На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Залог любви — стиральная машина

В предыдущий Международный женский день в еженедельной итальянской газете «Римский обозреватель» представители Ватикана воспели гениальнейшее изобретение позапрошлого века – стиральную машину.

Оказывается, не феминистки, не демократия, не даже Клара Цеткин и Роза Люксембург, а незамысловатый механизм – вертящаяся бочка с ручками, по мнению представителей католической церкви, сыграл главную роль в освобождении женщин от тяжелого труда — от ручных стирок в речках и ручьях.
У прелестных созданий 19 века освободилось время не только для воспитания детей, но и для революций, митингов и первомайских демонстраций. Не к празднику 8 Марта будь они все помянуты!
Сегодняшним молодым хозяйкам может показаться, что стиральные машины всегда были такими же, какими мы пользуемся сейчас. Но даже ватиканская газета в конце статьи напомнила, что первые агрегаты появились именно в Германии в далеком 1767 году. Они были очень простыми — всего-навсего деревянный ящик с подвижной рамой. Раму качали или дергали, вода двигалась — белье стиралось. Если вспомнить, сколько труда требовалось женщине, чтобы содержать в чистоте одежду, особенно, детскую, и постельное белье, то и такой ящик казался чудом техники, а мужья, придумавшие его для жен, вошли в историю.

Сотрудники Тульского музея — усадьбы Л.Н. Толстого в Ясной Поляне часто устраивают интереснейшие выставки в доме деда писателя князя Волконского. Глядя на белоснежное старинное здание, не сразу догадаешься, что когда-то в нем размещалась ковровая фабрика и другие мастерские, жили крепостные мастера и прислуга, в том числе, обслуживающие «княгинюшек» и «графинюшек» прачки. Ни водопровода, ни тем более электричества в усадьбе не было при жизни Великого Льва в Х!Х веке, и даже в начале ХХ в. воду привозили в бочке из речки или из колодца, но стиральная машина тогда уже существовала – тоже нечто вроде бочки.

— Как же она работала, если электричества в доме не было? — удивляются мои маленькие гости из Казахстана, после прогулки по Ясной Поляне рассматривая в буклете фото бочки на ножках с каким-то колесом сбоку.
— Наверно, мужик рядом стоял и крутил колесо, — предполагает ровесник гостя, внук «принимающей стороны». – А может, какой-нибудь деревенский Филиппок ручку вертел? Белье болталось в воде и становилось чистым. Интересно, а мыло у них было?

Мальчишки оказались не очень далеко от истины: они почти правильно угадали принцип действия агрегата. В бочку наливали горячую воду – вон на фото печурка с котлом рядом стоит! Иногда для нагрева воды в бочку бросали раскаленные камни. Потом подливали щёлок или настой травы-мыльника, растворяли и мыльную стружку, бросали в раствор деревянные шарики, закладывали туда же белье и крутили колесо. Шарики прыгали в воде и терли ткань. В некоторых моделях машин (а их к концу Х!Х века изобретатели придумали около 2000 видов) роль шариков выполняли крестовины на дне или в крышке агрегата, как в деревенских маслобойках. Были и стиралки, похожие на современные, — бачки с дырками, в которые закладывали белье. Они бултыхались в воде уже при помощи мотора. Но Лев Николаевич отставал от технического прогресса. Сам он, конечно, не стирал, прачки дорогую машину боялись испортить. Подаренная кем-то из агентов машина чаще стояла без дела. Для стирки в усадьбе были прачки.

Слушая споры мальчишек, я сразу вспомнила забытое слово «щёлок», впервые услышанное в послевоенной донской станице. Мои тетушки ждали нас, гостей из неизвестного им Казахстана, и приготовили прямо на огороде, в подобии душевой кабины, сплетенной из лозы, ведра с настоем золы. Это и был тот самый щёлок. Делали его из сожженных «будылок» — стволов подсолнуха или кукурузы. После недели в поездах, с пересадками в крупных городах, всем нам, гостям, требовалась хорошая баня, а одежде – стирка. В кабинках мамы отшлепали нас дубовыми вениками – мы стали чистенькими, розовенькими, а наши волосы, вымытые щёлоком, — блестящим, пушистыми. Просто шелковыми!

Потом мама и ее сестры стирали вручную наши одежки и полоскали их в ручье, протекающем рядом с огородом.Там же мы впервые увидели приспособление для глажки – рубель. Такую фигурную дощечку с поперечными насечками. Это чудо техники катали по намотанным на скалку простыням, полотенцам и даже по рубахам – разминали полученные при стирке складки. Утюги и стиральные доски у хозяек до войны существовали, но, как объяснила бабушка, «их жулики — румыны в войну уперли». Эти представители европейской цивилизации, отступая, тащили у «диких хуторян» все, что плохо лежало.

— А вон отжималка! – радуется малыш, увидев на фото в буклете два соединенных резиновых валика. – У нас такая была от старой машинки! Брат на ней гравюры печатал, когда в художке учился.

А воду где брали? Наверно, из прудов ведрами носили? Или вон в той бочке привозили на лошади?

Во время следующего похода в Ясную задаем вопрос экскурсоводу. Оказывается, воду и возили из речки и прудов в бочке, и носили ведрами из колодца. Летом, в хорошую погоду белье стирали тоже в одном из прудов или в речке Воронке: ткань ведь легче носить туда, чем ведра с водой обратно.

Большая стирка обычно сопровождалась купанием в речке Воронке. Семья была большая. Детей внуков, а потом и правнуков Толстых и Кузминских (сестры Софьи Андреевны), иногда собиралось в Ясной больше двадцати. Всех мыть и обстирывать приходилось. Без бани и прачечной не справиться! На Воронке была устроена особенная купальня для малышей – большой деревянный ящик. «Графинюшки» сначала сажали в него самую толстую нянюшку, чтобы она согревала прохладную проточную воду своим теплым телом. Потом в ящик забирались самые маленькие «графьята». Об этом написала в мемуарах любимая старшая дочь писателя Татьяна Львовна Сухотина. По ее словам, детей стали купать каждый день и менять постельное белье только тогда, когда в усадьбе появилась няня – англичанка. Молоденькой барыне Софье Андреевне некогда было этим заниматься. Она то ходила беременная, то рожала и кормила очередного малыша. (К ее великому горю, из 16 детей выжили только 8). Да и зачем, если в усадьбе было полно прислуги!
Сам Лев Николаевич, когда жил в Москве, в своем доме в Хамовниках, в полушубке и в валенках ходил в городские бани с собственным тазиком и берёзовым веником. Отчасти поэтому он так любил свою Ясную, с ее парком, с прудами и речками — там он жил свободно. Только работа в библиотеках и архивах и держала писателя в столице, а вовсе не прачечные и бани.

Крестьяне зимой своих ребятишек мыли и лечили от простуды прямо в натопленной русской печи, застеленной соломой. Летом к их полному удовольствию тоже были речки и пруды. Поездки барчуков в телеге к речке были любимым развлечением всех детей. Прачки в сторонке от купальни полоскали белье, подсушивали его прямо на травке и смеялись чему-то своему. Весело! Но зимой стирать вещи в водоемах было сыро и холодно, особенно полоскать его в прорубях. Вот и приказал Лев Николаевич переделать часть дома своего деда князя Волконского под прачечную и другие хозяйственные нужды. Там же обычно стоял без дела «немецкий стиральный агрегат» и жил обслуживающий его персонал

Наши мальчишки так заинтересовались банно-прачечными делами Толстых, что вечером только о них и говорили. Родители достали с антресолей старые журналы «Наука и жизнь», «Знание-сила», «Техника – молодежи», какие-то папины вырезки, и дети стали под руководством взрослых разбираться в истории стиральных машин. Вычитали, что создателем первой стиральной машины считается Джеймс Кинг из Америки, который запатентовал свое изобретение в 1851 году. По форме она сильно напоминала яснополянский аналог, но при этом имела существенное отличие – ручной привод — тот самый, который «мужик вертел».

Дети узнали, как обошли немцев американские инженеры в производстве больших машин для прачечных, которые устанавливали в подвальных помещениях небоскребов и других доходных домов. Жильцы всего за небольшую плату приходили туда со своими постирушками. Такие эпизоды можно увидеть в первых, еще немых, американских кинофильмах. Обычно в них изображался молодой красивый, но бестолковый холостяк. Он появлялся в прачечной со своим нижним бельем, но не знал, за какой рычаг дергать машинку, какую кнопку нажимать, где взять мыльные стружки и в какую дырку совать монетку – плату за стирку. На его счастье, в подвале с книжкой в руках ждала окончания своего постирочного процесса юная красотка с техническими наклонностями. Начиналась консультация, плавно переходящая в страстную любовь. Вот вам и бесплатная реклама! После такой «фильмы» ни один самый малограмотный крестьянин не перепутает маслобойку со стиралкой, как это случилось однажды на заре ХХ века в Российской империи.
Первые в Европе небольшие домашние стиральные машины начали производить в Германии примерно в то же время, когда Софья Андреевна Толстая приобрела модный механизм (или ей подарил его кто-то агентов фирмы). В 1908 году партию таких машин немецкая фирма, ранее выпускавшая маслобойки и сепараторы, завезла в Россию новую технику, не особо озаботившись изменением внешнего облика машин. А может, практичные немцы выдали за новинку нераспроданные ранее экземпляры маслобоек? Да и что там менять-то было? Крестовину, которой все равно что крутить – сливки или белье в железной бочке? Агенты успешно распродали по селам и аулам неизвестные покупателям стиральные машины как маслобойки. Ведь Сибирь и казахские степи тогда славилась своим «датским маслом», хотя делали его и скупали в наших краях, а продавали в российских и даже зарубежных городах под видом импортного. Стиральные машины местные производители быстро раскупили и… стали сбивать в них масло.

К тому времени было придумано много разных приспособлений для стирки, да и для сбивания масла тоже. Среди них встречались очень удачные новинки. Например, американец из Калифорнии разработал для золотоискателей устройство, которое могло стирать сразу уйму белья — от 10 до 15 рубашек или маек. Вращали ее «активатор» 10 мулов, а сам человек никаких усилий не прилагал, только вовремя кормил ушастый мотор. Так появилась первая в мире прачечная общественного назначения.

Считается, что в США изобретатель Уильям Блэкстоун был первым человеком, который наладил серийное производство стиральных машин. Первую конструкцию он подарил жене на день рождения. А после этого он начал продавать стиральные машинки по цене 2,5 $ за единицу. И тут же нашлись подражатели безнесмену. Промышленное предприятие, которое было основано Блэкстоуном, продолжает функционировать и сегодня. Конечно, в прачечных этой фирмы работают стиральные машинки, лишь внешне напоминающие бочки. Инженеры с тех пор напридумывали много полезных добавлений к основному агрегату.

Когда в начале 20 века за рубежом индивидуальные стиральные машины появились на рынке, то многие семьи уже могли приобрести для себя эту чудо-технику, поэтому общественные прачечные стали повсеместно закрываться, так как их услуги перестали пользоваться спросом и приносить доход. Прачки вынуждены были искать другую работу. В европейских городах все реже можно было увидеть стоящих в воде или на мостках женщин, стирающих белье. Как когда-то в Англии прядильные машины вытеснили ткачей, так и стиральные машины в Европе, в Штатах, а кое-где и в Азии быстро заменили прачек. Они остались только на картинах художников, запечатлевших тяжелый женский труд, и стоят в виде скульптур там, где когда-то полоскали белье измученные женщины.

В 1908-ом году произошло еще одно событие, обозначившее новую эру в производстве техники для стирки – в мире появилась первая стиральная машина с электрическим приводом. Её изобретателем стал Альва Фишер, житель США. Именно он и заменил ручной привод электрической тягой. В результате этого стирка перестала быть столь утомительным процессом.

Разразившаяся в 1914 году Первая мировая война и последовавшие за нею события изменили мир. Заводы стали выпускать совсем другую продукцию – убивающую людей, а не облегчающую их жизнь, поэтому массовое производство столь необходимых людям агрегатов началось лишь после второй мировой войны. И опять впереди планеты всей были американцы. Только небольшие домашние машинки по-прежнему выпускали немцы.

Первые стиральные машины в СССР появились в квартирах в 1925 году и только у очень важных персон. Поставляла их заграница. Первым советским заводам по изготовлению отечественных стиралок стал Рижский завод РЭС. Продукция прибалтийских заводов в то время пользовалась большим спросом и уважением из-за качества. Говорили, что «рижанку» скопировали со шведского образца, за что ее особенно ценили и в прямом и в переносном смысле. Надежная, она стоила в 1950 г. шестьсот рублей при себестоимости в полторы тысячи (остальное заводам доплачивало государство).

Рядовым гражданам крайне сложно было купить машину: надо было стоять в очереди от трех до пяти лет.
После того как простейшая конструкция стиральных машин была опробована и отлажена, многие предприятия взялись за выпуск похожих друг на друга бытовых приборов. Как правило, их делали на оборонных предприятиях как товары народного потребления. Был такой народнохозяйственный план для них: выпускать товары для населения. Как говорили, «утром ракеты, вечером – стиралки и пылесосы». В нашем регионе на ПЗТМ, например, делали кастрюли – скороварки. Продукция оборонных заводов обычно отличалась отменным качеством. В столице Казахстана выпускалась своя стиральная машинка, естественно, «Алма-Ата». А были еще ее сестры: «Ока», «Вятка», «Урал», «Сибирь», «Заря». Все они были конструктивно схожи и отличались разве что цветом бака в виде бочки с верхней загрузкой.

Только в конце семидесятых в СССР впервые появилась стиралка «Вятка – автомат». Она выпускалась в Кирове по лицензии известной итальянской фирмы «Марлони-проджетти». Это была точная копия изделий фирмы, а по множеству функций – настоящий робот. Стоила эта машинка гигантских денег -четыре месячные зарплаты. Недостаток у нее был один — из-за большой нагрузки проводка в старых зданиях могла не выдержать, нагреться и загореться, что иногда и случалось. Но некоторые стиральные машины работают и поныне, особенно в домах и квартирах пенсионеров.

А потом… «пришли другие времена, взошли иные имена»…И не только стиральных машин. Где ты, отечественная бытовая техника?

Сейчас все разнообразие стиральной техники можно увидеть в частном американском музее в г. Итоне, в штате Колорадо. Владелец музея Ли Максвелл долгие годы собирал стиральные машины, выпущенные в начале 20 века. В его коллекции насчитывается 600 агрегатов. Большинство их восстановлены и приведены в рабочее состояние.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *