетые немного не по форме — в юбках и капроновых колготках, отправились добывать спасательный материал.

Сделав несколько вылазок в лес, несколько раз набрав воды в коротенькие ботинки, решили, что в следующую поездку возьмём одежду на случай «экстренного приземления». Ходить в лес за дровами и толкать машину в светленьких курточках не комильфо

После полуторачасового простоя в поле, начали рассматривать варианты спасения – хотели вызвать знакомых на проходимых машинах или бригаду МЧС, если связь позволит (здесь она работает с переменным успехом, – прим. авт.). Как вдруг издалека послышался звук приближающегося автомобиля. Нашими спасителями оказались фермеры из той самой деревни, куда мы направлялись. Ребята на «Ниве» с радостью согласились нам помочь.

Продолжать свой путь к Леонидовке не решились. Не факт, что судьба во второй раз послала бы нам спасителей. Так мы и покинули этот край, где вокруг живописных полей, пастбищ и лесов доживают свой век несколько жителей полуразрушенных стареньких домиков.

4 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи: