На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Австрийская коммуна в Казахстане

Уникальный исторический факт стал доступен казахстанским ученым после того, как был открыт доступ в Президентский архив Казахстана. Оказывается, в Кызылординской области в 20-е годы существовала одна из первых в РСФСР австрийская сельскохозяйственная коммуна. Называлось это уникальное предприятие, просуществовавшее около двух лет, «Ульфельд». Уль – это фамилия ее руководителя, фельд, в переводе с немецкого, — поле.

Коммуны – добровольные трудовые объединения — в первые годы советской власти не были редкостью. И среди советских граждан, и среди иностранцев находилось немало мечтателей, которые желали строить общество будущего.

В 1922 году при Совете труда и обороны РСФСР была создана постоянная комиссия (КОМСТО), которая занималась вопросами иммиграции и эмиграции. Она действовала до января 1927 года. За эти пять лет через нее прошло более 420 тысяч коллективных и индивидуальных заявлений, но разрешения на въезд в СССР получили только 10 676 человек из разных стран. А если учесть, что в стране «победившего социализма» было много своих энтузиастов, желающих строить прекрасное будущее, то будущих «коммунаров» оказалось немало. Однако, на мой взгляд, даже те, кто тогда стоял во главе молодой страны, плохо представляли себе, каким должно быть это прекрасное будущее, а будущие коммунары — и куда они едут.

Самый главный энтузиаст построения нового общества В.И. Ленин высоко ценил помощь иностранных граждан отсталому сельскому хозяйству России и в целом стране. С другой стороны, это был хороший повод для пропаганды идей социализма, первого пролетарского государства и мирового коммунистического движения. Не зря известный английский писатель Герберт Уэллс назвал В.И. Ленина «кремлевским мечтателем». Правда, книга, написанная в 1920 году, называется многозначительно — «Россия во мгле». Некоторым зарубежным гражданам казалось: если иностранные коммунисты рвутся в тогдашнюю Россию, значит, эта страна пользуется популярностью и заманчива для простых людей и бизнесменов, как кажется многим нынешним эмигрантам, что за границей их ждут блины, намазанные медом. Отряды эмигрантов в 20-е годы тоже постоянно пополнялись.

Коммуну «Ульфельд» в Казахстане создали тоже энтузиасты — австрийские рабочие, большинство из них считали себя настоящими коммунистами и стремились приблизить светлое будущее человечества. В 1925 году некоторые члены компартии Австрии решили помочь строить социализм нашим коммунистам, но австрийское правительство запретило выезд, более того, арестовало бушующего руководителя коммуны. Тогда рабочие вышли на демонстрацию протеста и перегородили улицы тракторами. В результате коммунисты получили добро на выезд, а их «вождя» Карла Уля освободили. Теперь ничто не мешало этим «мечтателям» отправиться в страну, борющуюся за всеобщее равенство.

Советское правительство направило эту коммуну в Казахстан, в местность Сабалак, что недалеко от Кызылорды. Но туда из 480 членов коммуны в разное время прибыло только 196 человек. Другие, по разным причинам, или остались дома, или довольно быстро уехали из пустынь пусть и Южного, но все-таки Казахстана с его резко континентальным климатом. Как нарочно, та зима оказалась особенно морозной, а переселенцы из мягкого климата Центральной Европы не привыкли ни к лютым морозам зимой, ни к песчаным бурям весной и осенью, ни к жуткой летней жаре. Но самое главное – они столкнулись с неустроенностью и бесхозяйственностью. На отведенном под коммуну участке не было ничего: ни жилья, ни хозпостроек, ни элементарных бытовых условий. Все нужно было начинать с нуля на сумму около 61 500 рублей, а также 2 800 рублей наличными. Австрийцы понимали, что с такими средствами нормально обустроиться невозможно, но надеялись на помощь местных властей и правительства республики. И в самом деле, как свидетельствуют архивные документы, коммуна выживала, в основном, за счет спонсорства и правительства Казахстана. Так, постройка жилища обошлась коммуне в 64 000 рублей. На покупку бывшего совхоза ГПУ, от которого впоследствии никакого дохода не было получено, ушло 20 000 рублей. Расходы на необходимый инвентарь для обработки земли, мелиоративные работы и питание коммунаров составили более 20 000 рублей. Руководство коммуны все-таки решило вызвать из Австрии оставшихся там коммунаров, хотя денег на это у членов коммуны не было.

В архиве есть ответ Председателя КОМСТО Смольянинова. 14 июля 1926 года он написала Карлу Улю: «Въезд второго транспорта на территорию СССР разрешен, но визы в полномочном представительстве СССР в Австрии будут выданы лишь в том случае, если представленная Вами группа будет действительно иметь:

а) машинного оборудования на 30-35 тысяч рублей;

б) средств на переселение людей, их содержание в дороге — 25 тысяч рублей;

в) наличных денег на содержание людей в течение 8-ми месяцев в Кзыл-Ординской области — 30 тысяч рублей. Итого — 80-85 тысяч рублей».

Тогда председатель Совета народных комиссаров Нурмаков направил в Москву и Вену телеграммы, в которых он просил ускорить въезд в Кзыл-Орду второго транспорта согласно представленному списку, что давало коммуне возможность своевременно провести ирригационные и полевые работы. Глава Правительства Республики подчеркнул, что «второй транспорт субсидируется австрийским правительством машинами и деньгами в сумме 80 тысяч рублей».

В результате 62 членам коммуны во въезде было отказано, а приехать на место поселения смогли только члены семей тех, кто приехал раньше.

И все-таки коммунары «Ульфельда» два года занимались сельским хозяйством, животноводством, работами в мастерских, обустраивали жилье. Их деятельность тогда вызвала большой интерес. Только с 1 мая по 15 июня 1926 года коммуну посетили 1379 человек, в том числе педагоги, агрономы, врачи, иностранные делегации, репортеры. Словом, агитация и пропаганда социалистического способа хозяйствования развернулась на полную катушку. Похоже, только для этого все и затевалось.

Но финансовая обстановка в коммуне уже через год стала катастрофической. Поэтому 2 февраля 1927 года СНК КССР принял постановление об утверждении операционного плана коммуны «Ульфельд» на 1927 год в размере 285 га на основном участке и 30 га в бывшем совхозе ГПУ. Для практического осуществления этого плана было признано влить дополнительные средства в размере 36 500 рублей. Здесь же было принято решение, учитывая задолженность перед КОМСТО, о выдаче коммуне долгосрочного кредита — 60 000 рублей, безвозвратного пособия — 60 000 рублей и срочно отпустить на пропитание 10 000 рублей.

Но и это решение уже не могло помочь. 26 марта 1927 года общее собрание коммуны принимает резолюцию, где говорится, что члены коммуны не сумели победить объективные и субъективные трудности, «поэтому находит нецелесообразным дальнейшие финансовые затраты со стороны правительства КССР на сохранение коммуны. Поэтому общее собрание просит его принять меры к роспуску коммуны. Одновременно общее собрание выражает наилучшую пролетарскую благодарность ВКП(б) и советской власти за оказанную до настоящего времени материальную и моральную помощь и просит дать возможность членам коммуны остаться на территории СССР».

В чем же причины провала экспорта революционной поддержки молодой советской республики со стороны Австрии?

Во-первых, абсолютное большинство коммунаров (88%) были рабочими или интеллигентами, не имеющими опыта ведения сельскохозяйственных работ.

Во-вторых, в коммуне царила организационная неразбериха, отсутствие плановости в работе. На общих собраниях были постоянные разборки, придирки друг к другу по мелочам, присутствовало неверие в свои силы, имели место нарушения трудовой дисциплины, попытки сбежать из коммуны.

В-третьих, одного старания и веры в светлое будущее было мало, нужно было четко организовать производство, увлечь людей на достижение высоких результатов, а руководство коммуны оказалось неспособным на это. Неслучайно местные органы даже пытались направить для работы в коммуну опытных агрономов и партийного организатора.

И, наконец, в-четвертых. Эту причину озвучило бюро горкома ВКП(б) от 25 октября 1926 года, где было отмечено, что тяжелое положение коммуны создано враждебными советской власти элементами, которые всеми мерами расходовали средства и материалы не по назначению, лишь бы сорвать работу коммуны. Не обошлось и «без шпионской деятельности» иностранцев. В интернете опубликовано следственное дело № 5447 на Эрвина Гриля, 1896 года рождения, по национальности немца, прибывшего в Кзыл-Орду вместе с первой партией коммунаров. Якобы он в 1926 году стал агентом венской политической тайной полиции Пфейфером, при вербовке получил 1000 шиллингов и задания по развалу коммуны и проведению контрреволюционной агитации среди рабочих-иммигрантов. Впоследствии Эрвин Гриль был арестован за дискредитацию советской власти и сбор шпионских сведений.

Судьбы других коммунаров сложились по-разному. Когда в 1927 году коммуна «Ульфельд» прекратила свое существование, большая часть их вернулась в Австрию. Некоторые получили разрешения жить в СССР и стали его гражданами. К сожалению, в годы массового террора некоторые из бывших коммунаров были объявлены агентами иностранных разведок и репрессированы. Но до сих пор в городах Казахстана живут дети и внуки тех австрийцев, которые связали свою судьбу с русскими женщинами. Они знают историю коммуны «Ульфельд».

Удивляет только, кому в 1926 году пришло в голову отправить австрийских коммунистов именно в жаркие присырдарьинские пустыни, где тогда существовало только кочевое овцеводство? Рисовые поля появились лишь после депортации из Приморья в Казахстан «японских шпионов» — корейцев. В отличие от «мечтателей» из Австрии, эти «враги народа» в первое же лето 1939 года вручную (!) выкопали 13-километровый канал и начали выращивать поливные овощи и рис. До самой механизации полей эти потомственные рисоводы тоже вручную, как где-нибудь в Китае или во Вьетнаме, сажали рисовую рассаду. Да работали так, что в один из сезонов сразу 12 рисоводов стали Героями Социалистического Труда.

В наши дни рис в промышленных объемах в Казахстане выращивают только в Кызылординской области, конечно же, с помощью специальной техники.

На участке Сабалак сейчас находятся дачные поселки, в которых живут не лучше ссыльных корейцев или бывших австрийских коммунаров как местные жители, так и горожане. Все они пьют привезенную из города бутилированную воду или употребляют грязную из того канала, который выкопали предки корейцев в 1939 году. Прокипятить ее не на чем — в поселке нет газа. Об очередном обещании акима принять решительные меры и благоустроить поселки дачников недавно написала газета «Караван».

Справка. Коммуна сельскохозяйственная — одна из форм сельскохозяйственного производственного кооператива в первые годы советской власти. Кроме коммун, были еще артели, ТОЗы (товарищества по обработке земли), они мало чем отличались. В них, как и в коммунах, обобществлялись все средства производства, землепользование; распределение было уравнительное — по едокам. Создавались эти формы ведения хозяйства с конца 1917 г. бедняками, батраками и рабочими, главным образом, на бывших помещичьих землях; советская власть предоставляла коммунарам хозяйственные постройки, инвентарь, скот. В конце 20-х — начале 30-х гг. коммуны в основном были преобразованы в колхозы.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Один комментарий

  • ФИО

    Автор, а поинтересуйтесь для сравнения — что сделали в 1941г. демократические власти демократической Америки с гражданами Америки японской национальности. Просто поинтересуйтесь этим, чтобы поменьше гадить на историю своей страны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *