|
8 822 |

В преддверии Международного женского дня 8 Марта корреспонденты Петропавловск.news совершили турне по отдалённым и упразднённым сёлам Северо-Казахстанской области, чтобы узнать о жизни деревенских женщин. Большинству из них неведомы такие, казалось бы, обыденные вещи, как отдых и уход за собой.

Тяжёлый труд в течение всего дня и незамысловатый вечерний отдых у телевизора – каждый день сельских тружениц проходит одинаково. Выращивание скотины, домашние дела, приготовление еды, работа на огороде, заготовки на зиму и, конечно, уход за детьми – их рабочий день «на дому» начинается ранним утром и заканчивается ближе к ночи. Единственная отрада – улыбки детей. После тяжёлого рабочего дня, продолжительностью в 12-15 часов, лишь они согревают сердца сельчанок.

В Казахстане в сельской местности проживает порядка четырёх миллионов женщин. Около 43% рабочей силы, занятой в сельском хозяйстве, составляют женщины. Устроиться на работу и иметь стабильный заработок в деревне – мечта каждой представительницы прекрасного пола. К сожалению, зачастую работы для женщин на селе нет. Главным источником их дохода являются сельское хозяйство и природные ресурсы. Иначе здесь не прожить. Все заботы в деревнях лежат на плечах женщин-тружениц. Чтобы накормить семью, хранительницы домашнего очага вынуждены заниматься тяжёлым, казалось бы, неженским трудом. Но выбора у них нет, в условиях безработицы единственный способ прокормить семью – натуральное хозяйство.

Сегодня мы расскажем истории простых сельских женщин с непростыми заботами.

Село Островку Жамбылского района ликвидировали осенью 2018 года. Несмотря на это, здесь продолжают жить люди. Развал деревни начался в перестройку. Когда закрыли местную школу, семьи с детьми начали массово уезжать из обречённого аула. Теперь от большого села остались лишь 13 жилых домов. Молодёжи практически нет. Живут лишь пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Сельчанам либо не на что уехать (ведь для поселения в перспективном селе нужно купить дом, а это непосильные расходы для большинства деревенских жителей, — прим. авт.), либо в переезде, как говорят они сами, «под старость лет» не видят смысла.

Весь дом на женских плечах

Валентина Шерстобитова – коренная жительница Островки. Здесь жили её прабабушка, бабушка, мама и она здесь родилась. Весь дом держится на плечах Валентины.

Её семья состоит из пяти человек – она, супруг Владимир Дробышев, сыновья – Костя и Саша и 79-летняя мама. Валентина – многодетная мать. Она родила и вырастила пятерых детей. Трое уехали из деревни в город. Двое сыновей пока живут с родителями. Пожалуй, они являются единственными представителями молодёжи этого села.

Утро Валентины начинается обыденно – с завтрака. Нужно накормить всё семейство. Утреннее меню классическое – яичница, только не с колбасой, как привыкли городские, а с салом.

Колбасу редко берём, потому что никудышная она. Другое дело домашние яички да на натуральном сале – вкуснотища!

– рассказывает Валентина.

После того, как мужчины накормлены, Валентина спешит к больной маме. Пожилая женщина не ходит самостоятельно, поэтому ей нужен особый уход. Сначала её нужно поднять, провести моцион, одеть, усадить за стол и накормить.

Практически весь день хозяйка проводит на кухне. Помимо приготовления завтрака, обеда и ужина, ей нужно замесить тесто и испечь хлеб. В Островке магазина нет уже давно. За продуктами Дробышевы ездят в районный центр – Пресновку, что в 12 километрах от села-призрака. Благо машина есть, но ведь на такое расстояние каждый день за хлебом ездить накладно. А впрок этот продукт не запасёшь – хочется свежего. В помощь приходит духовка и умелые руки Валентины. Свой хлеб всё-таки вкуснее, хотя занятие по его выпечке весьма хлопотное в доме, где нет водоснабжения.

Питьевой воды в Островке нет. Жители села возят её из Пресновки. Дробышевы берут из своей скважины. В летнее время Валентине полегче с посудой, поскольку вода из крана бежит – облегчил труд хозяйки супруг Владимир. Плохо, что зимой такой самодельный водопровод перемерзает.

Островка. Упразднённое село

Стирка – целый обряд в деревенских домах. Сначала нужно растопить печь, водрузить на неё фляги с водой для согрева (благо у Дробышевых есть молодые и здоровые сыновья, которые с лёгкостью закидывают ёмкости с водой на печь, иначе женщине пришлось бы делать это самой, — прим. авт.), потом снять их оттуда и залить в стиральную машинку полуавтомат. Когда все вещи перестираны, грязную воду надо перетаскать и вылить на улицу.

Всё на бабе держится. Она и баба, и мужик. Все работы по дому, кухня, мать больная – тяжёлый ежедневный труд.

— рассказывает муж Валентины – Владимир.

За скотиной присматривает сильная половина семьи Дробышевых. Когда сыновья на работе – рыболовство – практически единственный источник дохода мужского населения Островки, Валентина приглядывает за хозяйством сама.

Моя прабабушка рассказывала, что во время войны, когда был голод, жителям удалось выжить благодаря рыбным озёрам. Рыба тогда водилась огромная — топором головы рубили

— рассказывает женщина.

Пока в деревне была работа, она трудилась дояркой, потом поваром в совхозной столовой, воспитывала пятерых ребятишек. Теперь внучата приезжают к бабушке погостить на лето, а сама, признаётся Валентина, в городе жизни не представляет.

Она один день в городе побудет и домой. Скучно ей там. Заняться нечем – ни скотины, ни огорода. Жара, воздуха не хватает

— говорит Владимир Дробышев.

На Новый год и в дни рождения в отцовском доме собираются дети и внуки. Валентина накрывает большой стол из натуральных деревенских продуктов. Потом дети разъезжаются, а мать возвращается к обыденному, но очень непростому распорядку.
Скотину Дробышевы растят для себя и детей мясом подкармливают. Сдавать, говорят, смысла нет, поскольку закупочная цена низкая – проще самим съесть. Благо, у семьи есть стабильный источник денежного дохода – соцпособия Валентины, как многодетной матери, и пенсия мужа по инвалидности.

Хоть зубами клацай

Надежда Имаева живёт в Островке с пяти лет. У женщины нет детей. Её семья – это муж и брат. Втроём они держат хозяйство – птицу, лошадей и коров.

Всё развалили. Работы нет в деревне. Живём за счёт хозяйства. Было немного скотины, и ту пришлось поубавить. Корма брать не на что. Жеребят продаём, на то и покупаем корма. Если бы этого не было, зубами бы клацать пришлось

— рассказывает Надежда.

Муж Надежды работает на току в местном крестьянском хозяйстве. Заработок небольшой, но это единственный стабильный источник наличности в семье. Пока супруг на работе, сельчанка управляется в сараях – чистит за животными, кормит и поит их.

Летом выращивает овощи, осенью заготавливает консервы впрок. Этим и живут. Труд женщины обеспечивает семью продовольствием на весь год.

За чистку дорог в упразднённой Островке отвечает местное крестьянское хозяйство. Жители говорят, что когда метель идёт, трактор не выезжает, пока не утихнет. Бывает, что на неделю-полторы деревенские остаются отрезанными от мира на своём маленьком «островке» между двух озёр. Но к такой изоляции они привыкли, да и не страшна им она. Поскольку продукты и лекарства закуплены на месяц вперёд. Картошка и сало есть всегда. На крайний случай на озере рыбу всегда можно поймать.

Деревня настолько глухая, что несколько лет назад неподалёку от жилых домов поселились лисы. Хищники здесь чувствуют себя как дома, не боясь ни людей, ни собак. Их лёгкой добычей становится домашняя птица. По словам Надежды, в прошлом году большую часть их кур перетаскали лисы. Больше не заводят, поскольку рыжие охотники всегда начеку.

Марийка из Матросово

Село Матросово Казанского сельского округа Жамбылского района, также как Островку ликвидировали осенью прошлого года. Жизнь на селе теплится благодаря расположенному здесь крестьянскому хозяйству – и работа какая-никакая есть, и дороги чистят. В деревушке осталось всего семь жилых домов. Остальные жители разъехались в поисках лучшей жизни. Миграция населения началась в годы перестройки, когда в ауле закрыли школу. А в хорошие времена детей в селе было так много, что школа в три смены училась.

В 1996-97 годах Матросово оказалось в полном запустении. Школы в селе тогда уже не было. Дорогу не чистили. Народ не мог выехать из деревушки несколько месяцев. Дети с января по апрель не учились – автобус проехать не мог, пока снег не растаял. Тогда-то народ и начал бежать из деревеньки.

Представительница редкой для Казахстана национальности – марийка — Наталья Князева приехала в нашу страну из Башкирии.

Говорит, тогда здесь работы много было, и жильё сразу давали. Сначала семейство Князевых поселилось в Акмолинской области. В 1982 году переехали в Матросово. Всю жизнь женщина посвятила труду в животноводстве – была дояркой, бригадиром, ветеринаром.

Муж Натальи умер много лет назад. Женщина осталась одна с тремя детьми. Вскоре дочери выросли, уехали из села на учёбу, назад в деревеньку не вернулись. Благо сын живёт с матерью – он её подмога и опора.

Сейчас этой моложавой пенсионерке 67 лет. Она бодра и полна сил. Помимо ведения домашнего хозяйства, успевает работать сторожем на местном КХ, заниматься рукоделием. Некоторое время Наталья держала продуктовый ларёк с товарами повседневного спроса. Вскоре «лавочку» пришлось закрыть из-за отсутствия покупателей.

В Матросово помимо двух улиц, где вместо домов сплошь и рядом одни развалины, КХ и водоочистного вагончика – ничего нет.

Продукты местные жители закупают в Пресновке или Екатериновке. До последней 12,5 км. За крупными покупками хозяйка ездит в Петропавловск. На такси дорога в областной центр обходится в 10 тысяч тенге. Можно съездить и на автобусе, но для этого нужно выйти на «асфальт», то есть на трассу.

Матросово

Сын Натальи — Владимир также трудится на крестьянском хозяйстве. Полевые работы — жаркая пора для сельских жителей, ведь у них лето весь год кормит. В это время мужчин, занятых на поле, дома днём с огнём не сыщешь. Весь домашний труд, включая огород и скотину, ложится на женские плечи. В это время даже шустрая Наталья не всегда успевает управиться со всеми делами одновременно.

Варить некогда. Я сыну говорю, что мне невестка в помощь нужна по кухне. А он мультиварку купил, поставил и сказал – «Вот моя жена» (смеется). Устаю, конечно. Сын летом уйдёт в поле. Работа сезонная, сколько успел – столько заработал. Тогда и скотина, и огород на мне. Одну корову только дою, потому что молоко сдавать некуда. Птицу не держу, потому что за ней уход большой нужен.

— рассказывает Наталья.

В зимнее время пенсионерке намного легче. Сын почти весь день дома, а значит, забота о скотине на нём. Но, женщина не сидит у телевизора. В свободное время сельчанка делает подарки родным и близким своими руками. Она вышивает, вяжет, плетёт, делает картины – всё это потом дарит на праздники.

В рукоделии использует бросовый материал – большие крышки от банок из-под водоэмульсионной краски пригодятся под основу для картин, бусинки от заколок — для декора, пенопласт, обработанный наждачной бумагой и покрашенный в различные цвета, превращается во фрукты и овощи для кухонных натюрмортов. Даже картонная основа от скотча служит каркасом для шкатулок.

Особой любовью среди родни пользуются тёплые накидки на табуреты и стулья. Их мастерица шьёт или вяжет крючком из старых вещей, украшая различными узорами. Интересную технику вышивки чёрными нитками на белом фоне или наоборот, белыми на чёрном, рукодельница обнаружила в одном из заброшенных домов деревни, где жила немецкая семья. Потом она узнала, что так вышивали монахини, поскольку на цветные нити был запрет. Увиденное вдохновило искусницу – так на свет появились накидки для стульев с диковинными рисунками.

Мне надо 18 таких накидок сделать для всех родных. Весь год делаю, потом везу подарки. Хозяйство накормлю, дом в порядок приведу, покушать приготовлю и можно заниматься рукоделием. В ночную смену когда иду, беру с собой материал, грею чай и, чтобы не уснуть, поделки делаю.

— рассказывает труженица.

Ежегодно Наталья ездит на родину в Башкирию. Навещает дочь и внучат. В праздники наряжается в национальное марийское платье – белое с самобытными узорами и многочисленными сборками. В этом году внучке исполняется годик. По этому поводу намечается пышное торжество. Для запоминающейся фотосессии Наталья вызвалась пошить всем женщинам семейства одинаковые марийские платья.

Хозяйка без усадьбы

Многодетная мать-одиночка Галина Тютюнник с четырьмя своими детьми полтора года назад переехала в родное село Повозочное района Шал акына из Заградовки Есильского района.

После развода с мужем 32-летняя женщина решила вернуться в отчий дом. Иначе, как призналась сама сельчанка, прокормить, одеть и обуть своих детей она бы не смогла. На всех детей Галина получает социальную помощь от государства в размере 10,5 тысяч тенге.

Старшему мужчине в этой дружной семье, сыну Толику, 12 лет. Вместе с Денисом, который всего на год младше своего брата, они помогают по хозяйству чем могут – ходят за водой, чистят снег, носят дрова. Две лапочки-дочки, второклассница Виолета и Женечка, которой всего пять лет, стараются облегчить труд мамы по дому, где-то приберут, где-то улыбкой настроение поднимут.

В этом учебном году все четверо пошли в школу. Собрать четырёх детей в школу под силу далеко не каждому работающему родителю, не говоря о безработной матери-одиночке с доходом в 10-12 тысяч алиментов и 10,5 тысяч пособий в месяц. Выкрутиться удалось за счёт сезонной подработки на стройке арендного жилья для молодых специалистов. Благо, родители Галины под боком да свои продукты позволяют матери сэкономить и отложить некоторую сумму.

День Галины начинается в 7 утра. Надо разбудить детей, накормить завтраком, отправить в школу. Затем уборка, приготовление обеда. А там и детей пора встречать и снова кормить.

За ночь в голове всё по полочкам раскладываю. Целый день у меня расписан. Успеваю, наверное, потому что привыкла к такому ритму. День пролетает незаметно

— рассказывает женщина.

За обедом дети рассказывают маме о делах в школе. После небольшого отдыха ребята принимаются за уроки. Часам к пяти старшие идут на каток. А Галина начинает «грызть» гранит науки с младшенькой Женечкой. Она ходит в нулевой класс. Вместе они учат буквы, складывают в слоги, читают, пока дома тихо и никто не мешает.

В Повозочном большая школа. В ней учатся дети из трёх ближайших деревень. Развлечений для ребят в селе немного. Зимой заливают каток. При школе действует шахматный клуб. Причём дети играют не обычными фигурами на доске, а ростовыми шахматами. Их сделал школьный учитель труда. Установлены они в самой школе так, что фигурам не страшны ни сюрпризы непогоды, ни нападки вандалов.

Жизнь в Повозочном кипит. Об этом красноречивее всего говорят дети, гуляющие по улицам. Они улыбаются и здороваются со всеми прохожими, даже с незнакомцами, как, например, с нами. Здесь помимо школы и амбулатории есть столовая, где можно купить хлеб, тесто, выпечку, а также общественная баня.

В селе много детей. Сюда приезжают молодые семьи из разных районов области. Молодых специалистов — учителей, врачей селят в арендное жильё, построенное за счёт средств одного из местных крестьянских хозяйств.

Вот только для простых местных жителей без образования в селе работы нет. Многие перебиваются сезонными заработками, как и Галина. Лишь летом для женщины здесь найдётся работа на ферме или стройке.

Получить полное образование Галина не успела. Отучилась всего два года в Петровке по специальности «Хозяйка усадьбы». Вышла замуж. В 20 лет родила первенца.

Сейчас Галина мечтает устроиться на постоянную работу, хотя бы уборщицей в школу, чтобы иметь стабильный заработок. Так было бы легче поднимать четверых детей. Многодетная мать мечтает переехать в город, говорит, сестра зовёт, ссылаясь на обилие рабочих мест. Но, пока женщина на это не решается из-за отсутствия жилья и дорогой жизни в областном центре.

В селе практически нет развивающих кружков для детей. Женя и Виолетта с удовольствием ходили бы на танцы или вокал. Полезный досуг создаёт им мама. Втроём они танцуют под современную музыку, напевая слова из модных хитов.

Красоту дочкам мама наводит сама. Галина против косметики. Но, ведь девочкам не понять, почему нельзя накрасить ногти лаком. Женщина нашла выход из положения – ногти из пластилина. Несколько минут и длинные ноготочки любимого цвета радуют дочерей – и весело, и красиво.

Семейные праздники в семье Тютюнник отмечаются скромно, но весело и дружно. Мама покупает, а иногда сама печёт торт, готовит салаты, украшает дом воздушными шарами, покупает пять литров сока (что особенно важно для ребят, видимо, чтобы на всех хватило, — прим. авт.) и приглашает друзей.

Часто Галина балует детей домашней выпечкой. В день приезда наших корреспондентов, на столе красовался целый таз чего-то очень похожего на хворост. Ребята рассказали, что это «крепли» – немецкая народная сладкая выпечка из кислого теста. Она выпекается в большом количестве масла.

Галина сама из многодетной семьи. Её родители воспитали шестерых детей. Почти все живут в Повозочном, помогают друг другу, никого не дают в обиду. Благодаря такой взаимовыручке безработная мать-одиночка с мизерным доходом умудряется кормить и одевать своих детей. А иначе бы нищета…

Шестеро детей – и это не предел

У Асемгуль Кокибаевой из с. Повозочное шестеро детей. Пятеро дочерей и один сын.

Младшим дочерям-двойняшкам недавно исполнилось по два годика. Из-за безработицы в селе в зимнее время отец многодетного семейства, Улан Жамуков, вынужден был уехать на заработки в Петропавловск. Устроился разнорабочим на стройку. К семье приезжает только на выходные. Все заботы по уходу за детьми, содержание дома и скотины, приготовление еды, чистка снега, подвоз воды домой легли на плечи матери. Хорошо, что старшая дочь Дарина, которой 16 лет, уже во многом помогает маме. И за ребятишками присмотрит, и обед сварит. Ей на подмогу приходит 13-летняя Аида. Она готовит пироги и другие сладости к чаю.

Сейчас в школу ходят три старшие дочери – Дарина, Аида и Фариза. Единственному сыну – Нураддину — пять лет. В селе есть детский сад, но мальчик туда не ходит, поскольку и его помощь для матери очень важна. Пока подрастали двойняшки, он был их главной нянькой на время, когда старшие сёстры были на учёбе, а мама выходила управляться.

Дружно встаём в семь часов утра. Одна дочка чай готовит, другая одевается и сестре помогает. Пока младшие спят, бегу управляться. Скотину кормлю, пою и быстрее бегу домой. До прихода старших надо печь растопить, обед сварить. Двойняшки подросли, стало легче. Они пока играют, можно приготовить и постирать

— о своём дне рассказывает многодетная мать.

Ежемесячно обладательница медали «Күміс Алка» получает пособие от государства 16,5 тысяч тенге. Содержать на эти средства шестерых детей невозможно. Не спасает даже собственное хозяйство и сплошная экономия.

Овощами и консервами семью обеспечивает собственный огород. Сметану и творог Асемгуль делает сама, к счастью, корова недавно отелилась и стала давать молоко. В холодильнике всегда есть мясо, поскольку гусей многодетная мать также выращивает сама. Хлеб, баурсаки, булочки хозяюшки выпекают тоже сами. В магазине покупают только крупы, фрукты, сахар с солью. Чтобы собрать детей в школу, многодетная семья экономит на всём, откладывает копейки из мизерного пособия, копит из зарплаты мужа.

Зимой тяжелее, печку надо топить, бежать управляться. Летом коровы в табуне, появляется свободное время

— рассказывает многодетная сельчанка.

Этим летом женщина планирует поехать в Петропавловск, чтобы встать в очередь на получение жилья. Старшая дочь Дарина заканчивает в этом году 11-й класс. Девочка мечтает поступить в университет на медицинский, хочет быть врачом. Асемгуль признаётся, что о переезде в город мечтает – и детей учить надо, да и легче женщине там будет. Но возможности купить жильё у семьи нет.

Получить образование женщина не успела. Мечтает освоить какую-нибудь специальность, когда дети подрастут. Несмотря на тяжёлый ежедневный труд, лишения, бесконечную экономию, Асемгуль говорит, что если Бог даст, то ещё родит ребёнка. Она сама выросла в многодетной семье, где воспитывалось семеро детей, поэтому трудности не пугают эту, с виду такую нежную и хрупкую, женщину.

Неоплачиваемый труд

Семья Алмагуль Калижаровой переехала в Повозочное из Тимирязево.

Здесь они купили домик, обустроили быт, развели хозяйство. Единственная дочь семьи окончила местную школу и уехала учиться в Петропавловск. Сейчас уже работает воспитателем в детском саду.

Пока супруг на работе, Алмагуль занята своим незатейливым, но в тоже время тяжёлым ремеслом – уходом за скотиной. Хозяйство из пяти баранов, одной коровы, двух первотёлок, одной козы и многочисленной птицы – составляет её ежедневный труд.

Но женщина не сетует на усталость, говорит, что труд ей не в тягость. Наверное, потому что с детства привыкла к работе.
В перерыве между завтраком и ужином труженица кормит живность порезанной сырой картошкой. Это для них что-то вроде витаминизированного полдника. В сыром картофеле, говорит Алмагуль, много витамина С, что очень важно зимой не только для человека, но и для животных.

Такая подкормка не бьёт по семейному бюджету Калижаровых. Картофеля они выращивают вдоволь на своём огороде. Животным скармливают мелочь, которую и выкинуть жалко, и чистить не хочется.

Женщина, привыкшая работать на подворье с утра до вечера, не представляет себя в условиях городской жизни. Из Повозочного переезжать никуда не хочет. Говорит, для этого нет необходимости, в селе есть все условия для нормальной жизни – работа, медицинская помощь, возможность вести хозяйство. Ну а большего ей и не надо.

Женщина-пастух

Вместе с мужем Геннадием Марина Шу переехала в село Сухорабовка района Шал акына совсем недавно – в начале декабря прошлого года.

Они мигрировали сюда из Арыкбалыка Айыртауского района. Продали там всё имущество, купили дом и, забрав домашних питомцев – трёх кошек и щенка Бима, обосновались на новом месте.

В новый дом в Сухорабовке Марина заехала с соблюдением бабушкиных традиций. Первых в «хату» запустили привезённых с собой кошек и занесли хлеб-соль, чтобы хорошо хозяйство велось.

Жизнь, как признаётся хозяйка, в Сухорабовке не лучше, чем в прежнем селе. Но зато так она сократила расстояние между собой и дочерью с внучатами. Они живут в Ольгинке, что в 12 километрах.

Пока у Марины нет собственного хозяйства. На жизнь она зарабатывает случайными заработками у соседей. Ухаживает за скотиной соседки — чистит в сараях, кормит животных, доит коров. Встаёт рано – часов в 5-6, иначе за двумя коровами и 14 поросятами управиться не успеешь.

Зимой как в Сухорабовке, так и в Ольгинке работы нет. Практически все жители деревень живут за счёт хозяйства. С наступлением тепла мужчины устраиваются на полевые сезонные работы.

С наступлением тепла сельчанка планирует устроиться пастухом. Говорит, что это дело ей знакомо — в молодости пасла коров. Заработанные деньги она уже распределила: часть на покупку скотины, другую — на подарки внукам.

Садишься на лошадь, едешь и пасёшь в любую погоду. Дождь – одеваешь дождевик. Перекус с собой берешь – яйца, сало, хлеб, чай. Рабочий день пастуха длится 13 часов. Всякое бывало, стадо разбегалось, бзыки кусают, коровы начинают быковать и бежать. Самое маленькое стадо – 100 голов. К послушанию приучаешь, где-то подгонишь на лошади, если пешком, то повернёшь её. Прикрикнешь, они понимают, что туда идти нельзя,

— о непростой работе пастуха рассказывает сельчанка.

Верхом Марина ездит с детства. В девичестве она участвовала в казахском национальном конкурсе-обычае «Догони девушку». Такие «шоу» проводили во время празднования Наурыза.

Суть обычая в том, что парень должен догнать девушку-наездницу. Если догонит – в подарок поцелуй, если нет – весь обратный путь победительница его плёткой погоняет.

Меня никто не догонял. Но джигитов я не сильно хлестала, так для смеху

— вспоминает годы молодости Марина.

Родом Марина из села Катарколь Акмолинской области. Там вышла замуж, родила двоих дочерей. Не совсем благосклонно судьба отнеслась к этой приветливой женщине. Её муж погиб рано, младшей дочери Свете тогда было всего два года. Матери с двумя детьми на руках ничего не оставалось, как переехать в более благополучное для жизни село. Так она и оказалась в Арыкбалыке. Через некоторое время познакомилась с Геннадием. Вместе они уже 10 лет.

Поднимала детей Марина одна. Несладко приходилось — работала за двоих на животноводческой базе. Хорошо хоть, помогала мама, пока была жива.

Закоренелая сельчанка не понаслышке знает, что жизнь на селе без работы — не сахар. Труженице и сейчас ничего не нужно, лишь бы заработок был, да дети не болели.

Тяжело, конечно, но куда деваться. Сено надо накосить или деньги на покупку заработать. Для одной коровы надо телегу сена – это минимум 30 тысяч. Бывало, что не на что купить, сама заготавливала. Также и дрова. В деревне женщине одной тяжело

— рассказывает она.

Помимо работы пастухом, весной Марина планирует посадить огород, завести свою корову и поросят. Благо чистая вода есть в селе. Есть здесь и 11-летняя школа, и медпункт.

Сухорабовка

Если скотину не держать — жить не на что будет. Сдашь мясо – на эти деньги купишь корм. А больше никак! Сдал молоко – за пастбище заплатил. Без хозяйства в деревне не прожить. Чтобы молочко своё было, сметана, творог. Купить это всё тяжело очень. Получается так, что своё сдаёшь по дешёвке, а в магазине в два раза дороже покупаешь

— делится жизненным опытом женщина.

Говорит, в прежние времена в деревнях жить намного легче было. Люди не бедствовали без работы. Молодёжь была при деле, развлечения были, а теперь ничего нет. Вот и бегут они из деревень при первой возможности.

Дочь Марины — Светлана Дудко переехала в Ольгинку сразу после замужества, три года назад. С мужем ведут хозяйство – держат птицу, баранов, свиней. Зять в сараях управляется, дочка по дому хлопочет, да за сыновьями-погодками ухаживает. Пока детишки маленькие уезжать из села не собираются. А дальше, говорят, видно будет.

В Сухорабовке есть магазин. Но случается, что дорогу к селу не чистят неделю, а то и больше. Тогда сельчане оказываются отрезанными от мира. Наши корреспонденты не смогли проехать в Ольгинку и в упраздненное село Неждановка района Шал акына, так как дорога в ту сторону была не почищены и машина сразу увязла в снегу перемёта.

Но жителей Сухорабовки временная изолированность от мира не беспокоит. Ведь хлеб они могут испечь в печи, а остальное запасено с лихвой. Лекарства Марине не нужны. Признаётся, что за все 52 года кроме цитрамона ничего не пила.

За продуктами женщина ездит в райцентр – Сергеевку, что в 45 км от Сухорабовки. Там закупает только крупы, макароны, чай, специи. Молочные продукты и мясо покупает у сельчан.

В свободное время Марина прядёт купленную у сельчан овечью шерсть, вяжет кофты, безрукавки, носки, шапки для внучат.

— Есть мечта?

— Да ничего мне не надо. Самое главное здоровье – здоровье пока есть. Работа есть. Больше обижаться не на что!

— Хотели бы в город переехать?

— Ой, не-не-не! Что я там делать буду? Тут встала, пошла управляться, пришла, прибралась, сварила, мужа накормила и опять надо идти управляться. А там уж и вечер. А в городе что делать?

— В городе же проще, там вода в доме, машинка-автомат!

— Тут тоже у меня машинка, воду нагрела и стирай! В городе даже бурёнок нет. Я с малых лет за скотиной ухаживаю.

— Вы любите коров, да?

— Конечно! Они же наши кормилицы. То ли берёшь наше молоко – оно натуральное. Берешь наше яичко – вкусное. То ли натуральную сметанку покушаешь, то ли майонез купишь! Деревня есть деревня, хоть и тяжело, но уезжать не хочу.