На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

«Автограф»: Век номер двадцать один

30-летие выхода первого винилового альбома группы «Автограф» — более чем достойный повод для очередной творческой встречи с её участниками. Хотя, вне всякого сомнения, для каждого истинного ценителя значение «Автографа» является настолько весомым, что повод в данном случае вовсе не обязателен. И для того чтобы представить гостя сегодняшнего выпуска «Интернет-интервью», достаточно сказать одно: Леонид Гуткин, «Автограф»,-отмечает музыкальный обозреватель «Петропавловск kz» ИА-Rex Казахстан.

Группа Автограф.,пластинка Группы Автограф.
Группа Автограф.,пластинка Группы Автограф.

-Леонид Гарриевич, согласно одним источникам, материал для первого гиганта «Автографа» был записан гораздо раньше, но долго не выходил по идеологическим причинам. Согласно другим это не так. Как же было на самом деле?

-Материал был записан действительно раньше, там были песни и 1982 года, и 1984-го. Просто, если Вы помните, была фирма «Мелодия», монополия государства, никаких альтернатив, и занимало очень много времени пройти все эти худсоветы и прочее, прочее. Изначально было больше песен, и потом, насколько я помню, несколько песен «зарубили» по разным причинам, усмотрев в этом какие-то непонятные совершенно сигналы, которых и в помине там не было, например, в «Корабле». А нам сказали, что это сигнал к отъезду, эмиграции…Короче, резалось, сокращалось, менялись слова, в результате то, в каком варианте всё это увидело свет – это и была последняя редакция, которая прошла худсовет.

-А инструментал “S.O.S.” был сочинён уже в «Автографе», или это наследие «Високосного лета»?

-Нет, это было сочинёно в «Автографе», как и весь остальной репертуар. От «Високосного лета» ничего не было. Разумеется, когда мы начинали работать, у Саши были какие-то наброски, но они не были, так сказать, готовыми песнями и инструментальными композициями. Поэтому это всё в том или ином виде коллективное творчество, назовём это так.

-Работа над «Реквиемом» началась сразу после трагических событий 8 декабря 1980-го, или понадобилось время, чтобы отойти от шока, осмыслить случившееся?

-Вы знаете, я не очень хороший архивариус, Саша значительно лучше всё документировал, но, по-моему, мы начали работать над «Реквиемом» всё-таки в 1982-м году. Во всяком случае, премьера была точно в 1982-м, мы, как правило, долго не «мариновали».

-Фрагменты композиций «Автографа», в частности, «Монолога», прозвучали в фильме «Шляпа». Есть что вспомнить об этих съёмках?

-Как обычно, всё самое лучшее происходит совершенно случайно. В этом фильме должна была сниматься группа «Весёлые ребята». Жена нашего на тот момент директора работала на «Мосфильме», и она была директором этой картины. У «Весёлых ребят» на гастролях произошёл какой-то инцидент, у них возникли неприятности – отобрали на время гастрольное удостоверение. В общем, как обычно, стечение обстоятельств. Таня, жена нашего директора Феликса, привела режиссёра Леонида Квинихидзе к нам на репетицию. В то время была, можно сказать, первая волна успеха «Автографа», потому что вылезли практически из подвала и стали достаточно известными благодаря фестивалю в Тбилиси. Пошла какая-то свежая волна новой музыки, которую творческие люди чувствовали – а киношники люди тоже творческие, и они поняли, что, привлекая нас к участию, уже получают огромную армию зрителей потенциально. Потому что на тот момент, при всём уважении к «Весёлым ребятам», группа уже существовала очень много лет, и в каком-то смысле это уже не было чем-то новым и событийным. Привлечение же рок-группы позволяло создать определённый ажиотаж вокруг фильма. Ну и последнее (а на самом деле, наверное, первое) — Леонид Квинихидзе был под большим впечатлением от нашей репетиции, музыки, ему всё очень понравилось, у него как у режиссёра сложилась вся эта история. И мы неожиданно обнаружили себя на съёмочной площадке «Мосфильма» рядом с Олегом Янковским. И надо сказать, хотя фильм не стал такой классикой, как фильмы, скажем, Гайдая, но на тот момент он имел очень мощный резонанс. Мы помогли друг другу, что называется – участие «Автографа» помогло фильму, а мы получили огромную площадку. Тбилисский фестиваль – это всё-таки были записи и аудитория этого зала, а «Шляпа» — это была, можно сказать, наша всесоюзная премьера…

-Фильм замечательный…

-Хороший, он такой добрый, славный, немножко наивный, но очень хорошие воспоминания остались до сих пор. Мы познакомились с ребятами, подружились с Валей (актёр Валентин Ганев – прим.авт.) Встречались с ним потом в Болгарии, будучи на гастролях. В общем, самые тёплые остались воспоминания…

-Композиции «Истина» и «Нам нужен мир» были частями крупной формы «Век № 20», или я ошибаюсь?

-«Нам нужен мир» была финалом этой сюиты – «Век № 20», на слова замечательного поэта Наума Олева, к сожалению, уже ушедшего из этого мира. Песня «Истина» была сама по себе, довольно долго, несколько лет подряд открывала наши концерты как “intro”. Она была изначально длиннее, но потом её сократили. У нас вообще была тенденция играть длинные вещи, все уже начинали умирать от скуки…

-Я бы не сказал. Слушая «Автограф», как и многие, от скуки не умираю. Даже на длинных вещах…

-Спасибо! (смеётся)

-А чем сейчас занимается Леонид Макаревич? Преподаёт?

-Он преподаёт и играет в оркестре, который раньше был оркестром радио и телевидения, одно время им руководил Мурад Кажлаев. (Эстрадно-симфонический оркестр Гостелерадио имени Ю. В. Силантьева – прим.авт.) Они пишут фонограммы, участвуют в съёмках и так далее, и Лёня там играет.

-Его сочинение «Разговор с Леонардо да Винчи» «Автограф» тоже исполнял?

-Да, исполнял. Это была клавишно-фортепианная пьеса, мы её играли вначале как отдельный инструментальный номер, а потом она стала как раз частью «Века № 20». Точнее, не полностью, а её главный фрагмент. Лёня её придумал, кстати, очень красивая музыка, спасибо, что напомнили. Хочу в свою очередь напомнить Вам, что Лёня замечательный пианист, закончил консерваторию, был лауреатом Международного конкурса. У него была дилемма – стать классическим музыкантом или, соответственно, выбрать «Автограф». Как Вы понимаете, решилось в пользу «Автографа». Его способности именно как пианиста, а не клавишника, полностью были реализованы в этой пьесе.

-Будут ли ещё совместные проекты у вас, участников «Автографа»?

-Тешим себя надеждой выпустить антологию, ведь было сделано очень много записей, которые не дошли до слушателя…

-Если честно, давно пора…

-Да, конечно, но всё время то одно, то другое, и так далее…Поэтому хотелось бы надеяться, что это самый интересный и, наверное, важный проект. Что касается совместного музицирования – я не знаю, возможно, к этому будут приурочены какие-то события. Как бы в планах ничего нет, но жизнь всё равно идёт своим чередом, и каждый день приносит новости, в том числе и приятные (смеётся). Наш тур 2005 года, выступление у Стаса в Зелёном театре в 2012-м году – всё это было абсолютно спонтанно, не запланировано. Поэтому, если будет что-то интересное — почему нет? Мне кажется, наш опыт 2012 года (мы репетировали всего неделю) показал, что всё было вполне достойно. Будем надеяться, что мы были на сцене друг с другом не последний раз. Единственное, всё-таки характерной чертой «Автографа» всегда был уровень, качество, нам не хочется что-то делать исключительно из ностальгических соображений. В этом плане лучше просто повидаться, посидеть, пообщаться. А если уж выходить на сцену, что-то делать, то надо делать это по-настоящему!

Фото на сайте http://corsairs-bay.ucoz.ru/forum/24-569-1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.