На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Берни Шоу: Музыка, идущая от сердца, никогда не будет повержена…

Следуя примеру болгарских фанов «Юрай Хип» (и, конечно же, вместе с их поклонниками из других стран!), мы встречаем приближающийся июль под звуки нетленной «July Morning». Кроме того, в ряду легендарных «хипов», принимавших участие в рубрике, явно недоставало Берни Шоу, и наконец у фронтмена великой команды нашлось немного времени и для нас, сообщает музыкальный обозреватель Петропавловск kz.

-Берни, прежде чем присоединиться к «Uriah Heep», Вы исполняли каверы на их песни, будучи вокалистом «Cold Sweat». Что именно из «хиповских» вещей Вы пели?

-Даже при том, что у «Cold Sweat» не было клавишника, мы всё же умудрялись исполнять «Stealin» и «Easy Livin». Вообще мы были очень увлечены исполнением образцов мелодического рока. Вокальное многоголосие было нашей сильной стороной, поверь мне! А ещё мы делали кавер-версии «Kansas», «Boston», «Styx», «Bad Company», «Led Zeppelin» и даже «ZZ Top»…

-С Филом Лансоном Вы встретились также до прихода в «Uriah Heep», работая в группе «Paris». Что представляла из себя данная команда?

-«Paris» были первой группой, к которой я присоединился по приезду из Канады в конце 1978-го. Они сочиняли и играли весьма мелодичный рок, что на тот момент приходилось в определённом смысле отстаивать, так как панк-рок всё больше завоёвывал Лондон. В результате чего нам было проблематично организовывать живые выступления.

-Тогда даже многим мега-звёздам пришлось переждать нашествие панка…

-Да, верно. Однако мы находили возможность выступать в таких заведениях, как «The Marquee», «The Music Machine», а также в пабах, например, в  «The Golden Lion». Нам даже удалось подписать студийный контракт с RCA, и после релиза первого альбома объехать с туром не только Великобританию, но и Европу.

 

-Первым альбомом, записанным Вами в составе «Uriah Heep», стал «Live in Moscow». Он подвергся серьёзной студийной доработке, или группа стремилась к тому, чтобы диск по звучанию был максимально близок атмосфере тех легендарных выступлений?

-О, нет, конечно, материал был потом доработан. Но, надеюсь, при всём при том альбом даёт представление о тех незабываемых шоу.

-Ваши первые концерты тогда ещё в СССР проходили с участием нашей популярной группы «Земляне». Вы общались между собой?

-Не припомню, чтобы нам удалось вместе хорошо провести время. Охрана за кулисами в «Олимпийском» была просто невероятной! К нам вообще старались не подпускать кого-либо, так как не знали, чего в противном случае ожидать от толпы (реакция зрителей напоминала битломанию – прим.авт.). Но я знаю, что кое-кто из публики был удивлён: почему на разогреве что-то близкое поп-группе… В общем, их приняли не так уж чтобы очень.

— «Raging Silence» был первым уже студийным альбомом, в котором Вы приняли участие как член «Uriah Heep». Не могли бы немного рассказать, как он записывался?

-Для начала мы приступили к работе в Лондоне, чего обычно не делаем. Предпочитаем так называемые residential studios за городом, что помогает лучше сконцентрироваться и уйти от суеты. Хотя PRT сама по себе хорошая студия, обширное звуковое поле которой позволило нам получить, к примеру, большой открытый саунд ударных. Да и работа с Эшли Хау и Ричардом Доддом была для меня отличным опытом.

-На пресс-конференции в Алматы в 1998-м у «Uriah Heep» прозвучала фраза, с которой нельзя не согласиться: «Музыка, которую творят машины, не имеет сердца». Спустя почти двадцать лет Вас что-то радует в современной популярной музыке?

-Увы, увы. И я по-прежнему придерживаюсь того же мнения и остаюсь холоден к музыке, произведённой машинами. Четверо или пятеро парней, в поте лица играющих на настоящих инструментах, отдающих этому себя полностью – вот это по мне. Музыка, идущая из глубины сердца. Музыка, которая никогда не потерпит поражения!

-Благодаря «July Morning» в Болгарии появился одноимённый праздник. Были попытки сделать нечто подобное на родине  «Uriah Heep»?

-К сожалению, нет. Но жители Болгарии приняли песню в свои сердца и с тех пор празднуют раннее утро 1 июля на Черноморском побережье в Варне. И Джон Лоутон по-прежнему имеет честь разделить с ними эту радость…

 

Читайте также:

Виниловый клуб: Загляни в себя…

Фил Лансон: Первый тур в Москву был сродни полёту на Луну…

Кен Хенсли: «Мои музыкальные приключения продолжаются!»

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *